16+

Луг сгорел, а ирисы остались

На Боголюбовском лугу появится экологическая тропа. Несмотря на то, что памятник природы в этом году значительно пострадал от пожара, редкие растения проявили жизненную хватку. На заповедном лугу уже вовсю цветут сибирские ирисы, занесенные в Красную книгу.

Боголюбовский луг – один из двухсот особо охраняемых объектов нашей области. Многие территории из этого списка до сих пор не имеют паспортов, у некоторых не установлены границы, другие из тех, что в 80-х годах были признаны памятниками регионального значения, прекратили свое существование – ключи иссякли, муравьиные поселения поменяли прописку. К каждому природному объекту необходим индивидуальный подход.

– На Боголюбовском лугу мы планируем проложить экологическую тропу, предварительно проведя ботаническое исследование. Там можно будет проводить экскурсии, – говорит директор областного департамента природопользования и охраны окружающей среды Алексей Мигачев. – Люди должны увидеть краснокнижные растения.

Останется ли что-то от растений, занесенных в Красную книгу, лет эдак через десять, сказать сложно. Почти каждый год по весне Боголюбовский луг страдает от пала травы. Но директор областного департамента заверяет, что все под контролем –  на лугу произрастают многолетние растения, которым пожары особо не страшны. Но в этом году буквально за одну ночь памятник природы выгорел почти полностью.

Сторожа охраняют луг с 8 утра до 8 вечера. В связи с открытием нового моста через железнодорожные пути в департаменте надеются установить на объекте круглосуточное дежурство.

Компост вместо свалки

Утилизация бытовых отходов – по-прежнему головная боль для областного департамента. В 2009 году было ликвидировано 653 свалки. Только по итогам рейда, проведенного в апреле-мае, удалось выявить около 200 мест незаконного складирования мусора. С началом дачного сезона количество несанкционированных свалок значительно увеличится. Специалистам не хватает юридического инструмента, который можно было бы применить к недобросовестным гражданам, привыкшим выбрасывать мусор куда попало. Особо много нареканий вызывают дачные и гаражные кооперативы и частный сектор. Ведь человека нельзя заставить заключить договор с какой-либо организацией. К людям приходят, просят заключить договор с компанией по вывозу бытовых отходов, на что граждане отвечают: у нас мусора нет, у нас есть компостная куча. Но совершенно ясно, что жители лукавят – ведь большую часть сегодняшних отходов составляют материалы, которые не подвергаются гниению.

Есть случаи, когда несанкционированные свалки, существующие с прежних времен, располагаются в водоохранных и санитарных зонах. Например, в санаториях «Вольгинский» и санатории им. Абельмана бьют скважины с минеральной водой. По закону охранная зона таких объектов включает в себя не один десяток километров. На деле же получается, что в охранную зону ключа санатория им. Абельмана входит чуть ли не весь город Ковров.

И упаковка для яиц из газет

В области медленно, но растет число мусороперерабатывающих предприятий. Некоторые предприниматели рискуют делать деньги из мусора. В регионе действует три предприятия по переработке полиэтилентерефталатной бутылки: это «ХимволокноСнабСбыт» в Судогде, филиал «Владимирский полиэфир» ЗАО РБ-Групп» в Гусь-Хрустальном и ООО «Детская одежда» в Камешкове. Полученные полиэфирные волокна используется в качестве добавок при изготовлении хлопчатобумажных тканей и в производстве нетканых материалов. С целью переработки изношенных автомобильных покрышек введен в эксплуатацию «Завод по переработке покрышек №  1» в городе Радужный. В прошлом году там переработали 461 тонну «автомобильной обуви». Макулатуру принимают в Покрове и Коврове, где организовано производство по переработке макулатуры с последующим производством бугорчатой прокладки для упаковки яиц и гофрокартона.

Урень или Навашино?

Как-то улеглись разговоры о строительстве АЭС в Навашино. «Строят потихоньку?» – поинтересовались у директора областного департамента журналисты.

– «Росатом» и Нижегородская администрация пытались призвать нас к диалогу, – ответил Алексей Мигачев. – Мы в этот диалог вступили, но до сих пор не получили ответы на наши вопросы. Первый – почему АЭС решили строить в Навашино, а не в поселке Урень, как это обозначено в схеме развития объектов электроэнергетики. А второй касается оценки воздействия на окружающую среду. «Росатом» просчитал, как отразится работа АЭС на Нижегородскую область, но аналогичные расчеты по Владимирской области произведены не были. И если через десять лет после запуска АЭС вернуться к этому вопросу, то не с чем будет сравнивать показатели. На сегодняшний день, я думаю, идет проектирование объекта. Объект дорогой – 250 миллионов. Сейчас идет обследование карстов с привлечением муромских научных организаций и экспертов. Может случиться так, что стройка в Навашино окажется очень затратной и дешевле будет построить АЭС в другом месте.

Юлия Денисова

Просмотры: