16+

Хлебопеки ждут окончания истерики на рынке зерна

Цена засухи скоро станет очевидной для всех нас. Жара, повисшая над территорией европейской части страны и приведшая к гибели значительной доли посевов, раскачала ценовые качели на рынке продовольственных товаров. Первыми к прилавкам ринулись люди, лично пережившие голодные годы. И хотя специалисты уверяют, что нет никаких серьезных оснований для паники, представители прежде всего старшего поколения спешат в магазин за крупами, мукой и растительным маслом.

Задача с одним неизвестным…

А ведь четыре года на­зад нечто подобное мы уже переживали. Вспом­ните, как быстро ис­чезла с прилавков соль. Поддавшись необосно­ванной панике, люди смели с прилавков всю соль, переплачивая за нее втридорога.

Понятно, что запа­стись хлебом впрок не получится. Но какие цифры на ценнике бу­лок и караваев ждут нас в ближайшее время? С этим вопросом «Призыв» обратился к Владимиру Шинакову, управляюще­му ОАО «Владимирский хлебокомбинат».

В цехах его предпри­ятия сейчас особенно жарко. И причина не только в том, что солн­це немилосердно печет. Главный хлебопек об­ластного центра показы­вает необычное выска­зывание высокопостав­ленного представителя Российского зернового союза. Тот сделал заяв­ление, которое повергло в недоумение профес­сионалов.

– В газете, представ­ляющей официально правительственный ор­ган, президент зернового союза Аркадий Злочевский, отвечая на вопрос «Подорожает ли хлеб из-за засухи?», приводит такой аргумент: «Доля стоимости сырья в одном килограмме хлеба не больше 9 процентов». Исходя из этого, он де­лает вывод о том, что цены на хлеб не зависят от цен на пшеницу. Это нонсенс! Может быть, его ввели в заблуждение? – предполагает Владимир Геннадьевич.

Технология, исполь­зуемая на Владимирском хлебокомбинате, преду­сматривает совершенно иной расклад, нежели тот, о котором говорит господин Злочевский. В среднем доля муки в себестоимости хлебобу­лочных изделий массо­вых сортов составляет 50 процентов, в высокоре­цептурных сортах – чуть ниже. Но в отдельных видах и выше половины. Мягко говоря, некомпетентное высказывание позволил себе Аркадий Злочевский.

– Сегодня у меня есть основания говорить от имени всех хлебопеков, – говорит Владимир Шинаков. – Ситуация складывается так, что в Вязниках, Александро­ве, Камешкове, Гусь-Хрустальном, Коврове, Кольчугине хлебокомби­наты идут на пределе. За последние недели цены на муку беспрерывно росли и повысились на 3-4 рубля за килограмм. Это очень ощутимо!

… или несколькими?

Хлебопеки говорят об очевидном. Цены на х леб не повышались послед­ние 2,5 года. Но в тот же период пересматривались ежегодно тарифы энерго­носителей, водоснабже­ния, водоотведения, на услуги обслуживающих компаний. Повысились цены на бензин, а соот­ветственно, и на транс­портные расходы. А хлеб продавали по прежней цене.

– Мы изыскивали из­держки и покрывали их за счет имеющих­ся резервов, – говорит Владимир Геннадьевич. – Кроме того, удачно складывалась конъюнктура на рынке. В 2009 году был хороший уро­жай, шло удешевление зерна и муки, поскольку между мукомолами была острой конкуренция. В этом году ситуация диаметрально противо­положная. Уже офици­ально объявлено, что в десятках регионов стра­ны катастрофа с урожаем зерновых: его просто нет. Причем это такие зернопроизводящие регионы, как Оренбург, Саратов, Волгоградская область. Здесь вместо урожай­ности зерновых сейчас подсчитывают много­миллионные убытки. И, естественно, катастрофа с урожаем повлияет на ценовую политику хле­бопеков. Мы не хотим создавать ажиотаж и панику. Не может быть и речи, что хлеб по­дорожает существен­но, но ситуация создает определенные трудности для всех хлебопеков и Владимирской области, и России.

Профессионалы уве­рены: засуха внесет кор­рективы в цены на хлеб. В цепочке зерно – мука – хлеб цены пересмотрели все, кроме хлебопеков. Наш собеседник призна­ется, что пока смодели­ровать ситуацию сложно. Насколько подорожает хлеб, трудно сказать. Истерика на рынке зерна прекратится в середине сентября, когда урожай будет полностью собран и станет ясно, насколько велики зерновые закрома Родины. Как показывала практика, с середины сентября цены на зерно начинали падать. Мы же сейчас переживаем пере­ходный этап – еще есть запасы прошлого года и начало поступать зерно нового урожая.

Кроме того, по завере­ниям высокопоставлен­ных чиновников правительства, сегодня в стране создан большой интервенционный фонд. Но вот парадокс: в по­следние недели звучат самые противоречивые заявления о его объе­мах. Известно, пожалуй, только одно – страна активно экспортировала зерно, и сколько сейчас его хранится в резерве у государства, точно неиз­вестно: одни говорят про 24 млн тонн, другие – 10 и того меньше. А про­гнозы на нынешний год строили самые радуж­ные, тем более что еще в конце июня виды на урожай были отменные.

О хлебе и воде

Управляющий Вла­димирским хлебоком­бинатом считает, что однозначно стоит ждать пересмотра цен на хлебо­булочную продукцию.

– Мы свои резервы исчерпываем, муко­молы уже исчерпали. Рентабельность на на­шем предприятии – пять процентов, сейчас, ког­да дорожает мука, этот показатель сводится к нулю. Невозможно не учитывать и показатели инфляции. Мы неиз­бежно повысим цены на нашу продукцию. Когда – пока неизвестно. Но это произойдет без резких скачков, и увели­чение будет не в разы, а на несколько процентов и поэтапно.

Итак, батон «Дачный», один из самых попу­лярных у покупателей, сегодня стоит 15 рублей. Для сравнения: столько же стоит полтора литра минеральной воды. Но по количеству усилий и участников производства эти два продукта несо­измеримы. Да и список партнеров хлебопеков – аграрии, мукомолы, тор­говые и транспортные организации – впечат­ляет. В цепочке произво­дителей бутилированной воды намного меньше звеньев, а цена – все те же 15 рублей. Очевидно, что много меньшими усилиями достигается значительно больший финансовый успех.

Хлеб не делается из воздуха, и он стал дешев­ле минеральной воды, – горько констатируют парадоксы рынка хлебо­пеки. И сегодня думают о том, как будут выжи­вать. Первые образцы из партий урожая нового зерна пока удручают. Зерно начинает сыпаться раньше, чем обретет все необходимые товарные качества, поэтому му­комолы ломают голову: как из него сделать муку, которая будет годиться в хлебопечении?

Спекуляции на рын­ке муки, как отмечают эксперты, трудно про­гнозируемые. Например, два года назад в марте 2008 года хлебопеки не смогли сдержать цены из-за внезапно подо­рожавшей муки. Сей­час председатели СПК в южных районах России заняли выжидательную позицию. Надеясь не прогадать с ценой, «не проторговаться», они не спешат отгружать зерно. Как бы не дошло до остановки мукомольных предприятий, – предпо­лагают худшее сегодня эксперты.

– Хлеб всегда был боль­ше, чем просто продукт, – уверен Владимир Шинаков. – Это социально значимый продукт, ка­тегория политическая, и от его цены, в том числе, зависит индикатор бла­гополучности общества. Исходя из этого, наше предприятие определило принципиальную пози­цию в стратегии развития: какие бы времена ни переживало общество, мы обязаны снабжать граждан натуральным качественным продук­том. Так было в 1998 году, когда в области оставалось три тысячи тонн зерна, а регионы закрывали свои грани­цы, запрещали выпу­скать муковозы. И мы договаривались со свои­ми партнерами, чтобы решить проблему. Но се­годня ситуация не менее тревожная. И хлебопеки рассчитывают на пони­мание.

Светлана САЛАТАЕВА

КСТАТИ

По расчетам специали­стов, в среднем мы потре­бляем 200 граммов хлеба в сутки. Таким образом повышение на один рубль стоимости килограмма хлеба означает, что в ме­сяц мы будем тратить на шесть рублей больше.

Просмотры: