16+

Сухо-безводное

Так называется станция в Нижегородской области – и, наверное, было за что дать ей такое прозвание. Точно так же сейчас можно назвать и десяток сел на Владимирщине: местные жители месяцами сидят без воды. Вообще без никакой. Причем по провинциальным меркам это вполне благополучные села – с водопроводом. Но то, что капает из кранов, жители разных населенных пунктов характеризуют одинаково – слезы.

Страх и ненависть в Богослово

– Проснусь рано утром и сразу иду набирать ведра,  –  рассказывает Александра Афанасьевна, жительница с.Богослово Суздальского района. – Сколько льет, столько и набираю. Если повезет, хватит и еду приготовить, и помыться, и даже огород полить. А кто с утра поленится вставать, тот либо будет терпеть без воды, либо должен идти к колодцу.

Когда в богословской водонапорной башне установили новый насос, селяне решили, что про­блемы с водой закончи­лись. Но уже несколько недель живительная влага в селе появляется только ночью и рано утром. Бывает, что за целый день из крана не вытечет ни капли. Причиной тому местные жители считают коттеджный поселок, вы­росший на ул.Луговой. Он стоит ближе всего к башне, к тому же в ни­зине. Поэтому вся вода уходит дачникам, а ко­ренным жителям села остается довольствоваться несладкими остатками.

Обитатели коттеджей вроде бы обещали, что будут брать не больше полкуба в месяц. Но ког­да на трубу поставили счетчик, выяснилось – столько уходит в каждый дом примерно за полчаса. Получилось, что дачники употребляют почти в три раза больше воды, чем все остальные жители Богослово, вместе взятые. Разгоряченные жарой селяне вспоминают подзабытое сочетание «классовая не­нависть»: мужики не без гордости рассказывают о том, что уже несколько раз ходили заваривать ведущую к коттеджам трубу. Но буквально на следующий день дачники «возвращают безобразие». Больше всего коренных богословцев возмущает то, что в коттеджах льют воду без всякой необ­ходимости. В одном из роскошных особняков, например, бассейн с про­точной водой, который наполняют каждый день. В других – поливалки для газонов.

«Не считают нас за людей», – жалуется пенсионерка Алевтина Андреевна.

«Моя мать, восьмидесятилетняя жен­щина, ветеран труда -получается, что она не заслужила спокойной старости, – говорит быв­ший подводник Алек­сандр Николаевич, – она бегает по селу с ведрами в то время, как эти бур­жуи льют столько воды, сколько хотят».

Из альтернативных ис­точников воды в Богослово – только колодцы, до которых еще надо дой­ти. Но и они, как отме­чают местные, начинают мелеть. «На прошлой не­деле был общий сход, на котором всем селом по­становили отрезать воду у коттеджей, – говорит местная жительница Га­лина Суслова, – и после этого у нас из кранов она вроде бы пошла, но не так сильно, как раньше. В воскресенье ее вообще не было. Так что, наверное, дачники снова своеволь­ничают. А у людей тем временем сохнет все, что посажено на огородах. Вся надежда только на Господа – в нашей церк­ви уже два раза прошли молебны о дожде».

– Водонапорная башня не справляется, потому что в селе слишком боль­шое число потребителей на единственную скважи­ну, – объяснил Василий Логинов, глава адми­нистрации МО Новоа­лександровское сельское поселение, к которому от­носится и Богослово. – К тому же из-за жары люди стали брать больше воды на полив, для животных и прочих нужд. И при этом из 178 домовладений за воду платят только 58. Сейчас надо разобраться с теми, кто берет воду даром. Но при этом у нас есть планы восстановить старую скважину в селе или выкопать новую, а заодно отремонтировать водопроводные сети. Дело это не дешевое, но, наде­юсь, что «дачники» нам в этом все-таки помогут.

Без вины обезвоженные

Село Кутуково в Суз­дальском районе раз­делилось на две части, граница проходит как раз по федеральной трассе. С одной стороны, водопро­водная вода у жителей есть всегда, с другой, если и бывает, то с перебоями. Среди «счастливиц» – пенсионерка Валентина Михайловна. «Для того, чтобы посуду помыть или огород полить, хватает, говорит она, – правда, пить такую воду нельзя слишком отдает хлор­кой. За водой «для себя» все равно надо идти на колодец». Другие селяне либо дежурят по ночам у кранов, либо бегают на колонку, но и там днем вода течет еле-еле, иногда, чтобы набрать одно ведро, требуется полчаса. У жи­телей ул.Центральной водопровода нет совсем: на­чали что-то строить еще в августе прошлого года, но потом работы встали. Люди сами выравнивали траншею, оставшуюся от прокладки трубы, иначе по улице было не пройти. Бетонные трубы до сих пор валяются рядом.

Любовь Верташова каждый день ходит к колодцу, единственному на всю улицу в двадцать домов. Дневной запас – двадцать ведер. «У нас здесь живут, в основном, женщины, – рассказывает она, – и бабушки, и мамы с детьми. Для них это, конечно, очень тяжелый труд. Огороды, считай, уже пропали – на свои бы нужды хватило. Картош­ки нет, без полива она не уродилась, огурцы солить нечем. Запасов на год почти никто не делает, мы не знаем, что будем делать зимой. Все жите­ли боятся, что от жары и колодец иссякнет, и тогда мы вообще останемся без воды.

– В Кутуково проблеме с водой уже несколько де­сятков лет, – сообщил Ва­силий Логинов, – там дело в том, что под федераль­ной дорогой проложена труба меньшего диаметра, из-за этого пропадает напор. Когда из-за жары увеличилось потребление воды, это стало особенно ощутимо. Сейчас мы эту трубу меняем, в селе идут работы на водонапорной башне и реконструкция водопроводных сетей. Заодно будем проводить воду на улицы Новая и Светлая. Проблема долж­на решиться уже в этом году.

По словам Логинова, сложности с водой ис­пытывали и испытывают многие села и деревни Новоалександровского сельского поселения. Так, долгое время мучились без воды жители Обращихи. В прошлом году должны были получить средства из областного бюджета на ремонт сква­жины, но из-за кризиса эти деньги отозвали. Все сейчас приходится делать своими силами, за счет местного бюджета. Так, в Обращихе в этом году все-таки восстановили скважину, поставили но­вую башню и заменили 500 метров водопрово­дных сетей. В Цибеево тоже непростая ситуация: скважина принадлежит СПК, и воды на всех не хватает. Обсуждаем возможность восстано­вить старую скважину, переключить на нее СПК, а прежнюю полностью отдать жителям. Кроме того, ремонтируется семь сельских и деревенских колодцев, и строится де­вять новых. Однако в местном бюджете просто не хватает средств, чтобы сделать все и сразу. Из-за жары обеспечение людей водой стало приоритет­ным делом, но появились незапланированные рас­ходы – на Богослово, на Старый Двор.

– Физически не успева­ем решать все проблемы, – говорит глава, – раз­берешься с одной – уже появляются новые.

Чистой воды беда

Селу Омутское Суз­дальского района на пер­вый взгляд повезло: вода в кранах есть всегда. Но чистой и тем более пи­тьевой ее не назовешь. Жидкость удивляет раз­нообразием: то желтая, то коричневая, то с мазут­ного цвета разводами, то с хлопьями, то с запахом аммиака. Чтобы пости­рать белье или напоить скотину, селяне – около двухсот человек – отстаи­вают ее несколько дней, процеживают и сливают. За питьевой водой ходят к реке на ключи – это, в среднем, около киломе­тра. Один из родников уже затянулся. Искупать ребенка (в водопроводной воде многие мамочки делать это боятся) – це­лая история: принести несколько ведер, нагреть, остудить.

  1. На моей памяти уже пять скважин меняли, но вода все время пло­хого качества, – говорит житель села Владимир Маринин, – надо искать другие подземные жилы или ставить фильтры, но этим никто не зани­мается.
  2. Сколько уж я воевала – и не пересказать, – вспоминает бывшая староста
    села Наталья Андреева, – и СЭС вызывала, и бутылку с водой носила
    и в поселковую админи­страцию, и в районную – все без толку. А счета за
    воду между тем приходят исправно – и платить мы должны, между про­чим, даже больше, чем в городе.

Доведенные до отчая­ния селяне обратились в природоохранную проку­ратуру и в суд. Экспертиза пришла к выводу: вода в Омутском не соответству­ет санитарным нормам ни по цвету, ни по запаху; содержание железа в 10,6 раза выше предельно до­пустимой концентрации, марганца – в 2,2 раза. На суде привлеченные сто­роны – администрация Селецкого сельского по­селения и управляющая компания ООО «Ком­мунальные системы» пос.Новый – ответствен­ность за контроль над качеством воды валили друг на друга. Судья суз­дальского райсуда Ирина Матвеева в итоге приняла решение: администрацию Селецкого сельского по­селения обязали в срок до 1 января 2011 года организовать питьевое водоснабжение в Омут­ском в соответствии с требованиями санитарно-эпидемиологического за­конодательства.

Чтобы выполнить это решение, надо выкопать в селе новую скважину и установить фильтры. «А откуда взять средства, – удивляется и.о. главы
Селецкого сельского по­ селения Евгений Чураков, – у нас в бюджете
таких денег нет. Один колодец в деревне вырыть – уже сто тысяч
выкладывай. А скважи­на – это как минимум два миллиона». Правда,
есть вариант заключить долгосрочный договор с коммунальщиками; тогда
они вроде бы обещают поставить фильтр. Но тоже не наверняка. А о
временных мерах – вроде подвоза воды в Омутское в цистернах – в администрации даже не задумываются. «У них там ключи есть, хорошие ключи, рассуждает Евгений Чураков, – у нас в Селецком 54 населенных пункта, и водопроводная вода во многих местах не очень: где-то с железом, где-то – с кальцием. Где-то давление в трубах падает из кранов почти ничего не льется. Но везде есть родники, колодцы. А если в каждую деревню гонять цистерну – никаких сил на это не хватит».

Сельская сушь

Общий сход в селе Давыдово Камешковского района решил: с 1 августа организовать ночные де­журства. С одиннадцати вечера до четырех утра местные жители патрули­руют улицы. Люди очень боятся подступающих лесных пожаров. Но слу­чись беда, ночные дозор­ные смогут только разбу­дить селян и вывести их из домов. Тушить огонь нечем: старый противо­пожарный пруд обме­лел и затянулся ряской, водопроводной воды в Давыдово не видели уже больше месяца.

Дело в том, что водона­порная башня, к которой подключены давыдовцы, находится аж в соседнем селе Филяндино, и даже там начались перебои: насос не справляется с выросшим в жару водопотреблением. Была и своя башня, но еще в ельцинские годы ее вме­сте с земельным участ­ком… продали частному предприятию, которое занимается изготовле­нием железных дверей. Сейчас от селян ее от­деляют железные двери, семь замков и высокий забор. Никакой надежды вернуть скважину нет. «Мы уже много раз про­сили, – говорит староста села Татьяна Ерлыкина, – в последний раз нам объяснили, что открыть ее не разрешает СЭС – мол, слишком близко к кладбищу. Хотя в прошлые годы это никому не мешало».

При этом единственная на село колонка не рабо­тает – водопровод пуст, а колодцев в селе нет вооб­ще. Питьевую воду в ци­стерне сюда не привозят. Единственное спасение для жителей – малень­кий ключик на окраине. К нему давыдовцы, все шестьдесят домов, ходят с ведрами и канистрами: один рейс  – дневной за­пас. Только на готовку и мытье, без огорода. Беда в том, что ключик не­глубокий, всего в одно кольцо, и быстро вычер­пывается. А пользуются им не только жители Давыдово: при перебоях с водой сюда идут и из Фи­ляндино, и из Аксенцево, и из Новского. Четверо запаслись – ключик пуст; надо стоять и ждать, пока он наполнится снова. В результате в «тяжелые» дни здесь выстраивается внушительная очередь.

– К нам уже приезжали и глава нашего Второвского сельского поселе­ния Николай Зеленуха, и даже глава Камешков­ского района Владимир Сомов, – говорит Татьяна Ерлыкина, – но никаких предложений, кроме как обратиться куда-то еще, не было. Сейчас будем выходить на районный Совет народных депута­тов. Просьбы у нас про­стые: выкупить водона­порную башню, которая находится на территории бывшего совхоза «Боль­шевик», и переключить ее на Давыдово, а также расчистить и углубить противопожарный пруд. Потому что без воды жить в селе по-настоящему страшно. То, что на вы­сохшие огороды даже смотреть не хочется, еще полбеды. Но если правда случится пожар, Давыдо­во нам не отстоять.

От беды – на большую дорогу

Село Добрынское в Суз­дальском районе живет без воды третий месяц: в кранах вода бывает толь­ко по ночам. Жители не­скольких улиц специаль­но заводят будильники на три часа утра: только в это время можно успеть сделать запас на день. Причем вода не льется бурным потоком, а течет буквально по ниточке. Из-за этого в селе не работает ФАП, на время закрывался и детский садик – сейчас туда по­ставили отдельный насос. «Я специально перееха­ла в Добрынское, чтобы не оставлять родителей,

  1. рассказывает Ирина, жительница Владими­ра, – они очень пожилые люди, с такой напастью не справляются одни. Каждый день звоню ком­мунальному мастеру, а он только хохочет в трубку – говорит, Бог вам по­может». Колонки в селе, понятно, стоят пустые, а единственный колодец на ул.Первомайской давно пересох и забит мусором.

Здесь уже привыкли к тому, что ни одна капля не должна уходить зря. Тем, что остается после умывания и стирки, пы­таются поливать огороды. Воду после полоскания белья отдают коровам и козам. Кто побогаче –        покупает канистры с водой в городе, но этого все равно недостаточно.
Селяне не могут добить­ся от властей ответа на вопрос: что случилось и
когда это кончится? Вот документ из администрации Суздальского района: «Неудовлетворительная ситуация с водоснабже­нием вызвана аномально высокой температурой наружного воздуха и про­должительным отсутстви­ем осадков. Также в дан­ный период значительно вырос разбор воды на полив». У Надежды Моисеевой четверо детей, один из них болен астмой. Ребен­ку требуется увлажнитель воздуха – сейчас, когда небо затянуло смогом, это особенно актуально. Но семья не может позволить себе держать его включенным круглые сутки: не хватает запасов. «Моя старшая дочь, ей семь лет, вместо того, чтобы отдыхать на каникулах, помогает мне носить воду в баню, когда у семьи помывочный день; наливать через отверстие для порошка воду в стираль­ную машину, – говорит Надежда Владимировна,

  1. все-таки на шесть чело­век вручную без воды не настираешься».

Ситуацию в Добрынском взяла на контроль областная прокуратура, но заметного результата это не принесло. Главе муниципального обра­зования вынесено пред­писание с требованием устранить нарушения. В итоге из Боголюбовского сельского поселения в Добрынское два раза пригоняли цистерну с питьевой водой, причем без предварительного уве­домления, Надежде Моисеевой дважды привозили воду для увлажнителя, во второй раз она оказалась некачественной.

«Мы устали так жить, мы не можем так жить, –       жалуются жители Добрынского, – мы не можем нормально отдохнуть, да и какой отдых, когда в
голове только одно – что будет дальше? Нам никто не объясняет, когда будет
вода, только просят по­ терпеть еще немного, и говорят, что работы на
водопроводе и скважи­нах в селе уже ведутся. Хотя ни одного рабочего мы в глаза не видели. Мы боимся зарасти грязью, боимся, что начнется
эпидемия какой-нибудь заразы. Боимся пожаров: почти у каждого во дворе
уже сделан запас песка. Но больше всего боимся, что до нас просто никому
нет дела». Если вода в Добрынском не появится к концу недели, жители
села обещают в выходные решиться на акции протеста.

Без воды: ни туды и ни сюды

Такие же случаи есть сейчас во всех районах Владимирской области. Поселок Центральный Вязниковского района: две скважины, но обе­спечить водой всех они не могут. Вода поступает с перебоями; люди живут с открученными кранами и подставленными под них ведрами, надеются – вдруг потечет. Деревня Куприяново Гороховецкого района: водопровод не
работает, колодцы пере­сохли. Жители ходят за водой в соседние деревни;
те, у кого есть машины, привозят из города. Поселок Головино Судогодского района: перебои с водой продолжаются уже почти полгода, улицы перекопаны – коммунальщики не успевают устранять последствия
аварий. Даже в городе Костерево Петушинского района на улице Заречной жалуются на то, что воды в кранах нет уже месяц. Колодцы иссякают; мест, где можно добыть воду, становится все меньше. А большинство жителей улицы – пенсионеры и инвалиды. И это – только те случаи, о которых к настоящему моменту из­вестно «Призыву».

Руководители сельских поселений и местных отделов ЖКХ практиче­ски синхронно разводят руками, обещают сделать все возможное для того, чтобы помочь людям в самое ближайшее вре­мя и сетуют на скудость бюджетов и нерастороп­ность коммунальщиков. Жителям обезвоженных сел советуют проявлять сознательность и тратить меньше воды на полив огородов – тогда, мол, хватит на всех. Впрочем, винить людей в том, что свои огурцы им дороже соседской беды, глупо. Для большинства селян, не избалованных высокой зарплатой, огуречные и морковные грядки, ябло­невые деревья и карто­фельные поля – основная, если не единственная, возможность прокор­миться зимой.

На самом деле под­держать измученных сельских жителей долж­на была бы региональ­ная целевая программа «Обеспечение населения Владимирской области чистой питьевой водой», рассчитанная до 2010 года. По этому докумен­ту в селах предполагается и бурение скважин, и строительство колодцев, и реконструкция водопро­водных сетей, и изыска­ние альтернативных ис­точников водоснабжения, и даже «обеспечение на­селения питьевой водой, соответствующей гигие­ническим требованиям в отношении безопасности и безвредности, при чрез­вычайных ситуациях» – как раз таких, как высокий уровень загрязнения источников водоснаб­жения и повреждение водопроводных систем. Но еще в прошлом году, когда начался кризис и встал вопрос об экономии средств областного бюд­жета, эта программа была приостановлена одной из первых. Пока погода изо­биловала дождями, это казалось нормальным. Но сейчас, когда жара уже около полутора месяцев зашкаливает за 30 гра­дусов, она вновь крайне необходима.

Как сообщил начальник областного управления ЖКХ Виктор Шершнев, пока восстанавливать эту программу не собирают­ся, и средств на финан­сирование предусмотрен­ных в ней мероприятий в областном бюджете нет.

Марина СЫЧЕВА

Просмотры: