16+

Пациентов будут страховать от врачебных ошибок

Обязательное медицинское страхование позволит каждому пациенту, пострадавшему из-за неправильного лечения, получить материальное возмещение.

Правительство России рассматривает законопроект Минздравсоцразвития РФ «Об обязательном страховании гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами». Он должен вступить в силу с 1 января 2013 года. По этому закону потерявшему здоровье человеку больше не придется тратить силы и время на доказывание вины медиков, пациент автоматически получит денежную компенсацию, причем страховка ему самому ничего стоить не будет.

За халатность с пациентом расплатится либо больница, либо врач из своего кармана. Эти два варианта ответственности сейчас обсуждают авторы проекта – медики, юристы и страховщики. Пока речь идет об ответственности больницы, но с 2014 года планируется ввести лицензирование врачей, а затем их персональную ответственность.

Закон активно обсуждается и в нашем регионе. И если пациенты находят в нем явные преимущества, то медицинское сообщество пока встречает новацию очень настороженно.

Цена клятвы Гиппократа

Все медики еще в вузе дают клятву Гиппократа и берут обязательство всю жизнь следовать главному принципу профессии: «Не навреди!». Однако на практике быть верным этой клятве удается не всем и не всегда. Запущенная болезнь из-за неверно поставленного диагноза, инвалидность и даже летальный исход из-за халатности и врачебных ошибок – к сожалению, все это случается. Но лишь малая часть подобных случаев получает огласку и доходит до суда, еще реже по ним выносят обвинительные приговоры. Причиной тому до сих пор было отсутствие четкого механизма в законе, позволяющего привлечь к ответственности людей в белых халатах, то есть сложность доказывания вины врачей.

Всего пять уголовных дел в отношении медицинских работников за допущенную халатность при оказании помощи направлены в суды Владимирской области за последние три года. Еще одно дело – по поводу смерти роженицы из Юрьев-Польского – возбуждено месяц назад и пока не дошло до суда («Призыв» рассказывал об этой истории). Во всех случаях следствие полагает, что пациенты скончались именно в результате действий врачей, но понятия «врачебная ошибка» в Уголовном кодексе РФ нет. А корпоративная солидарность медиков зачастую становится непреодолимым препятствием на пути следствия.

К примеру, кто проводит судмедэкспертизу? Судебные врачи, которые также радеют за «честь мундира» и, возможно, иногда готовы встать на сторону обвиняемого медика. При этом судья – не врач, он не может до тонкостей разобраться в истории болезни, правильности назначенного лечения, проведения операций. Поэтому иной раз и складывается парадоксальная ситуация: даже если неумышленная оплошность врача очевидна, доказать ее в суде практически невозможно.

В целом по России не существует официальной статистики количества врачебных ошибок. Однако, как сообщил «Призыву» президент российской Лиги защитников пациентов Александр Саверский, согласно опубликованным данным Комиссии Евросоюза, в каждом десятом случае обращения за медицинской помощью в России ставится ошибочный диагноз или назначается неправильное лечение. Но многие пациенты отказываются от мысли подать в суд на медика, узнав о расценках на услуги адвокатов и трудностях доказывания – такие дела затягиваются на годы, а отсудить получается копейки.

Ежегодно в российских судах слушается всего около 300 исков пациентов к врачам, решения выносятся только по половине, но лишь малая часть – в пользу пациентов, и отсудить им удается в среднем по 12 тыс. рублей. Это при том, что в европейских странах ежегодно слушается до 20 тыс. дел по защите прав пациентов, и больному в среднем удается отсудить 1 млн долларов.

Дело в том, что в цивилизованном мире уже давно действует механизм, который позволяет легко и понятно урегулировать жалобы пациентов на врачей – страхование ответственности медиков перед больными. Подобная практика скоро должна появиться и в России.

Новый законопроект предусматривает, что бремя страхового риска ляжет на страховые компании. В случае смерти пациента по вине медучреждения его наследникам страховщик выплатит 2 млн рублей, при получении инвалидности первой группы – 1,5 млн руб., второй группы – 1 млн руб., третьей группы – 500 тыс. руб. А все медицинские учреждения (в том числе частные) будут ежегодно уплачивать страховым компаниям взнос в размере 2% от объема стоимости оказанной медицинской помощи за год. Страховать свою ответственность лечебное учреждение будет обязано, иначе оно потеряет право на работу.

Авторы закона уверены: это абсолютно новаторский для России проект. Он подготовлен на основе международной практики и призван защитить пациента, выстроить доступный для каждого механизм возмещения вреда. В самом деле, преимущества для больного очевидны: он ничего не теряет, ему не потребуется уплаты каких-либо денег на свое страхование. Страховать каждого пациента будет больница за свой счет – автоматически при обращении человека за помощью. Доказывать вину врача станет проще. Не обязательно будет подавать в суд, чтобы потребовать денежную компенсацию.

Устанавливать юридический факт нанесения вреда жизни и здоровью пациента будут не сами врачи, а независимые комиссии на местах. В их состав наряду с представителями облздрава, медико-социальной экспертизы и здравнадзора, войдут страховщики и представители общественных организаций по защите прав пациентов. Кроме того, у пациента все равно при любом решении комиссии остается возможность обращаться в суд.

Страховка не выдержит?

– Этот закон очень актуален, давно пора его принять. Он защитит пациентов, повысит ответственность врачей перед ними и государством, – уверен директор владимирского филиала ЗАО «Макс М» Алексей Киселев. – Но думаю, эффективней была бы не ответственность больницы, а персональная ответственность врача. Если заплатит не сам врач, а кто-то за него, это не даст эффекта. Фактически с пациентом работает именно врач, а не больница в целом. Медучреждение предоставляет только стены и оборудование. А диагностика и правильное лечение – ответственность именно врача. В Европе за пациента отвечает лично врач. И хорошо, что это скоро придет к нам.

Казалось бы, оптимизм страховщиков легко понять, они тоже явно выигрывают от закона, ведь больницы ежегодно станут платить им взносы по 2% с «оборота» – страховка-то будет обязательной. Но здесь есть свои «подводные камни».

Закон выдвигает очень жесткие требования к страховым компаниям, желающим выдавать полисы «медгражданки». Например, их уставный капитал должен превышать 2 млрд рублей. На сегодня таким ресурсом обладают только десять страховщиков по всей стране. Остальные смогут по-прежнему страховать только по ОМС.

–   Страховой рынок будет предельно сжат, -говорит Алексей Киселев. – С одной стороны, пациент будет более защищен, так как надежность компании станет гарантией денежных выплат при наступлении страхового случая. Но с другой, не обвалят ли такие случаи бюджет страховщика, если жалобы от пациентов пойдут валом?

Алексей Киселев сравнивает «медгражданку» с ОСАГО. Там тоже – обязательная страховка. Но для страховых компаний она все более убыточна из-за низких процентных ставок. Это похоже на пирамиду: сейчас страховые компании выплачивают компенсации по ОСАГО за счет вновь заключенных договоров. Но договоров заключается все меньше, и выплаты падают.

–  Я боюсь, что с «медгражданкой» может получиться то же самое. С одной стороны, страховщикам клиента искать не надо, больницы сами страховаться придут. Но с другой, сомневаюсь, что своими взносами они обеспечат всем пациентам полный объем выплат. Нетрудно спрогнозировать, что после введения «медгражданки» пациент, зная, что теперь защищен и может претендовать на выплаты, станет предъявлять претензии и требовать выплат гораздо чаще. Получение инвалидности у нас распространено. В страховые компании пойдет сразу огромный вал требований. Часть претензий может быть надуманной, но пациенты захотят выбить деньги. В Европе, кстати, для этого есть специальные «медицинские адвокаты». То же не исключено и у нас.

В свою очередь, страховщики будут отсекать многие претензии. И даже реальные случаи нанесения ущерба пациенту будет доказать так же трудно, как сейчас: медицина – вещь субъективная. Машина разбита –  это факт, а здоровье человека – гораздо более сложная материя. Будут ли объективны врачи, которые войдут в «независимую комиссию» для определения страхового случая, тоже вопрос. Но пока медики введению «медгражданки» явно не рады.

Закон один, больницы разные

–  Для пациента закон хорош. Но с позиции медучреждений это не совсем правильно, – говорит главврач поликлиники № 1 г. Владимира Александр Кирюхин. – Ясно, что сегодня больницам не хватает финансов и оборудования для полноценной работы с пациентом по стандарту лечения. Ясно и то, что не все больницы равны в своих возможностях.

Стандарт лечения один, а подготовленность кадров и материально-техническая база у одних больниц на высоком уровне, а у других – на слабом. Если бы условия у всех были равными, пора было бы вводить «медгражданку», рассуждает Александр Кирюхин. А пока среднестатистический врач вооружен еще так слабо, что не готов к новой ответственности по объективным причинам. К примеру, в поликлинике № 1 до уровня стандарта несоответствие идет в 25 – 30 млн рублей.

–  Наш врач будет подвержен риску ошибиться больше, чем, скажем, врач оснащенной больницы «Автоприбор». А что уж говорить о врачах бедных сельских больниц. Но закон ко всем станет применяться один. Вводить сейчас эту страховку – все равно, что врача с винтовкой посылать на танки, – отметил Кирюхин. – У нас внедряется евромодель, но ведь мы отстаем от Европы на много лет и сейчас делаем лишь первые шаги к улучшению материальной базы больниц. Сначала надо выровнять этот разрыв, а уж потом вводить страховку.

Кроме того, считает главврач, надо сначала пересмотреть всю систему организации медпомощи, а также тарифную политику. Права пациента не будут нарушаться лишь тогда, когда он сможет получить обычную услугу, скажем, диагностики или консультации врача в любой больнице бесплатно, не стоя при этом неделями в очередях. Но при нынешнем раскладе качественная медпомощь пациенту, особенно не жителю областного центра, может только сниться.

– Ни общество, ни государство пока не готово к тому, чтобы вводить «медгражданку», – согласна врач женской консультации № 2 г. Коврова Елена Воронова. – Когда вступит в силу этот закон, будет наломано немало дров. Наказывать врача за ошибки, конечно, надо. Но надо помнить, что врач никогда не допустит халатность умышленно.

Врачу будет тяжело перестроиться на работу в новых условиях, и не только из-за того, что над ним нависнет «дамоклов меч» материальной ответственности перед пациентом. Трудно будет морально, особенно врачам «старой закалки», а их в регионе большинство. Они не привыкли мерить профессионализм на деньги и еще помнят времена, когда главной острасткой для врача был суд его коллег. Стоять перед лицом коллег было самым суровым наказанием.

–  Для нас и сейчас главная ответственность – клятва Гиппократа и деловая репутация в профессиональных кругах, а также доверие пациента. Именно это должно удерживать врача от неправильных поступков, – убеждена Елена Воронова. – А к «монетизации» отношений врача и пациента мы не готовы.

Любой каприз за ваши деньги

Есть и другие опасения, связанные с финансами. Цену страховки в перспективе медучреждения могут включить в цену своих услуг. Стало быть, они будут еще дороже. А расплачиваться придется пациенту, ведь часть услуг больной по-прежнему будет покупать.

– Но больше всего должно удивить пациентов то, что законными поводами для денежных компенсаций станут лишь те врачебные ошибки и дефекты оказания медицинской помощи, при которых пациент либо умрет (это оценено в 2 млн руб.), либо станет инвалидом (в зависимости от группы он получит от 1,5 млн до 500 тыс. руб.). Все остальные случаи ущерба для здоровья возмещаться не будут, – прокомментировал «Призыву» президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. – Это при том, что сегодня денежной компенсации за ущерб здоровью по вине медиков требуют не более 5% тех, кто обращается к нам за помощью. А 95% хотят признания морального ущерба и справедливого наказания виновных. Но этих категорий в законопроекте просто нет.

Есть претензии у экспертов Лиги защитников пациентов и к составу «независимых комиссий», которые будут состоять главным образом из медиков и близких к системе здравоохранения чиновников. А значит, жалоба пациента будет на самом деле жалобой против самой комиссии. Сможет ли такая комиссия быть объективной? Она будет защищать медицинские организации, а не пациентов, считает Саверский. По его мнению, в России давно пора создать институт уполномоченного по правам пациентов, чтобы спорные случаи могли решать действительно независимые эксперты.

Александр Саверский приводит пример чудовищного случая. В животе пациентки врач оставил салфетку. Много лет длились мучения, перитонит, повторные операции. Но потери трудоспособности нет, инвалидность не присвоена, а значит, и выплат никаких не будет.

Чтобы избежать выплат, медики станут строже подходить к присвоению групп инвалидности. Сейчас получить группу для пациента – не проблема, но скоро может последовать масса отказов в присвоении. Необходимо расширить перечень пострадавших лиц, имеющих право на компенсацию. Пусть выплаты полагаются не только инвалидам.

Эксперт считает, что в предложенном виде проект не решает проблемы защиты прав пациентов. Против пациента оказываются и комиссии по расследованию, и страховщики.

Но Саверский согласен, что верным решением является страховать не врача, а медицинскую организацию, хотя бы на начальном этапе введения «медгражданки»:

– Врач в России в последние девяносто лет не являлся субъектом гражданского права как исполнитель услуг, в то время как за рубежом история развивалась именно в этом направлении. За это время медицина у нас превратилась в комплекс услуг, а не в услугу одного врача. Пациент обращается не к врачу, а в медорганизацию – потому она, а не врач, и является стороной обязательств. С этой точки зрения страхование медицинской организации правильнее, чем страхование врача.

Необходимо более четко определить объект ответственности исполнителей медицинских услуг и механизм его страхования, считает Саверский. В нынешнем варианте пол у чается, что за виновное причинение вреда пациент не получает страховку, а за невиновное получает. Мотивация такого решения не ясна.

Риски введения страхования ответственности должны быть учтены и предусмотрены, чтобы не обанкротить учреждения здравоохранения. Государство должно либо разделить страховые компании, которые занимаются медицинским страхованием (ОМС, ДМС) и которые занимаются страхованием гражданской ответственности, либо создать иной механизм внутриведомственного контроля качества медицинской помощи, полагает эксперт. Нельзя рассчитывать, что страховая компания, занимающаяся страхованием ответственности, будет объективно контролировать качество, тем более, в интересах пациентов.

Тем не менее, предложенный закон в самом деле нацелен на благие изменения в нашей стране и является инновационным для России, согласны в Лиге защитников пациентов. Но проект нуждается в доработке. И пациенты, и медицинское сообщество вряд ли готовы будут поддержать новации в том виде, в каком они предлагаются сейчас.

Елена Певцова

Просмотры: