16+

«Зайцев» будут истреблять и дальше

«Призыв» выяснил, что оцепление на платформах владимирского железнодорожного вокзала -инициатива Горьковской железной дороги. По мнению ГЖД, этот живой «заслон» прав пассажиров не нарушает.

 

В прошлых выпусках «Призыва» мы сообщали, что на железнодорожном вокзале во Владимире в рамках борьбы с безбилетным проездом появились охранные патрули. Оцепление к прибытию электричек выстраивается по обе стороны платформы. Охранники не выпускают в город пассажиров, которые хотят проскочить мимо турникетов на переходном мосту, и безбилетников, желающих пройти на посадку мимо кассы, – обходными путями вдоль рельсов. Дорожные патрули наглухо перекрыли «зайцам» лазейки в обе стороны.

 

Необходимость билетного контроля на железной дороге очевидна. Однако крайние – силовые – методы всегда вызывают обоснованное возмущение. Когда на перроне появились неизвестные люди в камуфляже, у пассажиров возникла масса вопросов. Во-первых, кому принадлежит инициатива оцепления? Во-вторых, насколько законна деятельность охранников? Все-таки платформа – не режимный объект, и там вполне могут находиться люди без билетов. Например, встречающие или провожающие пассажиров. Ведь никто из прохожих не нарушает общественный порядок. А «охранники», напротив, вызывают своими действиями определенное возмущение толпы. Начиная тормозить огромные потоки людей, выходящих из электрички или идущих на посадку, заслон едва не провоцирует давку.

 

Руководство Владимирского участка железной дороги прокомментировать ситуацию отказалось, но «Призыв» обещал вернуться к теме. На наши вопросы ответил начальник службы по связям с общественностью Горьковского филиала ОАО «РЖД» Леван Тодуа.

 

Он сообщил, что инициатива усилить контроль над безбилетниками принадлежит Горьковской железной дороге. Договор на оказание «услуг по перронному и турникетному контролю на станциях и остановочных пунктах» Владимирского участка дороги ГЖД специально заключила с ОАО «Волго-Вятская пригородная пассажирская компания». В рамках этого соглашения компания и предприняла в этом году ряд мер, ставших такими непопулярными у безбилетников. В январе установила на вокзале во Владимире автоматизированную систему оплаты АСОКУПЭ (турникеты), затем на конкорсе (главном распределительном зале) вокзала и в пригородном павильоне организовала дополнительные билетные кассы «на выход», позволяющие пассажиру, прибывшему во Владимир без проездных документов, оплатить уже совершенную поездку.

 

Однако вскоре Волго-Вятская пригородная пассажирская компания выяснила, что этих мер явно недостаточно. Проведенные ею исследования пассажиропотока показали, что значительная часть безбилетных пассажиров (не менее трехсот – четырехсот человек в сутки) по прибытии во Владимир упорно отказывались оплачивать свой проезд. Безбилетники норовили толпой проскочить мимо турникетов и установленных на выходе касс.

 

В связи с этим на платформах и был организован перронный контроль, по словам Левана Тодуа, «с целью недопущения несанкционированного прохода безбилетных пассажиров на посадку в пригородные поезда и выхода их после совершения поездки через служебные проходы, предназначенные для работников железнодорожного транспорта».

 

Горьковская железная дорога считает, что «нахождение перронных контролеров на концах платформ никоим образом не препятствует свободному перемещению граждан, имеющих проездные документы, и в то же время не позволяет проникнуть гражданам в зону повышенной опасности – на железнодорожные пути станции». В общем, заслон введен для блага самих же пассажиров и ради их безопасности.

 

Объясняя, что оцепление сегодня трудится на платформах вполне законно, железнодорожники ссылаются, кроме официального договора ГЖД и Волго-Вятской компании, на Федеральный закон «Устав железнодорожного транспорта РФ» и «Правила оказания услуг по перевозкам пассажиров на ж/д транспорте», утвержденные постановлением правительства в 2005 году. В этих документах сказано, что пассажир обязуется оплатить согласно установленным тарифам свой проезд, а перевозчику предоставлено право контролировать наличие у пассажира проездного документа (билета). Причем контроль может осуществляться не только на вокзале или железнодорожной станции перед посадкой пассажира, но и «при проходе пассажира к поезду пригородного сообщения через пункт контроля, а также в пути следования поезда, при выходе пассажира через пункт контроля и после окончания поездки в поезде пригородного сообщения».

 

То есть железная дорога как перевозчик обладает правом проверять пассажира в любой момент в зоне своей досягаемости. И хотя в «Правилах оказания услуг по перевозкам пассажиров на ж/д транспорте» говорится только о «пунктах контроля», а о патрулях камуфлированной частной охраны ничего не сказано, железная дорога трактует свою инициативу как законную – то есть живой заслон якобы является таким же пунктом контроля, как и все остальные. И нарушает права пассажиров не больше, чем, скажем, механические турникеты.

 

Леван Тодуа также сообщил, что «Правила оказания услуг» от 2005 года не ограничивают круг должностных лиц перевозчика, уполномоченных на осуществление такого контроля. Поэтому сегодня железная дорога самостоятельно определяет круг работников, на которых возлагает роль проверяющих. По мысли дорожников, ими вполне могут быть специально нанятые охранники.

 

В руководстве ГЖД считают, что возмущение пассажиров напрасно. Силовая инициатива дорожников не преследует цели ограничить нахождение граждан на железнодорожной платформе. Все сделано исключительно ради «недопущения случаев безбилетного и бесплатного проезда», а также предупреждения терактов и нарушения правил общественного порядка.

 

«Таким образом, нарушения прав и интересов граждан при проведении перронного контроля на станции Владимир не усматривается», – сказано в официальном ответе для нашей газеты. И с точки зрения законности к инициативе железной дороги действительно не подкопаешься. Все права – на стороне «естественной монополии» услуг и изложены в хоть давно «морально устаревших», но действующих поныне правилах перевозок. Однако резонно задуматься: а какие же тогда права у пассажира – основного потребителя этих услуг? Или ему на сегодня в этом споре отводятся только обязанности?

 

Елена Певцова, “Призыв”

Просмотры: