16+

Кликни – а в ответ тишина! Интернет-технологии заменяют чиновникам реальное общение с гражданами?

Об Александре Максимовиче Зайцеве, участнике Великой Отечественной войны из Гусь-Хрустального, с минувшей недели говорят в прошедшем времени. Он умер в своем доме, в окружении близких людей. По невероятному стечению обстоятельств журналист «Призыва» был одним из последних, кто застал его в живых. Хотя в этом доме ждали с большей надеждой представителей не четвертой власти.

Ничего не просил

Александру Максимовичу было 85 лет. Внучка Светлана услышала о смерти деда на работе. Сожалела о том, что не успел попрощаться с ним второй сын. И откровенно горевала, что не удалось помочь деду выполнить его просьбу к власти.

– Теперь ему уже ничего не надо, – говорил сын, глядя на умирающего отца.

Из обращения внучки Александра Максимовича (ноябрь прошлого года) – Светланы Лушиной к депутату Законодательного Собрания от Гусь-Хрустального: «Дедушка проживает … в собственном доме, построенном на свои средства в 1960 году. Удобств, кроме природного газа, в доме нет, ближайшая водопроводная колонка расположена в 500 метрах от дома. По состоянию здоровья он уже не в состоянии самостоятельно себя обслуживать. Никаких льгот и просьб к родному государству он не высказывал. Прошу помочь и решить вопрос с улучшением жилищных условий для моего деда».

Мы пришли в дом к Александру Максимовичу в его последний понедельник. Разбирали с родными награды, фотографии. Тут и выяснились интереснейшие факты из биографии нашего земляка, не имеющего к родному государству ни просьб, ни требований.

На войну он ушел в 1943 году и служил на Дальнем Востоке. Был и стрелком, и десантником. До 1949 года оставался в рядах Вооруженных Сил.

В Великую Отечественную Александр Зайцев был пятым членом своей семьи из числа мобилизованных. Вместе с ним встали под ружье отец и три брата. Самого младшего не взяли по причине малолетства. С фронта вернулись двое – он и отец. Один брат пропал без вести, двое погибли. Военная служба не обошла стороной и деда Александра Максимовича: тот участвовал в первой мировой войне, был под ружьем в гражданскую. В семейном архиве хранятся дореволюционные фотографии родни Зайцевых. На одной – дед с тремя георгиевскими крестами на груди. Но эти награды в семье не сохранились – герой решил обезопасить себя и в 30-е годы прошлого века отдал награды местному священнослужителю.

Младший сын Владимир достает орден Отечественный войны второй степени отца и его боевые медали. Он получен во время боевых действий в японской войне, в Маньчжурии. По словам сына, Александр Максимович спас знамя полка и своего командира. Но фронтовик был не любитель долгих и ярких рассказов о Великой Отечественной.

– Он никогда не ходил в школы, чтобы рассказать детям о войне. Не любил эту тему. У него такой характер – надеяться только на свои силы, только на самого себя, никого не тревожить. И ни от кого ничего не ждать. Он даже в автобусе ездил за деньги, хотя имел право на бесплатный проезд. Ему так было проще. А раньше и пешком шел, если в кармане «пятачка» не было. Но и врачи ему рекомендовали ходить больше. Он страдал полиартритом.

Заходите к нам, но в Интернет

Под окном у Зайцевых была колонка. И проводить водопровод не видели смысла: под рукой ведь вода. И даже страдали от такого соседства: вечно ручьи лились от колонки в огород и к дому. Но лет 10 назад она сломалась. Стали ходить за водой на соседнюю колонку, метров за 400-500. Теперь соседи все с водой: провели водопровод. И в последнее время Александр Максимович и родственники обращались к ним: за 10 рублей покупали два ведра. Питьевую воду привозили дети.

Он старался не стеснять просьбами и врачей, говорят родные. Хотя перенес 4 инсульта. Светлана Александровна рассказывает, как весной случайно встретила возле дома деда медсестру. Та всплеснула руками от радости:

–  Ой, а здесь есть люди. Мне надо отказ от диспансеризации взять.

–  Я ей объяснила, что здесь дома всегда есть кто-то, дедушка-то у нас лежачий и один не остается. «Постучали бы в калитку», – посоветовала ей. Она даже за порог не зашла, говорит: «Откажитесь от диспансеризации». Я ей возражаю: «Отказываться не будем, приезжайте, делайте анализы, проводите осмотр», – рассказывает Светлана Александровна.

Внучка, по собственному признанию, заставила врачей «скорой» обратить внимание на состояние деда, когда 1 сентября у него подскочило давление. Она же добилась назначения ему лечения. Причем весьма необычным образом: список необходимых лекарств ей диктовали по телефону.

Весной нынешнего года пришли в дом к фронтовику и члены комиссии, обследовавшие жилищные условия. Дом небольшой, но было очевидно, что в категорию тех участников войны, которые претендуют на улучшение жилищных условий, Александр Максимович не попадает. Да ему и не надо было новое жилье, вздыхают родные. Просьба была только одна – помочь с проведением водопровода. В начале апреля получили и ответ из мэрии. Он был кратким и хотелось верить, что и по-деловому расторопным. «Ваше обращение в администрацию муниципального образования город Гусь-Хрустальный рассмотрено с выездом на место. В результате обследования составлены акт и дефектная ведомость, определены затраты на капитальный ремонт дома. По вопросу прокладки сетей водопровода к вашему дому сообщаем, что нами сделан запрос в специализированную организацию. Работы по капитальному ремонту дома будут включены в план мероприятий на 2010 год».

Теперь очевидно, что упомянутый в письме план мероприятий по воле Божьей освободился от еще одного пункта…

Ответ из администрации города заканчивался интересной информацией к размышлению (а вернее: «к сведению») для всех горожан. Думаю, что был стандартным. «В администрации города существует сайт (приводится название. – Авт.), где Вы имеете возможность обратиться к главе города через интернет-приемную, принять участие в обсуждении и народном голосовании по вопросам общегородского значения, а также получить необходимую информацию».

В доме ныне покойного Александра Максимовича Зайцева из всех благ цивилизации есть только свет и газ. Компьютера –  нет. Можно предположить, что чиновники, побывавшие в доме у него и видевшие, как живет участник войны, к сведению просили принять родственников – более продвинутых пользователей ПК, обладателей доступа в Интернет. Стоит только порадоваться за уровень продвинутости «государевых людей»: они не видят жизнь райцентра и общение с горожанами без контактов в сети! Виртуальная реальность, однако, проблему не решила.

Дежурная «забота»

Вспоминаю, как перед 9 Мая глав администраций призывали на очередном заседании в областном центре сделать фронтовикам красиво – помочь с ремонтом жилья тем, кто не претендует на новоселье. Главы привычно отговаривались: денег нет…

Едем по главной улице Гусь-Хрустального. Перед въездом – новенькая стела и цветничок. У светофора в центре – явные признаки присутствия на газонах деятельности садовников-озеленителей и даже некоторые следы ухоженности. Горожанам сделали красиво. Они, правда, не совсем это понимают, и газоны топчут, и на клумбы мусорят. И однозначно сразу не ответишь, лучше стало в городе или нет.

…Бог с ними, с цветочками, но ведь у нас так часто бывает: красиво и хорошо пытаемся сделать всем и сразу, направляем миллионы на общее впечатление, а пару десятков тысяч не находим для более комфортной жизни одного.

–  Да у него же пенсия, ты знаешь, какая?! – парирует мне знакомая. – Он что, сам не мог водопровод сделать?

Злая шутка судьбы в том, что до «вот такой пенсии» он дожил уже тогда, когда оценить, насколько она хороша, был уже не в состоянии. Внучка говорит фразу, которая, кажется, объясняет все:

–  Только два года назад, уже после смерти бабушки, с деньгами стало полегче. До этого они экономили, жили очень скромно.

Согласитесь, типичная история. Александр Максимович вообще очень похож на среднестатистического представителя поколения победителей. И отношение к нему было непарадное, а самое обычное: к юбилею Победы – медальку и подарок, к «некруглой дате» Победы – подарочек. Один из таких, «свеженький», так и стоит нераспечатанным. Мы так привыкли, что ветеранам и участникам к 9 Мая обязательно надо принести водки, закуски и шоколада. Эдакий продуктовый набор. Тех, кто его формирует, как-то не смущает, что и возраст-то у фронтовиков уже «не пьющий», и шоколад им вряд ли подойдет. Но традиция!

Казалось бы, что стоит пересмотреть ее?! И в сельских поселениях, там, где главы знают каждого фронтовика, так и происходит. В дом к ним в горе и праздники приходят не только близкие, но и реальные представители власти. И к сведению принимают, вынимая из сумки блокнот, а не визитку с виртуальным адресом. В городе, пусть даже райцентре, уровень технической информатизации выше, а человек, как оказывается, все дальше и дальше.

Светлана Салатаева

Просмотры: