16+

Лесника нужно вернуть в лес

Этим летом все проблемы лесной отрасли стали особенно очевидны. Во Владимирской области лесные и торфяные пожары прошли на площади в 30 108 гектаров, что в 82 раза больше, чем в пожароопасный период прошлого года.  Зафиксировано 1149 очагов возгораний. Их число возросло в 4 раза.

Интервью, которое дал «Призыву» заместитель директора департамента лесного хозяйства Константин Алексеев накануне Дня работника леса, стало первым после снятия режима ЧС в регионе.

– Константин Сергеевич, какие уроки следует извлечь из печального опыта? Государство должно вернуться в лес?

– Однозначно. Мы говорили и буквально кричали об этом в момент подготовки нового Лесного кодекса. Ученые, лесоводы, практики и теоретики лесного дела – все говорили о том, что кодекс в таком виде принимать нельзя. То, что мы сейчас пожинаем, – это результат того, как отнеслись наши законодатели к созданию столь важного документа. То, что в него уже внесено много поправок, показывает, что документ был сырой. Он и теперь остается далеким от совершенства. Но мы люди государевы и обязаны работать по-государственному. Проблемы какие? Лесника надо вернуть в лес. Первый удар должен на себя принимать специалист – лесник, лесовод, лесной пожарный, который знает тактику тушения лесных пожаров, с какой стороны подойти к торфяному загоранию, как пустить встречный пал и многое другое. Финансирование нужно осуществлять на достойном уровне, разобраться с наполнением структур, отвечающих за тушение современной техникой. У нас пожарные машины, трактора 90-х годов, держатся на честном слове. Разрушена система тушения лесных пожаров – вот результат.

– Лесную охрану в регионе сократили вчетверо. Как работали в таких условиях лесничества и лесопромышленные предприятия в пожароопасный период?

– Лесники – люди опытные. Знают, если пришла беда – надо мобилизоваться, привлечь дополнительные финансовые силы, технику, людей. Директора филиалов не смотрят на то, чьи это территории: арендные – не арендные, земли сельхозназначения или земли запаса. Все прекрасно знают, если не потушить пожар в зачатке на любой территории, он придет с гораздо большими бедами, в том числе и в лес.

На высочайшем уровне была организована охрана лесов в Курловском ЛП. Рязанская область подпустила нам многокилометровый пал. Ребята несколько недель спали по 2-4 часа в сутки, организовывали встречный пал, работали на территории Рязанской области, чтобы не пустить огонь в наш регион. Могу фамилии назвать. Это лесничий Юрий Сучков и директор филиала Сергей Городецкий. В Вязниковском районе огромный фронт пожаров шел со стороны Ивановской области. Чтобы предотвратить беду, сначала тушили огонь там, потом в Гороховецком военном лесничестве. При создавшейся ситуации никто не разделял полномочий. Все занимались ликвидацией очагов. Хочется отметить руководителей лесного хозяйства Вязниковского района Татьяну Володину и Николая Дмитриева, Петушинского – Евгения Зотова и Григория Каверзу, Киржачского –  Татьяну Бондареву и Дениса Лещева, Судогодского – Евгения Малышева и Ивана Андреева, Гороховецкого – Вадима Дмитриева и Алексея Парфенова, Ковровского –  Василия Лягоскина и Андрея Каширского.

– Почему же в Меленковском районе сгорели Каменка и Южный? Жители рассказывают, что лес начал гореть еще в мае. Неужели ничего нельзя было сделать?

–  Верховой пожар – это страшная беда. Когда пожар идет с гулом реактивного самолета и со скоростью 60-80 метров в секунду, его даже остановить не просто, уж не говорю о том, чтобы потушить… Там оказался арендатор, не подготовленный к таким масштабным мероприятиям по тушению –  ООО «Владимирский ЛПК». Кроме них там усиленно трудились специалисты Меленковского филиала, еще один арендатор – СПК «Илькино». Одну из территорий прикрывал Владимирский ЛПК. Именно оттуда и убежал этот пожар.

Давать оценки – не моя задача. Этим занимаются Россельхознадзор, прокуратура, УВД. Несколько недель ведется расследование. Предприятие ссылается на нормативы –  требования к охране и защите лесов. Мы считаем, что они заниженные. Кроме того, когда случается крупный лесной пожар, надо смотреть не на нормативы, а на привлечение дополнительных сил и средств.

– В Гусь-Хрустальном районе к обводнению торфяных залежей привлекли военных. Своих сил и средств было недостаточно?

– Это территория Национального парка Мещера. Леса находятся в ведении Министерства природных ресурсов и экологии РФ. Тем не менее, координацией действий по тушению лесных пожаров занимался и департамент лесного хозяйства в лице директора Николая Белоусова. Огромные усилия приложили начальник Главного управления МЧС России по Владимирской области Сергей Мамеев и глава района Николай Грушко.

Разобщенность – еще одна беда. У нас есть леса Министерства обороны, особо охраняемые природные территории, которые подчиняются Министерству природных ресурсов, муниципальные леса, насаждения на землях госземзапаса, за которые должны отвечать органы местного самоуправления, но они не хотят даже структуру там создавать. По большому счету, отношение складывается такое: раз лес – значит, забота департамента лесного хозяйства. Мы не делим ответственность, идем тушить, а потом уже разбираемся, хотя должны заниматься лесным фондом администрации Владимирской области.

– Будут ли возмещены затраты лесопромышленных предприятий на тушение пожаров?

–   Николай Белоусов встречался с новым руководителем Федерального агентства лесного хозяйства Виктором Масляковым, рассказал о затратах, которые понес областной ГУП. Расходы на тушение составили 58 миллионов рублей. Возможно, они возрастут, ведь пожароопасный период еще не закончился. В связи с тем, что выдался такой аномальный год, запланированные по первоначальным субвенциям 4,5 миллиона закончились еще в конце мая.

Дополнительно мы добились выделения субвенций из резервного фонда Федерального агентства лесного хозяйства – 12 миллионов рублей. Направили письмо о выделении 16 миллионов из областного фонда ликвидации ЧС. Надеемся на положительное решение. Пересмотрели свои статьи расходов. За счет этого планируем перекрыть затраты на 10 миллионов. Кроме того, область передала нам 12 авторазливочных станций. Мы уже начали использовать их на пожарах.

– Какие меры будут предприняты по восстановлению лесов?

–  Объем работы предстоит огромный. Сейчас филиал Российского центра защиты леса занимается обследованием «горельников», только в июне закончили учет ветровалов. Обследование и оформление документов займет несколько месяцев. Принято решение начать с ликвидных участков, где можем вернуть лес в лесохозяйственный и промышленный оборот. Это преспевающие, спелые, перестойные леса. Арендаторы обязаны сделать обследование за счет собственных средств и представить изменения в проект освоения лесов. Остальные леса в соответствии с ФЗ-94 будут выставлены на торги.

Все пройденные пожарами лесные участки будут вовлечены в процесс лесовосстановления. Мы обязаны оценить масштабы повреждений, провести лесопатологические обследования, запланировать санитарно-оздоровительные мероприятия, рассчитать объем посадочного материала, увеличить посевные площади, приступить к строительству дополнительных теплиц. Думаю, это растянется года на три.

Елена Щукина

Просмотры: