16+

К столетию гусевского и областного футбола

События, происходившие сто лет назад в Гусь-Хрустальном, были не просто определенной вехой в становлении и развитии в России народной игры, но и весьма заметным социальным явлением на территории одного из регионов дореволюционной России, что и показал автор в своем краеведческом исследовании, публикуемом в значительном сокращении.

Предисловие

Четыре года назад, твердо решив восполнить существенный пробел в городском футбольном образовании, я даже не мог представить, какие интересные и удивительные события откроются мне в жизнеописании Владимирской губернии и славной Гусевской хрустальной фабрики местечка Гусь.

С учетом юбилейного аспекта событий столетней давности на гусевской земле рассказ о них вполне можно начать сразу с 1910 года, но вне исторического контекста это было бы заметным упрощением. Нужно, пожалуй, обратиться к событиям сороковых годов XIX века…

Британские корни

Задыхающаяся от собственной машиностроительной мощи, далеко ушедшая вперед капиталистическая Великобритания в то время снимает запрет на экспорт станочного и машинного оборудования. По всем направлениям расплывается прогресс в прямом и переносном смысле. Следом едут великолепные британские специалисты.

Проснувшаяся Российская Империя пускается в погоню за далеко ушедшим вперед индустриальным миром. Не мог остаться в стороне и крепкий бизнес династии Мальцовых.

Немного подросший к тому времени рабочий поселок Гусь насчитывал уже 2,5 тысячи жителей. Подготовленные на Самсоньевской мануфактуре рабочие, хорошее положение в обществе, крепкий капитал – все это предвещало владельцу села Гусь Ивану Сергеевичу Мальцову успех предприятия. Прекрасная бумагопрядильня, построенная в Гусе под руководством великобританца Белли, вдохнула новую струю в жизнь поселка. С тех пор англичане и их потомки станут заметными фигурами во многих очень ярких событиях жизни Гусь-Хрустального. Гусевская футбольная история будет уходить корнями в родословные англичан-первопроходцев, чьи фамилии упоминаются, к примеру, в списке великобританских подданных, проживавших «на хрустальной фабрике И. С. Мальцова в 1851 году».

А вот перед нами уже «Ведомость о числе великобританских подданных, проживающих в Меленковском уезде, за 1861 год» – «легионеров» второй волны. Из предыдущего списка 1851 года в нем осталась лишь одна фамилия. Но для нас, безусловно, интерес представляет третий номер этого списка, Вильям Эдж. Семейство Эджей будет связано с гусевским (и не только гусевским) футболом самым непосредственным образом.

К моменту приезда Вильяма Эджа в Россию у него была уже большая семья: жена Анна Джеймс, урожденная Ригби, шестеро детей: Джеймс (8 лет), Роберт (4 года), Вильям (6 лет), Джозеф (2 года), Сара (9 лет), Мария (7 лет).

Судя по всему, глава семьи из-за проблем с жильем не решился вести на гусевскую фабрику всю семью и оставил ее в Москве.

Иностранцы, проживавшие в России, были обязаны получать для проживания соответствующий билет (как бы визу), заплатив за него 40 копеек серебром. Так вот, документ, выданный на имя 46-летнего Вильяма Эджа 22 января 1877 года, поможет нам восстановить портрет этого инженера-паровщика: «…Двух аршинов и 5 вершков роста (165 см), русые волосы, карие глаза, средние нос и рот, круглый подбородок и чистое лицо».

Здесь же один из сыновей, 21-летний Роберт Эдж, живущий в России с 1873 года (с 17-летнего возраста), отличающийся от отца еще меньшим ростом (на два вершка) и серым цветом глаз. Оба они протестанты. Но самое интересное далее – вместе с сыном Эджа Робертом билет получает некий Клемент Чарнок с женой Эммой. Запомните, пожалуйста, эту английскую фамилию. Она будет много значить в становлении русского футбола.

О праве называться родиной русского футбола

Этот спор до сих пор не прекращается между москвичами и питерцами.

Гусь-Хрустальный на это не претендует, а вот что касается Владимирской губернии, то здесь, как говорится, есть шанс побороться за справедливость.

Известная публикация в газете «Британские союзы» (British Unions) в 1946 году, кажется, проливает свет на нашу историю следующей фразой: «В 1887 году мой брат, бывший член клуба «Блэкберн Ровере», предпринимает попытку организовать футбольную команду в Московской губернии. После его отъезда команда распалась…».

Попробуем разобраться с содержанием этого фрагмента досконально.

В вышедшей в 2006 году книге «100 лет Владимирского футбола» автор «нечаянно» исправил в интервью англичанина 1946 года (и год перепутав тоже) Московскую губернию на Владимирскую.

Самое поразительное, что основания для путаницы были и у самого автора публикации в «Британских союзах». Великобританцу в XIX веке очень сложно было понять вечную российскую административно-территориальную реформу, и он мог и не знать, что река Клязьма, отделяющая село Орехово от села Зуево, являлась границей между Московской и Владимирской губерниями. А местечко Никольское, где и находилась бумагопрядильня, относилось к селу Орехово, а потому – к Владимирской губернии.

Согласитесь, данный факт может служить основанием для того, чтобы родиной российского футбола считать именно Владимирскую губернию. Одновременно это и весомое доказательство лукавства притянутого юбилея 2006 года. Если уж основываться на «ореховской» версии событий, то столетний юбилей владимирского футбола стоило отмечать еще в 1987 году!

Но кто же английский автор упомянутого выше интервью? Имя его Гарри Гарсфильд Чарнок (!). Он – последний вице-президент Московской футбольной лиги в 1918 году. Да, да! Не удивляйтесь! Это сын уже известного нам Клемента (Гарсфильда) Чарнока, а брат, о котором идет речь в интервью, – Эдуард (Эдвард) Чарнок – старший из сыновей Клемента. Вначале XX века четыре брата Чарнока (еще Вильям и Джеймс) станут ведущими футболистами Московской лиги.

Подробности переезда Клемента Чарнока в Орехово нам пока не известны, но очевидный факт, что к приезду основателя русского футбола Вильям Эдж, которому чуть выше мы уделили немного внимания, имеет самое непосредственное отношение. И не исключено, что в конце 70-х годов XIX века Чарноки и Эджи гоняли футбольный мяч где-нибудь на гусевской луговине.

Революционная игра

В журнале «Физкультура и спорт» в 1963 году (год столетия мирового футбола) был опубликован список первых футбольных команд в различных странах. Под 20-м номером в списке ФИФА значился Морозовский клуб из СССР с годом основания 1887. Так что международное сообщество давно признало родиной футбола село Орехово Владимирской губернии, а основателем его – старшего сына Клемента Чарнока Эдварда. Но отсутствие зафиксированного матча дало повод питерцам присвоить себе звание первых.

«После его (Эдварда) отъезда команда распалась. Следующая попытка возродить футбол в 1897 году была предпринята мною (Гарри) и британскими служащими фирмы, директором которой я был. Футбольные клубы были организованы в районе Орехово-Зуево. Начальный период развития футбола в России представляет собой интерес ввиду того обстоятельства, что среди игроков были рабочие, подмастерья, механики, административные и конторские служащие, так что это было поистине демократическое начинание. Русские, как правило, хорошо физически развитые и выносливые, были отменными учениками. Следует учесть также, что они еще раньше имели достижения в других видах спорта. К сожалению, спустя 3 или 4 года футбольная жизнь в России замерла. Это объясняется тем, что футбольный энтузиазм наталкивается на сопротивление, рождаемое религиозными убеждениями: старообрядцы считали всякие игры греховным занятием. Среди директоров моей фирмы были старообрядцы, которые нисколько не одобряли моих усилий…».

Я не случайно так подробно остановился на интервью Гарри Чарнока. Московско-ореховское футбольное направление обязано своим развитием именно этой английской фамилии. И именно эти ребята чуть позже, видимо, посоветовали «гусевским» англичанам организовать на Гусевской фабрике свою футбольную дружину.

Отношение старообрядцев ко всему заморскому в истории Руси достаточно хорошо описано, и сегодня нам не приходится удивляться факту их активного сопротивления чужеземной игре ногами да еще в вызывающей форме.

Нам также известно о принадлежности к староверам крупных фабрикантов – Морозовых и Мальцовых. Поэтому северное, питерское, и южное (Харьков, Киев, Одесса) футбольные направления начали несколько опережать центральное. Но остановить «футбольную лихорадку» было гораздо сложнее даже «лихорадки золотой»… Увлечение футболом приняло массовый характер и временами стало приравниваться к занятиям запретно-революционным.

Вот как об этом свидетельствует Гарри Чарнок: «…Вскоре после того, как футбол завладел сердцами молодежи, и когда игра, проходившая на всех сколько-нибудь пригодных для этого площадках, привлекала толпы зрителей, автору этих строк было указано, что футбольные матчи якобы используются (!!!) для маскировки революционной агитации…». Вот так, ни больше ни меньше.

«Футбол ожидает громадная будущность в России»

В 90-х годах в Питере появляется целая группа футбольных кружков, основу которых составляют иностранцы. Летоисчисление отечественному футболу положил знаменитый матч на плацу первого кадетского корпуса (г. Санкт-Петербург) 12 (24) октября 1897 года. Великобританцы («В.К.Ф.) обыграли русских («Спорт») со счетом 6:0.

«Суть игры состоит в том, что одна партия играющих старается загнать шар, подбрасывая ногой, головой, всем, чем угодно, только не руками, в ворота противной команды. Площадь для игры была сплошь покрыта грязью. Господа спортсмены в белых костюмах бегали по грязи, то и дело шлепаясь со всего размаха в грязь, и вскоре превратились в трубочистов. Все время в публике стоял несмолкаемый смех», – так писал присутствовавший на матче журналист.

В 1899 году состоялись первые футбольные матчи в Одессе, в 1900 г. – в Киеве, в 1901 г. – в Москве.

Первый московский кружок футболистов обязан своему рождению Сокольникам. Именно здесь в 1896 г. был основан первый клуб – СКС («Сокольнический клуб спорта»). Несколько позднее сформировался их первый соперник из подмосковной дачной местности Быково. В Сокольниках, на Ширяевом поле, «были единственные настоящие ворота с сетками из узких жестяных полос. Во дворах некоторых московских гимназий в 1904 году были также установлены ворота, и здесь ежедневно во время большой перемены шли ожесточенные баталии», – вспоминает М.Ромм, игрок сборной России 1911-1912 годов.

В одной из гимназий обучался и Генри (Андрей) Эдж, одна из главных фигур в первой футбольной команде Гуся.

Пример Орехово – другим наука

Посматривая свысока на неуклюжих русских начинающих любителей футбола, англичане сформировали свою профессиональную лигу в Петербурге в 1901 году. В ней значились лишь три русских фамилии. Но очень быстро ситуация меняется, и уже через 8 лет русские футболисты обзавелись своими футбольными лигами – Московской и Питерской.

На осень 1910 года было намечено первое первенство Москвы. Стать первым чемпионом в истории московского футбола, безусловно, хотели все четыре сформированные и в установленном по рядке зарегистрированные команды: «Сокольнический клуб спорта» (СКС), «Унион», «Британский клуб спорта» (БКС) и представитель Владимирской губернии – «Клуб спорта Орехово» (КСО).

Стоит отметить, что для того, чтобы попасть в число соискателей чемпионского титула, ореховцам по закону необходимо было зарегистрировать устав клуба в губернии. И вот накануне заседания учредителей Московской футбольной лиги делегация во главе с ГарриЧарноком пожаловала на прием к владимирскому губернатору Ивану Никитовичу Сазонову, понятия не имевшему о футболе.

Все подробности этого разговора Гарри описал в известном нам интервью. Англичанину пришлось рассказать руководителю губернии основы игры, так как в 1909 году во Владимире в футбол еще не играли, и солидный («8-ми пудов весом») губернатор и представить себе не мог, что люди приходят смотреть «на эту глупость». Главным аргументом в разговоре стал прихваченный Гарри с собой берлинский журнал, в котором на фото немецкий принц играл в футбол.

Для нас с вами особый интерес имеет и другая важная фигура, представляющая «команду» Чарнока на переговорах, – это молодой русский инженер, без отличного знания английского языка которого весь убеждающий пыл Гарри был бы бесполезным. Имя его было Петр Глухов. Именно будущий директор гусевской Ю.С. Нечаева-Мальцова фабрики внес посильный вклад в развитие владимирского футбола. Когда семья Глуховых переедет в Гусь в 1914 году, здесь уже будет крепкий футбольный коллектив, и созданные в других городах губернии команды будут считать за честь проверить свою профпригодность на «гусевской поляне»».

Гусевский футбол старше владимирского

Перелистав всю имеющуюся в областном архиве и библиотеке дореволюционную периодику, удалось выяснить следующее. Футбол во Владимирской губернии, если исключить Орехово, появился в 1910 году. Причем авторы публикаций делают ссылки на этот год лишь по публикации 1913 года, когда во Владимире была организована футбольная лига из 12 команд. По результатам игр была сформирована сборная города Владимира (45 тыс. жителей) для выезда на междугородный матч в Гусь (15 тыс. жителей). Владимирцы решили, что они готовы к экзамену. Лидером лучшей владимирской команды был, конечно, гусевчанин, обучающийся в духовной семинарии.

Нам же особо любопытна информация, появившаяся по итогам турне. В ней сообщалось, что гусевская команда очень тренирована и существует уже три года, давно имеет полную экипировку и принимает соперников на самом настоящем футбольном поле.

7 ноября 1975 года газета «Ленинское знамя» опубликовала материал под заголовком «Первый вратарь». Один из гусевских журналистов под псевдонимом «В.Капитанов» рассказал читателям о первых футболистах на гусевской земле: «Передо мной пожелтевшая от времени фотография. На ней запечатлены 11 молодых парней в полосатых майках, в длинных, до колен, трусах, в бутсах. Десять стоят, а одиннадцатый лежит на земле, держит под мышкой футбольный мяч. На обороте фотографии надпись: «Гусевская футбольная команда. 1910 год».

Под псевдонимом «Капитанов» скрывался Владимир Иванович Жолнин (действительно капитан в отставке). Огромная ему благодарность.

В статье перечислены фамилии, имена и отчества футболистов, а также дана информация о фотографии 1911 года. На ней изображены две гусевские команды после тренировочного матча.

Отдадим справедливую дань и другим гусевским краеведам. Главные фигуры здесь – друзья-конкуренты B.C. Велюхов и РН. Кудрявцев, большую часть жизни посвятившие исследованию родного края.

У РН. Кудрявцева был другой надежный источник – Софья Александровна Тяжелова, в замужестве Березкина. Ее многочисленные воспоминания сегодня просто бесценны: «Это было примерно в году 10-м. В футбол играли на футбольной площадке, расположенной недалеко от базара, там, где теперь проходит улица Осьмова, ближе к школе «на песках». Для зрителей были сделаны деревянные скамеечки. Ворота без сеток были сделаны из жердей. Состава команды я не помню. Твердо помню голкипера Захара Купцова… Из игроков могу назвать Василия Ильича Лебедева, двух братьев Соловьевых – Владимира и Николая Васильевича… Очень сожалею, что не сохранилась у меня карикатура, сделанная моим братом-художником на футбольную игру того времени, когда голкипером был Захар Купцов. А рефери, кто – не помню, бежит по полю, держа в руках будильник вместо карманных часов. Вот такая великолепная картина: «Футбольный Гусь в 1910 году!»

Сделаем лишь маленькую ремарку к письму Софьи Александровны: в то время играл старший брат Василия Ильича Лебедева – Александр. А пока посмотрите на историческую фотографию –  документ, абсолютно точно и безапелляционно доказывающий гусевское первенство в развитии футбола на владимирской земле после футбольных корифеев того времени –  орехово-зуевских футболистов.

Под предводительством англичанина

Завершить наш сегодняшний рассказ о событиях столетней давности стоит хотя бы перечислением фамилий гусевских футбольных первопроходцев: Иван Арсеньев  (1894 г.р.), Алексей Киреев (1897), Генри (Андрей) Эдж (1891), Владимир Соловьев (1894), Николай Соловьев (1892), Григорий Лопаткин (1896), Алексей Богданов (1892), Яков Любимов (1892), Александр Лебедев (1896), Захар Купцов (1885), Николай Самоваров (1892), братья Арсеньевы – Сергей (1884 г.р.) и Александр (1886), Александр Хохряков (1897), Василий Мирошин (1891), Василий Крошкин (1893), Степан Лачугин (1890), Александр Ширяев (1885), Александр Мальцев (1889), Петр Макаров (1887), Василий Ястребов (1890), Владимир Рябов (1896), Иван Гуськов (1890), Александр Малышев (1887), Семен Самоваров (1888).

Все – русские парни и один англичанин, по сути, главная фигура в гусевском, и не только гусевском, футболе той поры – играющий тренер команды Генри (Андрей) Джозефович (Осипович) Эдж, внук того самого основателя «гусевской фамильной колонии» Эджей –  Вильяма Эджа.

Мы упомянем о том, что футбольным делам в Гусе Генри, учившийся в Москве и являвшийся членом Замоскворецкого клуба спорта, в основном уделял время летом, а осенью успешно играл в первенстве Москвы. В его послужном списке футболиста есть выступления и за сборную Москвы, и за сборную России во встречах с норвежцами и финнами. В составе студенческой московской команды довелось ему сыграть и против соотечественников с туманного Альбиона. Но это уже совсем другая история.

Виктор Шохрин

Просмотры: