16+

За реками и грибниками присмотрят с воздуха

Мониторинг состояния рек и озер во время паводка в нашем регионе сейчас ведется… с дельталета. Первый такой аппарат был куплен для аварийно-спасательной службы ГУ «ПТЦ ФПС» по Владимирской области зимой позапрошлого года, второй был получен четыре месяца назад. Между прочим, свои дельталеты-«спасатели» есть только в двух регионах страны: во Владимирской и Московской областях.

«Мало иметь дельта-лет – надо на нем летать, – говорит начальник аварийно-спас ательной станции Денис Попов, –  раньше у нас этого никто не умел». Но выход нашелся быстро: на работу был принят пилот-инструктор Андрей Щеколдин, руководитель Камшиловского дельтаклуба «Сапсан» и чемпион России по дельталетному спорту. Он и начал обучать спасателей высокому искусству полета.

Александр Белов, спасатель первого класса, поднялся в небо одним из первых: летному мастерству он учится с прошлого лета. «Я сам попросился летать, – рассказывает он, – просто подумал: а почему бы и нет? В сентябре в первый раз сам взлетел на дельталете. С воздуха земля кажется совсем другой, непохожей на карту. Управлять аппаратом в воздухе я научился быстро. Главное – чувствовать воздух. А самым трудным было освоить посадку».

Дельталет – аппарат достаточно удобный. Вес –  250 килограммов, размах крыльев – 10,5 метра, скорость полета – до 100 километров в час. Колеса зимой можно менять на лыжи, а во время движения над водой – на поплавки. Пассажирское сиденье позволяет, например, экстренно доставить в район происшествия врача с медикаментами. Под кабиной есть место, куда можно устроить носилки с пострадавшим.

У дельталета масса достоинств. Во-первых, он требует очень мало места для взлета и посадки: по сути, для этого подойдет любой более-менее прямой и укатанный кусок лесной дороги длиной метров в сто. Во-вторых, дельталет дешевле в эксплуатации. В-третьих, он проще в обслуживании. Но есть и недостатки: нельзя подниматься в воздух при ветре сильнее 12 метров в секунду и в сильный дождь, на полет очень серьезно влияет турбулентность атмосферы (то есть тепловые потоки, которые поднимаются от земли), он практически не может летать после захода солнца.

Поэтому на первых порах спасатели решили, что самое лучшее применение дельталета – воздушная разведка. Пока пилоты фотографируют и передают информацию о разлившихся реках во Владимире, Муроме, Гусь-Хрустальном, Вязниках, Гороховце… «Вчера я летал над Нерлью в районе Владимира, – рассказывает Андрей Щеколдин, – видел храм Покрова с высоты птичьего полета. Это очень красиво. А река, хотя и разлилась достаточно широко, пока не подтопила ни одной деревни, но кое-где подошла очень близко к домам».

В апреле и мае дельталет будет отслеживать зоны поджогов сухой травы – по весне это становится серьезным бедствием (в прошлом году только за месяц в результате таких возгораний огонь уничтожил больше девяноста домов). Потом начнется сезон лесных и торфяных пожаров.

В прошлом году у аппарата нашлось еще одно применение – оказалось, с его помощью можно успешно искать потерявшихся в лесу грибников и туристов.

– Хотя это были только учебные полеты, мы нашли троих человек, –  вспоминает Андрей Щеколдин. – Первый потерялся в районе Мосино: он оставил машину на опушке, пошел за грибами и заблудился в перелесках. Потом позвонил и попросил помощи. Правда, мы обнаружили его уже на краю леса – он все-таки сумел выбраться сам. Приземлились рядом, спросили, все ли в порядке. От помощи он отказался, и мы улетели. После был случай в Вязниковском районе –  молодая парочка отправилась в свадебное путешествие на байдарке по реке Лух. Обещали вернуться в пятницу, но на связь так и не вышли. Их родители забили тревогу. Мы полетели вдоль берега и нашли их. Они плыли совершенно спокойно – в байдарке даже стояла клетка с каким-то попугаем. Мы помахали им крыльями, они в ответ махнули веслами – мол, все хорошо. Через некоторое время узнали, что они просто забыли о времени в пути и в итоге благополучно добрались до конечной точки маршрута.

Главное, о чем сейчас мечтают пилоты, – рация. При покупке дельталета о ней как-то забыли, хотя это очень нужный предмет для полетов и связи с землей. «Если бы у нас была рация, то о замеченном с воздуха можно было бы оперативно докладывать на землю, а без нее приходится спускаться и звонить по мобильному телефону», – улыбается Андрей Щеколдин.

Марина Сычева

Просмотры: