16+

Кому охота?

По новому закону «Об охоте», вступающему в силу с 1 апреля, охотничьи угодья будут отдавать не в пользование, а в аренду, и распределять уже не на конкурсах, а на аукционах, где единственным критерием для выбора «хозяина» леса будут его финансовые возможности.

Звери как экономический ресурс

Владимирское охотничье сообщество обсуждает новый российский закон «Об охоте». По нему охота включается в один из видов экономической деятельности – рассматривается не просто как развлечение, а как серьезный бизнес, что влечет совершенно новые отношения между охотниками и чиновниками. Те и другие сходятся во мнении – с помощью продажи права аренды угодий можно будет привлечь в регион новые инвестиции, это плюс. Но то, что прежним инвесторам-охотхозяйствам – теперь придется платить повышенную арендную плату и биться на аукционе с новыми конкурентами, ничего хорошего простому охотнику не принесет.

Как сообщил начальник областной госохотоинспекции Олег Анфимов, в нашем регионе сегодня 72 охотопользователя и 93 охотничьих хозяйства (за год число тех и других возросло вдвое). Охотничьи угодья занимают 1 млн 700 тыс. гектаров леса, где обитают, по данным госинспекции, 6 тыс. лосей (в год отстреливают около 250 сохатых), 11 тыс. кабанов, около тысячи барсуков и несколько тысяч зайцев – это самые распространенные животные. Есть и редкие. Говорят, в наших лесах водится даже норка.

Поголовье животных в последние годы остается стабильным, не уменьшается. Дикую среду обитания контролируют 84 охотоведа и почти 300 штатных егерей. Затраты на одно хозяйство в среднем составляют 1 млн рублей в год. Но инвестиции в отрасль планируется увеличить в разы. Сегодня «объекты животного мира» (так дикие зверюшки именуются на языке закона) рассматриваются как ценный ресурс – в первую очередь, не экологический, а экономический. От него ждут гораздо большей отдачи и в связи с этим предъявляют к охотопользователям повышенные требования.

Теперь юридические лица и индивидуальные предприниматели, желающие получить охотничьи угодья в аренду, должны будут побороться на аукционе за право заключения охотхозяйственного соглашения. Соглашение обязывает их регулировать посещаемость угодий, проведение охот и облав, строительство баз отдыха, охотничьих домиков и вышек, ловушек, заботиться о подкормке диких животных и выделении особо защищенных участков для воспроизведения видов. То есть арендатор должен будет делать в лесу все то, что сильно влетает в копеечку. А чтобы подписаться под готовностью к таким затратам, сначала ему нужно будет заплатить государству, предложив самую высокую цену на аукционе. Стоимость аукционного лота закон определяет как сумму годового размера сборов за пользование объектами животного мира и годового размера арендной платы. То есть к расходам на ведение хозяйства прибавляется стоимость долгосрочной лицензии.

Право назначать цены лотов, проводить аукционы и получать доходы от их проведения закон предоставляет субъекту Федерации. Таким образом, для нашего региона открывается новый источник доходов. А у охотничьих хозяйств появляется новая расходная статья.

Нужно потратить деньги и годы

Сейчас охотничьи угодья в нашем регионе используются только на 70% – свободные участки под аренду есть. Начальник госохотоинспекции Олег Анфимов считает, что условия инвесторов заинтересуют. Заключив долгосрочное соглашение на 20 – 49 лет, предприниматель будет располагать достаточным временным ресурсом. Ведь все процессы воспроизводства в животном и растительном мире достаточно длительные, и чтобы охотхозяйство, наконец, встало на ноги, нужно потратить годы. Чем больше оно вырастит животных, тем больше продаст, и такое возможно только в хорошо организованных хозяйствах.

Однако даже руководители крупных и успешных хозяйств не вполне согласны. Гендиректор ООО «Барский дом» (охотничье хозяйство «Барановское» Судогодского района) Александр Зобанов говорит, что свое соглашение получил всего на 5 лет. Обещанную законом аренду на 20 – 49 лет на практике получить пока нереально. Отсюда и все беды – какой смысл вкладываться в развитие территорий на короткий срок если не успеешь получить отдачу. Возможно, право долгосрочной аренды даст аукцион, но выиграет его тот, у кого больше денег. Старые хозяйства опасаются конкуренции. Придут новые инвесторы, а прежние потеряют часть угодий, пропадет уже отточенный годами механизм работы в лесу, экология пострадает…

Но даже если аукцион будет пройден успешно, в плане возврата инвестиций закон не предлагает охотхозяйствам ничего нового. Право продажи по коммерческим ценам именных разовых лицензий на охоту в своих угодьях, которое он дает арендаторам, имеют и сегодняшние пользователи охотугодий. По сути, они продают в розницу выкупленное у государства оптом право отстрела некоторого количества зверя, добыча которого лимитирована, – в нашем регионе это, в основном, лось и кабан.

Досуг не для всех?

Коммерческая цена охоты на лицензионных животных зависит от спроса, предложения, платежеспособности потенциальных потребителей, близости охоты и предоставляемого сервиса. Большое значение имеет также местное представление о таких понятиях, как «дорого», «дешево» и «нормально», которые в нашем «нелесном» регионе средней полосы невелики. То есть цену определяет не то, сколько средств и труда хозяйство вложило в разведение на своей территории лося и кабана, а платежеспособный спрос. Так как он в нашем регионе пока невелик, основной доход хозяйств складывается из мизерных сумм. Отрасль до сих пор развивалась по принципу «не благодаря, а вопреки». А после аукциона хозяйствам-победителям придется платить повышенную аренду охотничьих угодий. Сейчас за 1 гектар охотпользователи платят копейки. А будут 50 рублей.

В общем, вопрос о том, можно ли в нашем регионе всерьез рассматривать охоту как бизнес, в среде охотников остается очень дискуссионным. Да, многие научились сводить концы с концами и даже работать с прибылью. Но пока ни одно хозяйство не озолотило своего владельца. Поэтому новая необходимость платить за аукцион и аренду поставит хозяйства в трудное положение.

Вывод напрашивается сам собой – хозяйствам надо будет привлекать в лес только крупных охотников, готовых щедро заплатить за любимое увлечение. Надо повышать стоимость охотничьих путевок, тогда усилия арендаторов окупятся. В этом и есть экономическая подоплека нового закона, смысл трактовки охоты как бизнеса.

Но есть резонные возражения. Если повысить «плату за вход» в лес с ружьем, охота станет уделом лишь избранных, особо состоятельных граждан. При этом придется развивать охотничий туризм, привлекать ценителей дикого отдыха из столицы и других крупных городов – ориентироваться на российский и, возможно, международный рынок коммерческой охоты. По такому пути уже сейчас идут лесные регионы.

Председатель областного общества охотников и рыболовов Сергей Жуков уверен, что установление высоких тарифов прогонит из леса простых охотников. Раньше общество располагало всеми 1 млн 700 тыс. гектарами охотничьих угодий региона, сейчас у общественников всего 790 тыс. гектаров – один участок вместо пяти, остальные ушли к частным арендаторам. Закон устанавливает, что общедоступные охотничьи угодья должны составлять 20% от общей площади охотничьих угодий в субъекте РФ, но это крайне мало. Недавно закрылись сразу три отделения общества охотников – в Камешковском, Судогодском и Суздальском районах. Сергей Жуков считает, что его организация, в отличие от коммерческих, выполняет еще и социальную функцию. В обществе охотников подрастает смена – приходит молодежь из сельской местности, учится стрелять, уважать природу. Но теперь их негде учить, охотникам «по зову сердца» перекрывают доступ в лес владельцы толстых кошельков. Традиционное объединение охотников оказалось на грани распада.

Закон вызвал много вопросов не только у простых охотников, но и у защитников природы. Теперь не запрещены убийства самок и их детенышей, применение на охоте ядов, транспортных и других технических средств, которые могут привести к массовой гибели животных. Дикие звери оцениваются потребительски – как ресурс, из которого любыми способами надо извлекать прибыль. В связи с этим нарастает и угроза браконьерства.

Лесных нарушений уже сейчас немало. Как сообщил природоохранный прокурор области Юрий Шайкин, за прошлый год в охотничьих угодьях региона отмечено 118 нарушений требований воспроизводства и охраны животного мира. Причем это в 2 раза больше, чем годом ранее. Заведено 16 уголовных дел. Три – по поводу нарушений правил охоты, повлекших по неосторожности смерть человека. Вопиющие инциденты произошли в Ундольском охотхозяйстве Собинского района, а также в Юрьев-Польском и Собинском районах. Во всех трех случаях охотник вместо лося убивал человека.

Елена Певцова

Просмотры: