16+

Такой гуманизм заставляет уповать на Бога

Эта история два года назад всколыхнула Гусь-Хрустальный. Бешено мчащаяся «Хонда» не оставила шансов на жизнь двум мальчишкам на мотоцикле – выпускникам школы и свежеиспеченным студентам. Они скончались на месте ДТП до приезда «скорой».

Стечение обстоятельств

День 23 августа в семьях Максима Староверова и Никиты Шустрова ждут и боятся. Тогда, два года назад, казалось, родителям и детям не хватило всего нескольких часов, чтобы прожить его буднично: взрослые вновь и вновь думают о том, что было бы, если б время изменило бег и хронология событий стала иной.

Мальчишки поехали выручать друга-мотоциклиста, у которого закончились бензин и деньги. А у них было и то, и другое. Они поворачивали от заправки к встречавшему их товарищу. Включили сигнал поворота. Но по двухполоске мчались два авто – «Хонда» и «Жигули» 14 модели. И водитель иномарки почему-то не увидел ребят, не смог ни притормозить, ни объехать их.

Позже в ходе расследования будет установлено, что никаких видимых причин для трагедии не было. Незначительная интенсивность движения, сухой асфальт, отсутствие дефектов на дорожном покрытии, включенный свет фар – детали с места происшествия.

«Водитель Д.  имела объективную возможность обнаружить возникшую опасность, принять все меры для избежания ДТП. Однако она, проявив преступную небрежность, таких мер не приняла. В этой связи доводы защиты о возможности у Д. технической возможности предотвратить столкновение суд находит несостоятельными», -таков вывод суда.  Приговор – водитель должна отбыть в колонии-поселении четыре года и на протяжении двух лет не иметь возможности управлять транспортным средством.

Татьяна Александровна Демидова, бабушка одного из погибших ребят – Максима Староверова, показывает фотографии с места происшествия. Смотреть на покореженное железо больно. Мотоцикл восстановлению не подлежит, капот «Хонды» вздыбился, лобовое окно выдавили подушки безопасности. Нетрудно предположить, какой силы было столкновение. И с большим трудом, честно говоря, верится, что скорость «Хонды», летящей навстречу юношам, по версии следствия, не превышала 60-80 км в час.

Вообще у родственников мальчиков даже сейчас, после вынесения приговора, осталось много сомнений.

Подсудимая меняла показания, отвечая на вопрос: «Где находился муж в момент совершения ДТП?» Вместе с супругом она воспользовалась правом не давать показания. Так и не представлены были в качестве вещдоков подушки безопасности.

В деле есть интересный факт: из «Хонды» в первые секунды после трагедии вышел мужчина и дал емкий комментарий происшедшего:

– Мне по барабану!

Кто это сказал, и какое отношение он имел к ДТП, следствие так и не установило.

«Вместе с ним в авто находилась девушка, которая плакала и повторяла: «Это не я!» – такие свидетельские показания есть в материалах суда. И, по мнению родственников, есть еще факты, вскрытые в ходе следствия и судебного разбирательства, которые заставляют скептически смотреть на факт нахождения Анастасии Д., матери двоих малолетних детей, за рулем.

На встречу с премьером

…Два года назад «Призыв» писал об истории, в которой были похожие главные персонажи. В роли пострадавшего – мама сбитого насмерть мальчика – Эльвира Юскова, жительница областного центра. В роли водителя – молодая женщина. И тогда, и сейчас возмущались убитые горем родственники и таким фактом – нежеланием подсудимых покаяться. И упорством, с которым повторялась представителями защиты одна и та же фраза: «Такое может случиться с каждым!».

– Даже ни разу не пришла к нам, а это – исключительный случай, надо было прийти и покаяться, а уж простили мы ее или нет – наше дело, – говорит Татьяна Александровна Демидова. – «А нам сказали, что вы злые и коварные люди», – услышала я от матери Анастасии. Те, кто хорошо знает нашу семью, утверждают обратное: скорее, в излишней лояльности нас можно упрекнуть, иначе дело не тянулось бы два года.

Бабушка Максима Староверова уверена, что наказание за смерть детей не наступило бы никогда, если бы она не попала на прием к… Владимиру Владимировичу Путину, премьер-министру, лидеру партии «Единая Россия», который 1 октября прошлого года вел прием граждан во Владимире, в своей Общественной приемной.

– Мы к нему обратились с Ларисой Павловной, женщиной, у которой убили сына. Она приехала с огорода и услышала, что 1 октября 2009 года будет прием Путина во Владимире. Поспешили туда.

Разумеется, записаться на прием желающих было много. Но женщин-ходоков пропустили.

–  Когда вошли, Владимир Владимирович вышел из-за стола, пригласил сесть, назвал по имени-отчеству. Первой начала рассказывать Лариса. У нее – истерика… Потом я ему рассказала о своем горе. Мы с ним разговаривали долго, расплакались, конечно. И он ни разу нас не прервал, настолько корректный мужчина, – вспоминает Татьяна Демидова.

Прощаясь, премьер сказал:

–  Я вам очень сочувствую, очень соболезную, горе страшное… Но не переживайте: убийцы ваших детей будут осуждены и будут наказаны все те люди, которые препятствовали расследованию этого преступления.

За решетку идти – нет желания

И действительно – осудили. В феврале нынешнего года Анастасия Д. была признана виновной в совершении ДТП. Подала кассацию. Проиграла. Наконец, 4 мая 2010 года приговор вступил в законную силу. Но оказалось, этого мало.

– До сих пор женщина, признанная виновной, на свободе, – огорошила меня Татьяна Александровна на прошлой неделе.

Анастасии Д. вручили повестку. С ней она должна была на следующий день отбыть в колонию-поселение, что в Кольчугинском районе. Оговорено, что добираться до места наказания она должна была за свой счет. Однако ни 5, ни 6 мая, ни после праздников осужденная к месту наказания не явилась. Родственники погибших обрывали телефоны областного УФСИН. И слышали обещания – отправим ее в понедельник. В понедельник – снова отсрочка. Причина – нет бензина.

– Я им предложила свои услуги: «Давайте приеду во Владимир, куплю бензин, и вы на моем бензине ее заберете!», – рассказывает Татьяна Александровна. – Мне говорят, что так нельзя делать.

–  Когда же вы ее заберете? – вопрошали родственники.

–  Вы не переживайте, она сидеть будет! – услышали в ответ.

– Но уже столько времени прошло! Мы потеряли внука, мы все на взводе, у нас нервная система, как струна – того гляди, лопнет.

…Татьяна Александровна горько констатирует: за последние три недели она освоила профессию сотрудника детективного агентства: приходит на работу Д. и… видит ее – здоровой и на свободе.

–  Как-то раз зашла и еще на первый этаж поднялась, как услышала ее смех, оживленный разговор. Вошла в ее кабинет – она счастливая, довольная, размахивает руками, что-то рассказывает. Увидела меня, опешила, поздоровалась. Я ей ни слова не сказала, развернулась и ушла, – Татьяна Демидова не может сдержать слез, вспоминая эту сцену.

Звонит снова в УФСИН.

– Ездили?

–  Да, ездили, во вторник. Ее не нашли.

–  Как же не нашли, когда я лично видела ее в офисе и дома. Как же не могли найти?!

–  Вы мне позвоните в среду с обеда.

Звонит.

– Ездили, но не смогли ее забрать, не хочет. А мы не имеем права ее принудительно забрать.

В один из дней Татьяна Александровна услышала, что приговор в управлении увидели поздно, только 21 мая. И где колесила бумага все эти дни?

На прошлой неделе она написала заявление в прокуратуру области, возмущаясь тем, что сроки от преступления до реального наказания чересчур длинные!

А я в прошлый четверг побывала в офисе у осужденной. Дверь была закрыта, дамы из соседнего кабинета посоветовали не ждать Анастасию Юрьевну – все в районе, вряд ли приедут. Позвонила в УФСИН. Сотрудник управления Юрий Смирнов очень быстро ответил на мой вопрос:

– Анастасия Д. отправлена сегодня к месту исполнения наказания!

Это было 3 июня – спустя месяц после того, как приговор вступил в законную силу.

Дело закрыто? Вряд ли…

Вернемся к владимирской истории. Водитель-женщина, виновная в гибели сына Эльвиры Юсковой, на суде получила 1,4 года. В колонию-поселение ее забрали из зала суда. Но спустя несколько месяцев осужденная с мужем выбирала во владимирском «Глобусе» новогодние покупки. Системы наказания гуманизируются. Но что остается родственникам, которых сжигают муки утраты? Ничего. Только разговоры: Бог видит, Бог накажет.

Светлана Салатаева

Просмотры: