16+

Нас излечит, исцелит… только где он, Айболит?

В Федеральной службе государственной статистики подсчитали численность медперсонала во всех медицинских учреждениях ЦФО. Владимирская область оказалась в конце списка: у нас 10 тысяч человек обслуживает 31 врач. Причем это, в основном, терапевты и педиатры. Проблема нехватки узких специалистов в медицинских учреждениях пока не приобрела катастрофического характера, но уже вызывает серьезное беспокойство.

Хочешь лечиться – умей терпеть

Утро, пятнадцать минут восьмого. В регистратуру поликлиники владимирской городской больницы ¹3 уже стоит очередь человек в сорок, хотя заветное окошко откроется только через четверть часа. Некоторые пришли сюда еще в семь. Наконец, регистратура начинает работу. Первыми заканчиваются талоны на прием к неврологу. Затем – к кардиологу. Те, кому не досталось, пытаются скандалить и требовать заветные бумажки на следующий день. Регистраторша разводит руками: нельзя, приходите завтра. «И снова приходить затемно, стоять, ждать, и снова никаких гарантий, что талоны появятся?» – возмущается очередь. «Ну вы же и сами все понимаете», – улыбается регистраторша, защищенная от народного гнева толстым стеклом. В восемь часов десять минут окно выдачи талонов уже закрыто. Кто не успел – тот опоздал.

Сегодня наш регион остро нуждается в офтальмологах, отоларингологах, неврологах, врачах клинической лабораторной диагностики и т.д. Согласно областной программе оказания бесплатной медицинской помощи населению, попасть на прием к узкому специалисту можно, только получив предварительно направление у участкового врача. По идее, эта мера должна была «отсеять» тех, кому можно помочь силами терапевта и таким образом разгрузить очереди. В действительности выходит, что даже тех, кто получил заветное направление, гораздо больше, чем могут принять узкие специалисты. Чтобы пробиться на прием, пациентам действительно приходится либо несколько дней подряд добиваться талона через регистратуру, либо записываться в «лист ожидания» и ждать своей очереди в среднем от двух недель до месяца.

Нормативное штатное расписание, в котором указано, сколько врачей и какой специальности должно работать в каждом лечебном учреждении, практически нигде не закрыто полностью. Эта проблема – общая для всех поликлиник областного центра. «У нас вообще нет врача-ревматолога, хотя по штату он должен работать, – рассказал Александр Кирюхин, главврач городской поликлиники № 1, – гастроэнтеролог работает по совместительству. Еще нужен хотя бы один окулист. Правда, у нас в штате есть пять врачей этой специальности, но большинство их них – уже пенсионного возраста, и поэтому работают либо на полставки, либо по сокращенной рабочей неделе. Вообще, среди узких специалистов, занятых в поликлиниках, очень много пожилых людей. Молодые не идут к нам работать: во-первых, из-за зарплаты – она сегодня составляет чуть больше 5 тысяч рублей, что просто смешно. Во-вторых, из-за плохой технической оснащенности. То оборудование, которое сейчас закупается в городе и области, в основном идет в стационары. Поликлиникам достается очень мало. А какой начинающий врач захочет иметь дело с морально устаревшими приборами? Это все равно, что предложить ему «Запорожец» вместо иномарки… Третья причина – диагностические ограничения. Опытный врач может поставить точный диагноз с минимумом исследований. Но молодому доктору нужна возможность сделать УЗИ, эндоскопию и т.д. А у нас, например, нет возможности открывать дополнительные кабинеты диагностики: в поликлинике просто не хватает свободных помещений».

Кстати, в поликлинике № 1 пытались решить вопрос приема узких специалистов за счет дополнительного рабочего дня – субботы. Но на практике оказалось, что дефицитные врачи сидят без дела: ментальность отечественного пациента такова, что в выходные он предпочитает отдыхать.

Ищут давно, но не могут найти…

Люди, которые пришли в поликлинику за талоном, ждут в очереди не для того, чтобы обсудить с врачом последние новости и сводки погоды. У каждого из них есть определенная проблема со здоровьем, разобраться с которой может только специалист. Но из-за того, что путь в нужный кабинет так долог и труден, дождаться приема могут либо люди с избытком свободного времени, либо такие пациенты, чей недуг вызывает у них серьезное беспокойство (то есть, например, если желудок не просто «пошаливает», а нешуточно болит, и привычные лекарства уже не помогают справиться с этим). А из-за этого серьезно страдает вся система первичной диагностики, которая, в идеале, должна помогать застичь болезнь в начальной стадии и вылечить ее максимально качественно и быстро, без серьезных вмешательств и опасных последствий. У нас же ситуация складывается так, что молодые работающие люди предпочитают терпеть до последнего, а потом сразу вызывать «скорую» и ехать в больницу.

В стационарах сейчас вроде бы хорошо. За последние годы в область поступило почти полмиллиарда рублей, на которые было закуплено 297 единиц современного высокотехнологичного оборудования как для диагностики, так и для лечения пациентов: это томографы, аппараты УЗИ, лапороскопы, электрокардиологические комплексы и т.д. Но вот врачей узкой специализации не хватает и в больницах областного центра, хотя и не так остро, как в поликлиниках.

– У нас все узкие специалисты, положенные по штату, имеются, – говорит Михаил Суханов, главврач клинической больницы ПО «Автоприбор» и «Точмаш». – Буквально только что приняли на работу кардиолога – он приехал во Владимир из другой области. Молодые доктора тоже приходят, хотя меньше, чем хотелось бы: за последние два года это примерно 15-20 человек. Честно говоря, я не знаю, за счет чего получается успешно решить кадровый вопрос. Но, видимо, мы устраиваем медиков по условиям работы и по зарплате. У нас врачи в среднем зарабатывают 20-22 тысячи рублей; медсестры – 14-15 тысяч. Для молодых специалистов мы также стараемся повышать зарплату; назначать наставников из числа опытных докторов. Помимо этого существуют городские стимулирующие программы, вроде предоставления социального жилья.

Впрочем, в других стационарах дела обстоят не настолько хорошо. Например, в списке вакантных должностей областной клинической больницы по состоянию на конец декабря прошлого года значатся два эпидемиолога, четыре кардиолога, восемь анестезиологов-реаниматологов, шесть неврологов, пять рентгенологов, два нефролога, два акушера-гинеколога, физиотерапевт, офтальмолог, инфекционист, гематолог, а также два врача функциональной диагностики, два врача ультразвуковой диагностики, четыре врача-лаборанта – и это еще не полный перечень. Все специалисты нужны на постоянную работу. Предложения о зарплате начинаются от 4330 рублей плюс стимулирующие выплаты (в итоге обещают 10-12 тысяч). Больше всего сулят реаниматологам, неврологам и кардиологам – 25-30 тысяч рублей.

Один пишем, два в уме

Если в областном центре укомплектовать штат больницы узкими специалистами – уже проблема, то в районах эта головная боль сильнее в несколько раз. Даже для столь крупного учреждения, как центральная городская больница в Коврове, преодолеть дефицит медработников – почти неразрешимая задача. А недавний ввод с эксплуатацию нового сосудистого центра на базе МУЗ «ЦГБ» лишь усугубил и без того непростое положение.

Как рассказал главврач ковровского МУЗ «ЦГБ» Андрей Полтырев, если всего по штату в главной больнице города оружейников значится 308 врачей, то в действительности их работает там лишь 136 человек. Правда, с учетом того, что большинство докторов помимо основной должности, как правило, еще и работают по совместительству (коэффициент совместительства в ЦГБ достигает значения 1,8), удается кое-как сводить концы с концами. Поликлиника обеспечена кадрами значительно лучше: врачей там насчитывается 72% от плановой численности, тогда как в стационаре их всего лишь 31% от потребности. Даже с учетом совмещения данный показатель не превышает 56%.

Впрочем, по целому ряду специальностей проблем нет. Центральная больница Коврова почти полностью обеспечена хирургами, гинекологами, урологами, гастроэнтерологами, педиатрами. Однако перечень специалистов, которых не хватает, тоже велик. Например, ощущается нехватка врачей отделения амбулаторного диализа, врачей-лаборантов, травматологов и терапевтов в стационаре. Порой если даже специалистов формально достаточно, а в реальности их также не хватает. К примеру, врачи-пульмонологи на бумаге есть, но на практике часть из них в декретных отпусках. Но более всего недостает в ЦГБ анестезиологов-реаниматологов. Это особенно актуально в связи с началом работы двух отделений нового сосудистого центра: неотложной неврологии для больных с нарушением мозгового кровообращения и неотложной кардиологии для больных с острым коронарным синдромом. В целом по данному центру укомплектованность врачами составляет лишь чуть более 50 %. И хотя этого достаточно для обеспечения работы центра, врачей анестезиологов-реаниматологов дополнительно требуется не менее десятка.

Процедура подготовки анестезиологов-реаниматологов очень сложна. Необходимо в течение двух лет обучаться в ординатуре, довольствуясь очень низкой зарплатой, или же стажироваться год в интернатуре, также почти на голодном пайке. Врачи в возрасте, обремененные семьей, на такую переподготовку не идут. Да и для молодежи этот путь не слишком привлекателен. Интернам, в отличие от героев одноименного сериала, особенно веселиться не приходится: если раньше они могли хотя бы подрабатывать, то, начиная с августа 2010 года, интернатуру положено проходить исключительно на базе медицинского вуза, из-за чего возможности улучшить свое материальное положение у врачей-интернов теперь нет. А ординаторам даже стипендию от больницы по будущему месту работы выплатить почти невозможно, так как перед отправкой на учебу врач должен из «своего» медучреждения уволиться.

–  Как выйти из создавшегося положения –  непонятно, – недоумевает Андрей Полтырев. –  Вероятно, необходимо что-то менять в порядке подготовки на данную специальность на уровне Минздрава. Например, с учетом особенностей работы в нашем сосудистом центре, по моему мнению, вполне хватило бы и полугодовой стажировки. Нехватка специалистов – это очень серьезно. Без соответствующего кадрового обеспечения новые высокотехнологические виды медицинской помощи и сложную современную медтехнику использовать с полной отдачей попросту не получится…

–   Несколько наших анестезиологов сейчас работают в Москве, причем некоторые даже и не по специальности, –  добавляет Полтырев. –  Зарплата в столице и Подмосковье в несколько раз выше, чем в Коврове. Приток молодых специалистов почти прекратился, да и число выпускников Ивановской медицинской академии, единственного подобного вуза на Владимирскую, Ивановскую, Костромскую и Вологодскую области, сократилось против прежнего более чем в 3 раза. К тому же многие новоиспеченные врачи предпочитают работать не по профилю полученного диплома. Главная причина – низкая зарплата у врачей в провинции. Своими силами повысить ее практически невозможно. К примеру, повышение зарплаты ковровских врачей хотя бы на 5 тысяч потребовало бы дополнительного финансирования в размере более 8 миллионов рублей ежегодно, что пока нереально.

Средняя зарплата у врачей в ЦГБ Коврова сегодня составляет порядка 20 тысяч рублей. У анестизиологов-реаниматологов она более чем в полтора раза выше. Больница при поддержке ковровской мэрии готова предоставить служебное жилье или оплачивать наем частной квартиры, но потенциальных претендентов в белых халатах это не привлекает. И, хотя в новом сосудистом центре врачей вполовину меньше положенного, сам центр загружен сверх плана. Например, отделение неотложной неврологии за первый же месяц перевыполнило план по койко-дням на 136%.

–  Принимаем всех, – рассказал Андрей Полтырев. – Мы уже решаем вопрос о приобретении 10 дополнительных коек: 7 – в неврологическое и 3 – в кардиологическое отделение. Уже заключено много соглашений с интернами, в Ивановской медакадемии проведена презентация нашей больницы. Надеюсь, что к середине 2011 года укомплектованность кадрами в сосудистом центре будет значительно выше!

«Перевалочная база» медиков

Схожая ситуация в центральной районной больнице Вязниковского района. По врачебным должностям штат укомплектован там на 69% при коэффициенте совместительства от 1,25 до 1,5. На сегодняшний день в Вязниковской ЦРБ имеется 52 вакансии врачей. Требуются самые разные специалисты: 3 анестезиолога, 5 терапевтов, 4 хирурга, 2 кардиолога, 2 отоларинголога, 3 педиатра и так далее. Еще хуже обстоит дело со средним медперсоналом – укомплектованность составляет всего лишь 65,5 %. Но самая главная проблема вязниковской медицины даже не в этом.

Как рассказала главврач Вязниковской ЦРБ Марина Коновалова, одновременно исполняющая обязанности руководителя райздрава, даже больше, чем нехватка кадров, тревожит старение имеющихся. Уже сейчас средний возраст вязниковского врача составляет почти 53 года, а фельдшера или медсестры – почти 43 года. Молодежь в больницу не идет. К примеру, в 2010 году там фактически не прибавилось ни одного молодого специалиста. А для «переселенцев» из других областей Вязники служат «перевалочной базой». Прописавшись здесь, они вскоре отправляются на заработки в Москву и столичный регион. К примеру, немало обученных операционных сестер из Вязниковского района ныне трудятся в московских больницах.

Во многом такая ситуация – следствие низкого уровня зарплаты. У врачей в Вязниках она в среднем составляет чуть более 17 тысяч рублей, у среднего медперсонала – около 8 тысяч рублей, а у младшего и вовсе 5300 – практически пресловутая «минималка». И хотя дипломированным медикам в этом городе предоставляется служебное жилье, а руководство больницы активно выезжает на «охоту за головами» в медицинские вузы Иванова, Ярославля и Нижнего Новгорода, но эффект от этого не слишком велик. В 2010-м, правда, в Нижегородской медицинской академии удалось выучить двух анестезиологов-реаниматологов, а то прежде на весь Вязниковский район имелся лишь один-единственный специалист такого рода. Также прошли обучение хирург и терапевт. Находившимся на учебе врачам больница выплачивала «стипендию» в 10 тысяч рублей в месяц и компенсировала все командировочные расходы. За счет местного бюджета выплачиваются и стипендии врачам-интернам –  по 5 тысяч рублей в месяц. Всего в 2011 году на переучивание врачей и их материальную поддержку в райбюджете заложено почти 2,5 миллиона рублей.

Кнут вместо пряника?

Принимать меры по привлечению узких специалистов, причем, желательно, молодых, надо немедленно: иначе через 5-10 лет принимать пациентов будет некому. Но пока поликлиники и больницы вынуждены заниматься «переманиванием» кадров друг у друга: новое пополнение в региональной сфере здравоохранения – явление не такое уж частое. И чтобы привлечь новых специалистов, нужно предлагать им серьезные преференции: повышать зарплату, выплачивать «подъемные», как в Архангельске, предоставлять служебные квартиры с правом приватизации через определенное количество лет, как в Тюменской и Иркутской областях, и т. д.

Впрочем, в областном департаменте здравоохранения уверены, что зарплаты у медиков и так неплохие. Владимир Безруков, директор облздрава, продемонстрировал документы за ноябрь прошлого года: участковый терапевт поликлиники ВТЗ – 31 тысяча рублей, заведующий отделением областного кожвендиспансера – 24 тысячи рублей, врач-онколог в поликлинике онкодиспансера – 39 тысяч рублей. Правда, услышавшие эту статистику доктора поразились: откуда? Не иначе, со всем и прибавками за стаж, совместительство, ночные дежурства и прочими стимулирующими выплатами, да и то вряд ли. 10-15 тысяч в месяц –  вот средняя зарплата владимирского эскулапа, утверждают сами врачи. В департаменте между тем сообщают, что в прошлом году зарплаты медработников увеличились примерно на 15%, причем и в областном центре, и на периферии. С другой стороны, во многом это зависит от главврача больницы: те же медсестры где-то получают больше десяти тысяч, а где-то – меньше пяти. Чтобы упорядочить эти показатели, облздрав готовит изменения в оплате труда руководящего состава больниц. По мнению чиновников, если получка начальства будет интегрирована с зарплатой персонала, это поневоле должно заставить руководителей задуматься о том, как увеличить жалованье своим подчиненным. Кроме того, облздрав очень рассчитывает на стартовавшую с января федеральную программу модернизации здравоохранения, по которой узким специалистам вроде бы должны установить такие же дополнительные надбавки, как участковым терапевтам, – 10-15 тысяч рублей.

Областные чиновники задумываются и о «квартирном вопросе», но как-то неуверенно. По словам Владимира Безрукова, предоставлением жилья молодым специалистам занимаются органы местного самоуправления, и только они могут решать, кто и куда поселится. «Но если даже в Селивановском районе нашли возможность предоставить докторам две квартиры, то другие просто обязаны изыскать жилье», – рассуждает Безруков. Комплексно решать этот вопрос, как и возможность выделения «подъемных» для приехавших в регион молодых специалистов, на областном уровне пока не планируется.

Зато как главврачи больниц области, так и руководители департамента хором говорят о том, как хорошо было бы вернуть послевузовское распределение. «Молодежь хочет все и сразу, но она хотя бы должна отработать стоимость своего образования», – горячится Марина Коновалова. «Пока получается так, что мы посылаем молодого человека учиться по целевому направлению, с приоритетным правом поступления, он учится шесть лет, а потом его переманивают другие регионы – та же Москва, – негодует Владимир Безруков. – Правильно будет в таком случае либо если он вернет потраченные на него деньги, либо отработает их там, где нужен врач именно этой специальности. На этом мы, и не мы одни, собираемся настаивать в Минздраве».

Николай Фролов, Марина Сычева

Просмотры: