16+

Братство креста

В воскресенье великое командорство святого Андрея Первозванного ордена святого Иоанна Иерусалимского – оно же мальтийский орден и орден госпитальеров – пополнилось новыми членами: три офицера и одна дама командорства приняли обеты «целомудрия, послушания и добровольной нищеты» в городе Радужный.

Теперь во Владимирской области около 40 госпитальеров, и это много – в остальных регионах, исключая разве что Санкт-Петербург, где расположена российская штаб-квартира ордена, гораздо меньше. Таким бурным приростом командорство бесспорно обязано активной деятельности своего рыцаря Ивана Альгашева. Церемония проходила в интерьерах военно-исторического клуба «Рыцарское копье» – его руководитель Владимир Фомичев уже был посвящен в мальтийские рыцари стараниями все того же Альгашева «за заслуги в воспитании молодежи». Все три новоиспеченных офицера – питомцы фомичевского гнезда.

–  Для меня это было органичным шагом, – рассуждает Павел Медведев, – девять лет я занимался исторической реконструкцией, в том числе и мальтийского рыцарского ордена. И постепенно дорос до сознания, что нужно вступить в действующий орден, чтобы через мощную организацию приложить силы для улучшения ситуации в стране и помощи нашим христианским братьям. Находиться здесь для меня означает большую честь, почет и моральную ответственность.

– В клубе мы не просто восстанавливаем исторические костюмы и участвуем в фестивалях, но стараемся и в обычной жизни следовать заветам и идеалам рыцарства, – говорит Михаил Кашара, – а вступление в мальтийский орден – это вроде признания наших заслуг.

Посвященная дама командорства Ольга Полисадова к «Рыцарскому копью» отношения не имеет – в госпитальеры ее записал Альгашев. «Возможно, из-за моих дворянских корней, – поделилась она, – в любом случае, больших перемен в жизни я от этого не жду, но считаю это этапом духовного самосовершенствования. Мне просто нравится мысль о членстве в этом старинном мистическом ордене».

К нашей стране мальтийский орден (который называется орденом Иоанна Иерусалимского только из-за неточности переводчика: никакого Иоанна Иерусалимского в церковной практике не существует, правильное название – военный гостеприимный орден святого Иоанна Иерусалима, Родоса и Мальты; его небесным патроном значится Иоанн Креститель) имеет странное отношение. Первоначально он был создан для охраны европейских паломников, идущих в Святую землю. В России его укоренил на рубеже XVII и XVIII веков император Павел I, о вменяемости которого до сих пор спорят историки. На местной почве орден просуществовал недолго, формально возродившись только в 90-х годах прошлого века.

Деятельность нынешних госпитальеров в России в целом и во Владимирской области в частности можно деликатно определить словосочетанием «глубоко законспирированная» – то есть если что-то и происходит, то об этом никто ничего не знает. Цели члена ордена до сих пор обозначаются словами первого магистра Раймонда де Пюи: «за веру христианскую да стоит твердо; да придерживается всегда справедливости; обиженным да помогает; угнетенных да защищает и освобождает; язычников и неверных да гонит; да прилежит всем христианским добродетелям; да печется о вдовах и сиротах».

Свои обязанности офицеры и дама командорства представляют также расплывчато, хотя печься о вдовах и сиротах они морально готовы. «Никаких указаний пока не поступало, -объясняет Павел Медведев, – будем помогать страждущим и делать то, что скажет руководство». «Если наметится миссия сострадания и помощи нуждающимся, я приму в ней участие», – говорит Ольга Полисадова. Правда, по окончании церемонии Иван Альгашев произнес речь, в которой помимо традиционных «просвещения и благотворительности» упоминались «воинство Христово», «растление нравов», «возвращение к прошлому» и даже загадочная «национализация государственной собственности во имя Отечества». Также звучали призыв молиться императору Павлу, портрет которого в магистерском облачении стоял на столе рядом с иконой (что вдвойне странно – Павел официально не канонизирован), и обещание за особые заслуги перед Отечеством и верой повысить из офицеров в рыцари. К счастью для веры и Отечества, собравшиеся слушали эту речь без особого благоговения.

– Я надеюсь, что присутствие в ордене заставит меня быть лучше, – говорит Александр Цыганов, который раньше носил мальтийский крест на черной сутане на исторических фестивалях, а теперь надел его и на «светский» костюм, – к тому же с некоторых пор я пришел к христианской вере. Но священникам я не доверяю, зато доверяю мальтийскому ордену, десять веков хранившему верность своему пути, и Фомичеву. Если он что-то делает, то это правильно.

Владимир Фомичев в этом отношении действительно человек рыцарского подхода к жизни. Помимо стандартной клубной жизни реконструкторов – то есть исторических штудий, турниров и выступлений на городских праздниках – «Рыцарское копье» занимается еще и некоторым количеством добрых дел. Например, его члены выезжают в детские дома и показывают там рыцарские доспехи, оружие и умение все это использовать на практике. «Я знаю, что у этих ребят две главные мысли: как бы не обидели старшие и что бы съесть, – делится Александр Цыганов, – а мы помогаем им ненадолго от этих мыслей отвлечься. У мальчишек просто глаза загораются, и мне очень приятно, что я тоже приложил к этому руку».

В общем, теперь госпитальеры из Радужного будут заниматься примерно тем же самым, но не ради личной рыцарской доблести, а во славу мальтийского командорства. За честь, между прочим, недешево плачено: за удостоверяющий посвящение диплом (вроде как присланный из Швеции) и эмалированный крест с позолоченной короной посередине новоявленные офицеры выложили из своего кармана по 2600 рублей.

Марина Сычева

Просмотры: