16+

Утомленные солнцем

Средняя температура по больнице – 36,6, и это не вполне шутка. Стационарные лечебные учреждения Владимира оказались неподготовленными к аномальной июльской жаре. Оказаться в больнице и так не сахар, но сейчас пациентам приходится страдать вдвойне: и из-за диагноза, и из-за духоты. Температура воздуха в палатах не намного ниже, чем на улицах.

Спасайся, как сможешь

Общая картина во владимирских больницах примерно одинаковая: ртутный столбик висящих на стенах термометров показывает 25-28 градусов выше ноля, пациенты лежат на койках или ходят по отделению, неустанно обмахиваясь газетами. Где возможно, настежь открывают окна, но облегчения это почти не приносит: настоящего свежего воздуха в городе нет даже ночью. Некоторым заботливые родственники принесли вентиляторы, но разрешают их не везде. «Нам объяснили, что, если в каждой палате будет по вентилятору, энергосистема не справится с такой нагрузкой, и тогда вообще вся больница останется без света, – говорит Надежда Макарова, жена пациента городской больницы № 3, – хотя на столе у дежурной медсестры стоит маленький вентилятор. Понятно, персонал больше заботится о себе, чем о больных».

Спасение от духоты оказалось личной проблемой каждого, и все пациенты по-своему придумывают, как выкрутиться. «Мама принесла пульверизатор, опрыскиваюсь сам и даю соседям по палате, брызгаем в воздух – становится легче, но ненадолго», – рассказал Александр, пациент гастроэнтерологического отделения. «Когда от жары совсем невмоготу, ходим к раковине и обтираемся водой», – говорит Светлана Николаевна, которая лежит в кардиологии. «Если слегка намочить простыню, то лежать и даже спать ночью можно вполне нормально», – поделился методом Владимир из травматологического отделения. «Заклеили окно газетами, чтобы в палату попадало меньше солнца, просим родных приносить фрукты и воду, обтираемся влажными салфетками», – рассказывает Надежда из гинекологии. «Включить в плеере приятную музыку, закрыть глаза и попытаться представить, что ты где-нибудь на курорте, хотя это не всегда помогает», – секрет спасения Наташи из пульмонологического. «А что тут поделаешь – надо терпеть и быстрее выздоравливать», – мнение большинства пациентов.

Обычные владимирцы, как правило, борются с духотой с помощью холодного душа утром и вечером (горячий, правда, многим и взять негде – вода отключена). Но пациенты городских больниц лишены и этого удовольствия – душевые прямо в палатах в наших стационарах, понятно, не предусмотрены. По правилам, в каждом отделении должны быть санитарные комнаты, нона деле работают они не везде и пускают туда не всех и не особо часто. Правда, если совсем честно, даже по медицинским показаниям душ – как бы трудно без него ни было – положен не каждому больному: у некоторых (например, больных воспалением легких) он может вызвать ухудшение состояния.

Но от «нездоровой» по – годы мучаются не только взрослые, но и дети. А условия у них, как свидетельствуют очевидцы, не лучше, чем везде. «Ужас, какая духота в палатах, – жалуется Зинаида Алексеева, мама одного из маленьких пациентов детской больницы скорой помощи, – а персонал только руками разводит – мол, ничего не можем поделать. Сама я приезжаю так часто, как могу, обтираю ребенка, обмахиваю, успокаиваю – врачи и медсестры, похоже, этим совсем не занимаются». Светлана Макарова, главный врач этого учреждения, от комментариев отказалась.

Лучше всего, как выяснилось, во Владимире лежится мамочкам из перинатального центра, куда переехал роддом № 1. Это здание – самое новое в городе, поэтому по проекту здесь предусмотрена не только система кондиционирования всех помещений, но еще и душевые в каждой (!) палате. Пациентам больниц «советской» постройки о таких удобствах остается только мечтать.

Сложности есть – осложнений нет

Вообще-то врачи городских клиник прекрасно видят трудности, вызванные жарой. И этих трудностей даже больше, чем кажется. Но все, что они сейчас могут, – развести руками и посочувствовать пациентам. Впрочем, по мнению многих докторов, погода не так страшна, как кажется.

– У нас сейчас идет ремонт в связи с реализацией сосудистой программы, так что больным приходится терпеть не только духоту, но и шум, – говорит Марина Вахракова, начальник медицинской части городской больницы № 3, – но люди достаточно терпеливые и, по-моему, с пониманием относятся к этим дополнительным трудностям. И, между прочим, хотя жара и духота сильнее всего сказываются на пациентах с сердечнососудистыми заболеваниями, наш кардиоцентр сейчас недозагружен – больных меньше, чем можно было ожидать. Также могу сказать, что никому из них не стало хуже от духоты. Все получают лекарства в том объеме, в котором они требуются, никто не жаловался и не просил дополнительной помощи.

– Больше всего у нас страдает первый корпус, окна которого выходят на юг, – сообщила Галия Шелонина, главный врач областной клинической больницы, – но каких-то экстренных случаев – чтобы пациенту стало плохо или начались осложнения на этой почве – не было. Вообще проблема с духотой в нашей больнице решается: в части отделений, в помещениях операционных, перевязочных, УЗИ, комплексной диагностики уже есть кондиционеры. Проводятся регулярные контрольные замеры температуры. В новом корпусе в отделениях есть душевые, в старом – санитарные комнаты с горячей и холодной водой. Но, конечно, бегать в душ так часто, как захочется, у нас нельзя: все-таки существует определенный санитарный режим, помещение нужно обрабатывать. Кому надо, если позволяет состояние, отпускаем помыться домой. Другим советуем чаще проветривать помещение и обтираться влажными салфетками. Мы понимаем, что людям жарко, поэтому готовы пойти навстречу во всем, что касается режима или ухода.

– Скрывать нечего – трудности существуют, – признается Евгений Яскин, главный врач городской клинической больницы скорой помощи, – и все это понимают. Нынешнюю жару не зря называют аномальной – ясно, что у нас не Африка, не Греция и не Испания, у нас не должно быть такого лета. Из-за этого в определенном смысле приходится корректировать нашу работу. Так, из-за того, что в такую духоту послеоперационным больным труднее проходить период реабилитации, предлагаем людям перенести плановые операции на сентябрь или октябрь, но экстренные проводятся в обычном режиме. Что касается уже попавших к нам пациентов, то нельзя сказать, что все они невыносимо мучаются. По нашим наблюдениям, состояние ни у кого не ухудшилось. В тех отделениях, где за последние годы был сделан ремонт – а это четыре из восьми, – есть и жалюзи, и системы вентиляции воздуха, и душевые кабинки, и ванные. В остальных они со временем будут тоже. Нуждающиеся имеют возможность на пару часов съездить домой: принять душ, передохнуть – у нас же не тюрьма. Кого возможно – выписываем пораньше. Врачи стараются разговаривать с пациентами, узнавать их потребности и по мере возможности помогать. А в целом, я считаю, пик жары уже пройден, и дальше будет только легче.

– Никто не мог предусмотреть, что летом возникнет такая проблема, – рассказал Михаил Суханов, главный врач клинической больницы МЧС ПО «Автоприбор» и «Точмаш», – конечно, сейчас тяжело. От жары страдают не только больные и персонал – например, у нас есть проблемы с оборудованием, которое перегревается. К счастью, в операционных, перевязочных, процедурных, то есть таких кабинетах, где оказываются самые незащищенные люди, у нас установлены кондиционеры и сплит-системы. Но, к несчастью, невозможно сделать так, чтобы всем стало хорошо, причем прямо сейчас. Мы стараемся разбираться со всеми сложностями по мере возникновения. Так, по согласованию с заведующим отделением можно приносить в палаты вентиляторы. Согласование необходимо, потому что такой сквозняк может быть приятен одному человеку, но опасен для его соседа. Рекомендуем обмачивания, протирания – «легкие» пациенты могут сделать это сами, тяжелым помогают медсестры. Кроме того, мы стараемся сейчас не госпитализировать тех, кто не нуждается в экстренной помощи, предлагаем людям немного подождать. Пациентов, которым не требуется круглосуточное наблюдение, можем перевести на другой режим – например, на дневной стационар или амбулаторное лечение. Но вообще больница, несмотря на жару, работает нормально, всю нужную помощь люди получают своевременно. Полагаю, вся эта история с жарой – повод задуматься, сделать выводы и принять меры на будущее: установить на окнах ставни, купить системы охлаждения и т.д. Другое дело, что такое жаркое лето может еще долго не повториться.

Форточка как норма жизни

– Мы регулярно делаем обходы, общаемся с пациентами, но никто не жаловался на жару, – единодушны владимирские главврачи. Но это не означает, что проблемы не существует. Даже самый больной пациент понимает, что врач не в состоянии выключить солнце или круглосуточно стоять в палате с опахалом. Поэтому и рассказывают о своих терзаниях только родным, друзьям, даже журналистам. Но могут ли обращения в принципе повлиять на «среднюю температуру по больнице», и существуют ли вообще критерии этой температуры?

На самом деле в нашей стране  приняты санитарные правила и нормы, относящиеся как раз к стационарам и «другим организациям, осуществляющим медицинскую деятельность». «Согласно этому документу, положенная температура в больничных вестибюлях и столовых –   18 градусов тепла, в палатах для взрослых больных – 20 градусов, палатах для детей, ожоговых больных, послеоперационных палатах -22 градуса, – рассказала Надежда Говорухина, начальник отдела эпидемиологического надзора управления Роспотребнадзора по Владимирской области. – Самыми прохладными – плюс 15 –  должны быть палаты для больных тиреотоксикозом. Самая высокая температура – 25 градусов – полагается в палатах для недоношенных, грудных, новорожденных и травмированных детей».

Эти параметры, согласно СанПиН, должны обеспечивать «системы отопления, вентиляции и кондиционирования воздуха», но при этом принудительное кондиционирование – с помощью приборов – по правилам предусмотрено только в операционных, родовых и послеоперационных палатах, палатах интенсивной терапии, для онкогематологических больных, больных СПИДом, с ожогами кожи, реанимационных, а также в палатах для новорожденных детей. В прочих помещениях вполне допускается «естественная вентиляция». То есть открыл форточку – и хорошо. Понятно, что все эти нормы были написаны в расчете на совсем другие климатические условия, при которых для поддержания оптимальной температуры помещения нужно обогревать, а не охлаждать. Но то, что сейчас пациенты вынуждены находиться в сложных условиях, – неправильно.

– О том, что нужно делать, если температура в палате превышает расчетную, в СанПиН ничего не написано, – поясняет Надежда Говорухина, – пожаловаться-то можно, в том числе и к нам в Роспотребнадзор. Но что делать дальше? Допустим, мы можем проверить, есть ли у пациентов возможность помыться: по правилам, санитарные комнаты должны быть в каждом отделении (в женских – еще и комнаты личной гигиены). И если больных по каким-то причинам туда не пускают, мы постараемся решить эту проблему. Но против духоты мы бессильны. Роспотребнадзор не может обязать больницу повесить кондиционеры в каждой палате, если уж естественная вентиляция возможна по правилам. Остается терпеть и надеяться на лучшее.

Гром не грянет – воздух не остынет

Может быть, пациентам есть смысл обращаться в органы власти, курирующие здравоохранение? Пока там настроены спокойно. «Что бы мы ни делали, а люди недовольны – то им слишком холодно, то слишком жарко, -удивляется Владимир Савинов, начальник управления здравоохранения администрации г.Владимира. – Кстати, проблемы с жарой, на мой взгляд, сильно преувеличены. По последним данным, количество вызовов «скорой помощи», в том числе и связанных с погодой, в последние дни даже уменьшилось – и это несмотря на то, что температура на улице не спадает. И в наше управление ни одного обращения, связанного с духотой в больницах, на сегодняшний день нет. Да и какие меры можно принять? Создать в больницах условия, как в гостинице, мы не можем. Даже дома далеко не у каждого есть системы охлаждения воздуха. А купить кондиционеры для больниц – это не значит пойти в магазин и взять столько приборов, сколько нужно. Город должен объявить и провести торги, а это занимает как минимум два месяца. То есть привезут их уже тогда, когда в городе и без того похолодает. К тому же практически все здания стационаров построены тридцать-сорок лет назад, если установить везде кондиционеры, энергосистема может не выдержать. А если начнется пожар? Тогда уж надо менять сразу все. А ради чего? Ради двух-трех по-настоящему жарких недель в году, которые могут случиться, а могут и не случиться».

Лето с температурой за тридцать градусов нас все еще удивляет. Однако если заглянуть в погодный «анамнез», то видно – последние годы вносят свои коррективы. Лето 2010 года действительно выдалось рекордно жарким, но эта жара – не такой уж большой сюрприз. Большинство владимирцев прекрасно помнят 2007 год, когда город также задыхался от духоты и запаха гари, дошедшего из лесов. Синоптики напоминают о высоких летних температурах 2005 и 2002 годов. И, наверное, не стоит надеяться на то, что жара сама пройдет и больше не вернется в наши края. Пора всерьез задуматься о будущем.

Пока ситуация складывается так, что каждый человек, которого угораздило заболеть в разгар летнего пекла, должен сам принимать решение: то ли он будет лежать в духоте, но под наблюдением врачей, то ли дома в относительном комфорте, но без присмотра. И такая позиция удобна для всех, кроме собственно пациентов. Поэтому именно им и следует бороться за свои права.

Не терпеть и «все понимать». Говорить вслух. Звонить во все колокола. Жаловаться – главврачам, чиновникам от здравоохранения и вообще всюду, куда сумеете дотянуться. Обычно на все это решаются только люди, доведенные до крайних степеней отчаяния, но зачем настолько запускать то, что можно – и должно – решать раньше. Берите не градусом накала страстей, а массой. Не бойтесь за врачей, которые «хорошо лечили, несмотря ни на что». Им ничего плохого не будет. Им, если проявите упорство, будут средства на покупку солнцезащитных штор и ремонт электрики, чтобы было, куда ставить кондиционеры. Не надейтесь, что кто-то добрый и влиятельный все заметит и сделает, как надо. Те, кто имеет такую возможность, примутся за дело не раньше, чем случится крупное ЧП, как в «Хромой лошади», заставившее обратить внимание на безопасность ночных клубов, как после недавней трагедии на Азовском море, озаботившей всех проблемами детского отдыха. Не доводите до такого. Если вы сами не поможете себе, то кто сделает это за вас?

Кстати

А как у них?

От жары страдает не только Центральная Россия. В Европе температура тоже бьет статистические рекорды, а население страдает от высокой влажности и духоты.

Однако медицинское обслуживание там, понятно, на гораздо более высоком уровне – причем это касается не только качества лечения, но и условий проживания. Кондиционер в каждой палате – это норма не только для традиционно «жарких» Испании, Греции, Португалии, но и для стран Скандинавии, где солнце никогда не отличалось особой активностью. Правда, там системы поддержания температуры работают как на охлаждение, так и на обогрев.

Между прочим, в последнее время в западных стационарах делают особый упор на то, что пребывание в больницах должно быть не только полезным, но и приятным: считается, что это способствует большему успеху лечения. Так, в Италии ряд клиник оснастили небольшими спа-кабинками, в Германии в больницах проводят беспроводной интернет, а в Соединенных Штатах можно лечь в больницу со своим домашним любимцем. Правда, все это – частные больницы, далеко не бесплатные, и пребывание там стоит недешево.

С другой стороны, не стоит думать, что «везде хорошо, где нас нет». В Италии один из вопиющих случаев позволила выявить как раз жара: выяснилось, что в августе некоторые провинциальные больницы закрывались на две недели, распускали персонал и выписывали пациентов (предполагалось, что заболевшие в это время будут обращаться к частнопрактикующим врачам). После большого скандала эта практика прекратилась. Кстати, в Италии же мэры нескольких городов были отправлены в отставку из-за того, что «прогнозы погоды, обещавшие рост температуры, были предоставлены им заранее – но они не приняли меры».

Марина Сычева

Просмотры: