16+

Копейка рубль перебьет

Копеечные долги разоряют казну на сотни тысяч рублей. Минфин решил простить россиянам «копеечные» долги. Финансисты предложили правительству поддержать поправки президента Дмитрия Медведева о взыскании пеней и штрафов с физических лиц в судебном порядке, только если сумма долга превышает полторы тысячи рублей. Сейчас налоговики, да и не только они, обязаны взыскивать через суд все долги независимо от суммы.

Пять рублей – не деньги?

Звучит как анекдот: должен, и давно, го­сударству 156 рублей, и за границу вылететь не смог. Итог – минус сто тысяч рублей из семейного бюджета. А государство – в «плюсе», аж 156 руб. Такая вот щепетильность!

В нашей области в этом году гражданка осталась на чемоданах в аэропорту из-за трех­сот «штрафных» рублей. Знакомый предприни­матель жалуется: третий год пеню выставляют на 30 копеек. Стоимость листа бумаги, на ко­тором отпечатано уве­домление, – 24 копейки, еще и на конверт по­тратились.

– А вот излишне пе­реплаченную тысячу рублей возвращал пол­года, убегался, пока все объяснения и заявления написал.

Или другая реальная история. Звонок в квар­тире индивидуального предпринимателя.

– Это из Пенсионного фонда. У вас задолжен­ность 30 рублей. Дело готовим передать в суд. Может быть, сегодня оплатите квитанции?

– Но мы же бы ли у вас в феврале, и протокол подписали… Куда же вы смотрели?

– Просмотрели. Вас много, а работников у нас мало. Оплатите, пожалуйста, сегодня и квитанции принесите.

 Ирина Шохина, ве­дущий специалист-эксперт отдела органи­зации исполнительного производства Управле­ния ФССП России по Владимирской области, выводит на монитор компьютера суммы по исполнительным ли­стам, которые состав­ляют меньше 10 рублей. От Пенсионного фонда есть иски на 7,50 руб., 8,30 руб., 6,98 руб. и еще 1,07 руб., 1,66 руб., 2,03 руб. Соцстрах вставил свои копейки: есть иск на 3,69 рубля.

– Стоимость одного исполнительного про­изводства составляет более 400 рублей, – дает почувствовать разницу Ирина Владимировна. – По данным нашего федерального ведомства, этот показатель оце­нивается в отдельных случаях и выше – до одной тысячи рублей. Приставы теряют время, тратят средства на бума­гу, почтовые расходы, конверты, уведомления, чтобы собрать копееч­ные долги. Вроде как и не деньги… Но при­ходилось и приходится походить за ними, и надлежащим образом уведомить должника пристав обязан. Да и граждане, порой, не об­ращали внимание на такие мелкие суммы и считали, что с долж­никами ничего сделать нельзя: нельзя аресто­вать имущество, ведь сумма долга несоизмери­ма со стоимостью самого простого бытового при­бора. Приставы ходили и взывали к совести, просили по-человечески – расплатитесь. Меры воздействия невозможно
было применить. Визит пристава, кото­рый извещал о долге в пять рублей, до недав­него времени граждане воспринимали с улыб­кой. И реакция была лояльной:

– Прелесть какая, ко­нечно, заплатим!

Еще и жалели бедных девушек, бьющих ноги за пять рублей. Но с октя­бря 2009 года вступили в силу изменения к ФЗ об исполнительном производстве, и повысилась сумма исполнительского сбора. За неуплату в срок, установленный для добровольного ис­полнения, к прежним семи процентам появи­лись дополнения. При­чем ощутимые. С фи­зического лица сбор не может быть менее 500 рублей, или 7 про­центов, с юридического

–  5000 рублей, или 7 процентов. То есть должен два рубля, вовремя
(в течение пяти дней с момента получения уведомления) не заплатил, добавь 500 рублей. И никому не должен!

– Это существенная мера, но она вызыва­ет огромный негатив у людей, – говорит Ирина Шохрина. – Они воз­мущаются самим фак­том образования такого долга, как два рубля или 10 копеек. А, кроме того, им надо явиться к при­ставу, заплатить в банке квитанцию, принести ее в отдел судебных при­ставов. Это вызывает большие неудобства. Хо­телось бы эту ситуацию изменить.

Судебные приста­вы в данной ситуации оказываются как будто между молотом и на­ковальней – с одной стороны, взыскатель, с другой – должник. Но взыскатель эмоции должника не услышит. А судебный пристав, выслушав и сдержав приступ гнева гражда­нина, еще и хлопоты удвоит. Он окончит само производство о взыска­нии копеечных долгов, но обязан открыть еще одно – о взыскании ис­полнительского сбора. Гражданин-должник обжаловать постанов­ление о сборе может в судебном порядке. И если не форс-мажорные обстоятельства, то дей­ствия пристава будут признаны законными. А аргументы истца, что он и конверта от приставов не получал, уведомле­ния не видел, вряд ли примут во внимание.

На 1 июля в регионе-33 было 350 тысяч ис­полнительных произ­водств, процентов 40 из них – по мелким суммам. Теперь представьте, что есть приставы, которые ведут одновременно до полутора тысяч произ­водств. И ногами свои­ми пройти, руками от­писать каждое должны. Бумага-то стерпит, но уж больно дорогой и долгой получается во­локита!

 Сильные – слабым

Нина Викторовна Сычугова, заместитель управляющего отделени­ем Пенсионного фонда России по Владимир­ской области, новость о «президентской по­правке» для налоговиков комментирует с твердых позиций своей службы: пора копеечных про­щений в Пенсионном фонде не наступила. И основания на то веские.

– На наших сотрудни­ках обязанность взыскать все до копейки как была, так и остается, – говорит она. – Закон, регламен­тирующий уплату стра­ховых взносов с 1 января 2010 года (ФЗ ¹ 212), не содержит никаких ука­заний по поводу мини­мальной суммы страхо­вых взносов, подлежащих к уплате хоть в Пенсион­ный фонд, хоть в фонды медицинского страхо­вания. Но существует договоренность между Федеральной службой судебных приставов и Пенсионным фондом России о том, чтобы дол­ги, взыскиваемые в при­нудительном порядке через службу судебных приставов, составляли в общей сумме за год не менее 150 рублей.

Как в требовани­ях Пенсионного фонда появляются копеечные долги? Существует раз­мер страхового взноса, измеряемый тысячами рублей, а с нынешнего года – чуть более чем де­сятью тысячами рублей. Но если налогоплатель­щик задержал выплаты в Пенсионный и опом­нился после 31 декабря, то счетчик, накручиваю­щий пеню, включается с 1 января. Вот и побежали рубли. Есть те, кто захо­тел и заплатил взносы не полностью. В этом слу­чае еще и «стартует» пеневка. Если дело дошло до суда, то сумма кратно увеличивается: кроме взносов и пени придется заплатить госпошлину. А если к взысканию долга подключаются и приставы, то придется оплачивать и исполни­тельный сбор.

Вспоминается случай, когда лет пять назад председатель областного суда тряс исполнитель­ным листом:

–    Что за безобразие: 7,65 рубля предъявляют к уплате?!

На тот момент стои­мость судопроизводства приближалась к двум тысячам рублей. Сейчас, по информации, которая приложена в поясни­тельной записке к пре­зидентской инициативе, один день гражданского судопроизводства стоит 27 тысяч рублей. По сло­вам Дмитрия Медведева, «правосудие страдает» от таких копеечных исков.

А в Пенсионном фон­де апеллируют к дру­гой статистике: 4 рубля или 20 рублей с одного налогоплательщика не сумма, но в 2009 году в регионе-33 было 23 тыся­чи должников (для срав­нения: зарегистрирован­ных в областном ПФ РФ предпринимателей в два раза больше), есть долги, которые тянутся с 2002 года. И не у всех копееч­ные суммы, а даже если и такие, то помноженные на десятки тысяч рубли в результате показывают солидные начисления.

–    Это только кажется, что речь идет о копейках, – говорит Нина Викторовна. – У нас более 20 тысяч индивидуальных предпринимателей не проплатили страховые взносы за прошлые годы, это значит, во-первых, что у них в пенсию эти годы не войдут. А во-вторых, эту сумму в общем масштабе недополучает Пенсионный фонд. В нашей стране пенсионеры жалуются: пенсия мала, а работодатели – велики тарифы. Но они их-то не платят. И как прикажете пополнять бюджет Пенсионного фонда, средства для которого собираются
территориальными от­делениями ПФР? Как и из каких средств производить индексацию пенсий? Хотели бы достойную пенсию выплачивать, но долгов-то у страхователей много!

На 1 января 2010 года все плательщики страхо­вых взносов области за­должали в общей слож­ности 1,7 млрд рублей. Сейчас задолженность на полмиллиарда сни­зилась. Задолженность порядка 700 млн рублей является безнадежной, должники ликвидиро­вали предприятия, обан­кротились и т.п. Кроме того, солидная сумма «зависла» по принудительному взысканию через службу судебных приставов.

Кстати, с нынешнего года порядок взыска­ния задолженности по сборам в Пенсионный и медицинские фонды изменился. Если пред­приниматель игнорирует требования об уплате долгов, то сотрудники Пенсионного фонда на­правляют инкассовое поручение на принудительное взыскание со счетов плательщика в банк. Однако и в этом случае успех не гаран­тирован.

Типичная ситуация: возврат инкассовых поручений! Ну нет у коммерсанта на счете пяти рублей. Инкассовое поручение болтается в банке, а потом уходит к судебным приставам. А они что могут описать на пять рублей?

Или другая ситуация. Опишут приставы иму­щество должника, а он в суд бежит, и выясняется, что телевизор, компью­тер, принтер и т.п. – предметы первой необхо­димости для всей семьи, их и продать нельзя. И что описывать: полов­ник? Так ведь и реали­зовать его можно только в Ивановской области, таков порядок. Вот и ждут получатели выплат денег месяцами. В других регионах жестче при­ставы работают. А у нас есть недоимки, которые с 2002 года числятся и взять их невозможно. Вот и заканчивается дело тем, что специалист ор­гана пенсионной службы в конце концов заплатит сам эти пять рублей.

Вот уже два года об­ластной Пенсионный фонд отправляет пла­тельщикам из числа индивидуальных пред­принимателей платеж­ные поручения по почте. Кроме того, заключено соглашение со Сбербан­ком об использовании штрих-кода в платежных поручениях, и платель­щик, получив его, мо­жет назвать всего лишь сумму, которую готов выложить здесь и сейчас, и не искать реквизиты Пенсионного фонда. В банке их заполнят за него. Главное – заплатить в Пенсионный фонд до 31 декабря текущего года. Просто и легко, именно так можно изба­вить себя от копеечных долгов, дополнительной переписки и судебных издержек.

Нина Сычугова кон­статирует, что не уменьшается количество тех, кто становится инди­видуальным предпри­нимателем «по приказу» работодателей. И полу­чает зарплату в конвер­те, не думая о будущих пенсионных выплатах. В таких случаях орга­ны Пенсионного фонда плотно сотрудничают с налоговой службой и прокуратурой.

Нина Викторовна об­ращает внимание и на такой факт. Были слу­чаи, когда предприни­матель тяжело заболевает и приходится продавать последнее, чтобы вы­лечиться.

– И начинается беготня за пенсией по инвалид­ности. Он с 1995 года бизнес вел, а у нас и на учет не встал. Пенсию-то он получит по-любому, но при этом высказывает претензии в наш адрес: почему так мало, я же вам платил? И очень удивляется, узнав, что в Пенсионном фонде его взносов нет ни ко­пейки.

Когда усердствуют налоговики

Нетрудно и без учета телодвижений приста­вов, судей, налоговиков, сотрудников соцстраха и пенсионного, а также та­моженников посчитать, какие суммы надо по­тратить, чтобы составить доказательную базу для выставления должнику претензии. Чтобы взы­скать те же семь рублей, надо набрать и распеча­тать несколько листов бумаги, то есть еще и прикинуть расходы на принтер, компьютер, а еще и конверт за 15 рублей купить. Очевид­но, что полторы тысячи рублей, предложенные президентом, – та сумма, что воспринимается как наиболее логичная и оправданная к взыска­нию. С такой и в суд не стыдно пойти.

Если инициатива пре­зидента станет нормой жизни, то фискальные органы и суды разгрузят, пусть даже частично. В пояснительной за­писке к законопроекту говорится: «Число исков налоговых (таможен­ных) органов в судах общей юрисдикции о взыскании налогов и сборов за счет имуще­ства физических лиц ежегодно увеличивается. При этом существенную массу составляют дела о взыскании незначитель­ных сумм недоимок и задолженностей, при по­гашении которых споров обычно не возникает». То есть обычно граждане с готовностью гасят свои копеечные долги, как только о них узнают.

Глава Федеральной службы судебных при­ставов Артур Парфенчиков в конце прошлого года заявлял, что на взы­скание копеечных долгов его ведомство ежегодно тратит до 5 млрд руб. В ФССП скопились сотни тысяч исполни­тельных документов на суммы до 10 копеек. А себестоимость взыска­ния долга в 1 копейку составляет 400 рублей.

– Мы получаем сотни тысяч исполнительных документов от налоговых органов на сумму одна, пять, десять копе­ек, – сказал Артур Парфенчиков.

Налоговиков, кстати, неоднократно критико­вали за чрезмерное усер­дие и попытки взыскать недоимки ценой затрат, многократно превышаю­щих сумму долга. Однако в декабре прошлого года Минфин в своем письме разъяснил, что нало­говые органы не име­ют права отказаться от взыскания долгов перед бюджетом независимо от размера недоимки.

Проблему копеечных долгов пытался решить Верховный суд. В 2009 году он даже вносил в Госдуму законопроект, который давал налого­викам право взыскивать мелкие долги во внесу­дебном порядке. По на­стоянию администрации президента депутаты от­клонили документ. Од­нако в марте этого года на совещании у Дмитрия Медведева было решено вернуться к вопросу мел­ких долгов и найти его решение.

Некоторые эксперты опасаются, что по мел­ким долгам фактически отменяется срок давности. Хотя практика, в частности, Высшего арбитражного суда уста­новила, что срок давности составляет три года. При новой системе за счет пеней и штрафов, которые могут достигать двух ставок рефинан­сирования ЦБ – 15-16% годовых, долги будут выращиваться до полу­тора тысяч рублей сколь угодно много лет. После этого налогоплательщик неожиданно получит уведомление о довольно приличном долге, со­ставляющем около 10% доходов среднего рос­сиянина. А если полторы тысячи рублей «набе­жит» не через три года, а гораздо позже, их тоже предъявят к уплате? – недоумевают юристы. Председатель комитета Госдумы по бюджету и налогам Юрий Васи­льев, комментируя за­конопроект, подчеркнул, что долги граждан по неуплаченным налогам, сборам до 1500 рублей не будут увеличиваться за счет пеней и штра­фов, но при этом и не будут «сгорать» по ис­течении срока исковой давности.

Возможно, упростить сбор копеечных долгов могло бы появление нор­мы о принудительном взыскании. Представи­тели Верховного суда предлагали узаконить возможность взыскания задолженности с бан­ковских счетов граждан или путем продажи их имущества напрямую, без решения суда. Вер­ховный суд даже разра­ботал законопроект, но предложение было при­нято в штыки. Как из­вестно, при начислении налогов зачастую допу­скаются ошибки, и если бы налоговым органам разрешили самостоя­тельно списывать сумму задолженности со счетов граждан, то суды бы наводнили иски людей, желающих оспорить не­правомерные списания налоговой службы.

Напоминаем и о дру­гом факте: чтобы не до­пускать роста суммы пе­ней и штрафов, каждый налогоплательщик может воспользоваться инфор­мацией, содержащейся на сайте налоговой службы, зайдя в индивидуальный кабинет налогоплатель­щика. Пока ФНС предо­ставляет возможность проверить свои долги по четырем налогам – подоходному, имуще­ственному, земельному и транспортному.

Наши собеседники просили напомнить гражданам об элемен­тарном: будьте педантич­ны, платите вовремя, и тогда копеечные долги не добавят вам больших проблем.

 Светлана Салатаева

Просмотры: