16+

Не будем новоселами ни он, ни я!

Своеобразие и колорит центра Гусь-Хрустального создают одноэтажные каменные дома, которые в народе называются «мальцовскими». Хозяева завода построили своим рабочим такие домики еще в середине XIX века. Большинство сохранилось до сей поры. А на улице Вокзальной тоже есть несколько домов, построенных до революции, – они моложе мальцовских, но выглядят хуже. В них все еще живут люди. Им предлагают другое жилье, но переезжать они не хотят. Почему?

Жизнь на снос

Мальцовские домики – очень симпатичные, они украшают центральную часть города. Но вот дома № 7 и 9 по Вокзальной сегодня даже не воспринимаются как милое ретро. Особенно удручают заколоченные окна и жуткий вид фасада дома № 7 со стороны входа в подъезд: скелет дранки усиливает эффект заброшенности.

В этих домах из доступных благ цивилизации есть только электричество. За водой люди ходят на колонку, готовят на электрических плитках, туалет – на улице. Ванная? Нет такого удобства! И это коммунальное бессилие не где-нибудь, а в самом центре Гусь-Хрустального.

Татьяна Любимова в своей квартире не была уже давно, полтора года как живет на съемной. Хотя сюда ее принесли из роддома, здесь прошло детство и школьные годы, здесь жили ее бабушка, мама, здесь же выросли ее сыновья. На очереди нуждающихся в улучшении жилищных условий стояла бабушка и всю жизнь, по словам Татьяны, добивалась квартиры.

– Но потом загадочным образом очередь расформировали, почему – не знаю, – говорит она.

Показать свои «хоромы» Татьяна не может: вход на второй эта ж заколотили после того, как в прошлом году едва успели предотвратить поджог. С лета прошлого года горели дважды. Поймать злоумышленников не удалось. Последний раз дело было рано утром, в половине пятого, из соседнего дома прибежал знакомый, который и поднял тревогу:

–   Горите на втором этаже!

Чердак успели оперативно залить, свет отключили пришедшие электрики. «Ответственной» за возгорания назначили неисправную проводку.

–  Но она-то была новая! – говорят жильцы. –  А поджог для кого-то –  это лучший способ решить нашу проблему: сжечь и поскорее освободить от наших гнилушек территорию.

Место, действительно, привлекательное – центр города, мечта застройщика! А в 9-квартирном доме № 7 по улице Вокзальной проживают всего две семьи. Наталья живет с мужем и двумя несовершеннолетними детьми. В 2007 году, когда она ждала второго, была на приеме в администрации, интересовалась, как встать на очередь нуждающихся в улучшении жилищных условий. Ей чиновники дали дельный совет:

–  Хоть семерых рожайте, еще на очередь вас ставить будем! Надо было вам раньше приходить.

Дом, сколько помнят мои собеседники, всегда так «колоритно» выглядел.

–  23 года назад замуж выходила, и он уже такой был, – вспоминает Татьяна.

Три года назад, по словам жильцов, сюда наконец ступила нога градоначальника. Руливший тогда городом Владимир Шалаев пришел посмотреть на условия проживания.

–  Пришла комиссия, ходили, смотрели и даже сначала не хотели его и аварийным признавать. А у меня на втором этаже водопад ниагарский и доски стали падать, бревна выпирают. Тогда мнение комиссии поменялось, – вспоминает Татьяна.

Я напросилась в гости к Сергею с первого этажа. При входе – дровяной склад, печка посреди квартиры. Окна в одной из комнат заколочены досками:

–  Бьют и бьют, вставлять надоело! – комментирует хозяин ситуацию.

Течет с потолка, течет по стенам… Жильцы говорят, что в ЖЭК уже и не ходят. Не припомнят, когда и что здесь делали ремонтники в последний раз. Вот в соседнем доме выпрашивали ремонт крыльца, лестниц. Они же ждали переселения.

– И на очередь не встала, ведь разговоры шли – вот-вот на снос пойдем, – говорит Светлана Сергеевна, наверное, единственный сегодня владелец приватизированной квартиры в доме № 9 на Вокзальной.

Шило на мыло

Вывод напрашивается один: здесь жить нельзя! Такого муниципального жилья в XXI веке быть не должно. И гусевские власти с этим полностью согласны. В конце прошлого года переселенцам выдали так называемые смотровые ордера в дом № 19 на улице Минской.

Но прежде жильцы успели узнать, что их дом, как оказалось, два года назад был признан-таки аварийным.

Радостные, приехали смотреть новый дом. Тем более что в местных СМИ едва ли не еженедельно пели гимн новострою и говорили о его социальной значимости.

–  Мы приезжали смотреть зимой, еще более-менее было, – вспоминает Татьяна Владимировна. – Но уже было видно, что стены заново шпаклевать придется. Плитка отваливалась, плинтуса горбом. Отделку вели при низкой температуре.

Наталья своей новой квартире тоже не рада:

–  Она ужасная, мне не понравилась, планировка неудобная. У меня 2-ярусная детская кровать, но в новой квартире мне ее просто некуда поставить. Метраж тот же – 36 квадратных метров, все маленькое, мизерное, комнатушки-клетушки, система общежития.

Татьяна Валерьевна лет 10, как не живет на Вокзальной. Переехала после того, как в комнате обвалился потолок.

–  У меня была парализованная бабушка, и мы просто не могли здесь жить. Сейчас мне предоставляют 34 квадратных метра. Ванная мизерная, над ванной –  раковина, умудриться надо, чтобы помыть в таких условиях ребенка. Унитазы низенькие, как будто детские, раковины в ржавчине, вода идет ржавая. Известно, что в этом районе всегда проблема с водоснабжением. Квартира, которую я смотрела, на первом этаже, угловая. Фундамент только залили. Словом – не сахар.

Светлана Сергеевна тоже должна стать новоселом. Но ее жилье -приватизированное. Что же предлагает город ей?

–  Это не квартира, а комната в гостинице: прихожей нет, при входе только гвоздь для верхней одежды вбить. Шкаф не поставишь. Самое жуткое впечатление от комнаты: 2 на 4 метра. Все уцененное –  сантехника, двери – пальцем прошибешь, где только такие достали!

Но возмущались женщины и другим обстоятельством. Дом-то вырос на месте бывшего кожвендиспансера. «Туберкулез, гонорея, педикулез и прочая мерзость – все к нам?» – недоумевают они.

Вспомнили они и комментарий нынешнего градоначальника про новострой: «Я им очень недоволен», – заметил в разговоре с ними Юрий Гришкин.

Пока дом-новосел стоит за забором. На минувшей неделе там кипели благоустроительные работы. Как удалось выяснить на стройке, жильцов готовы принять не раньше августа. В соседнем доме на Мира, 21, пока еще идут отделочные работы, во дворе лежат стройматериалы. Поэтому посторонние будут мешать. Кстати, мои собеседницы вслух помечтали о квартирах на Мира, 21:

–  Он больше на дом похож и даже балконы там есть, – заметили они.

Снова временное?

Увидев новые квартиры, жильцы написали жалобу в прокуратуру.

Оттуда жильцов успокоили, что нормы Сан-ПиНа соблюдены, с точки зрения экологической безопасности все чисто. Что же касается полученных ими «смотровых ордеров», то такого понятия не существует. А значит, и предмета разговора пока нет.

Кстати, сдан дом аж в ноябре прошлого года. Но новоселов по-прежнему нет.

–  Ничего не понимаем! – горячатся жильцы. – Почему нам не хотят дать нормальное жилье не на задворках, а в том же районе, где мы живем сейчас? Почему нам снова говорят, что мы должны переселиться в новое, но тоже временное? Где смысл?

Люди резонно предполагают, что временное снова станет постоянным. И с ужасом ждут переселения: мэр-то обещал им, что выселит по суду.

– А на Теплицком проспекте Морев сдал хороший дом и стоимость жилья там ниже, чем в нашем доме-уродце, – рассуждают они. – И почему нам там квартиры не дали?

Эти вопросы мы хотели задать компетентным представителям администрации города. Но ни в пятницу, ни вчера не удалось взять комментарий у вице-мэра по причине его большой и постоянной занятости. Поэтому и жалуются в Гусь-Хрустальном переселенцы, которые не хотят стать новоселами, не в мэрию, а сразу в Москву. На минувшей неделе отправили жильцы Вокзальной очередное послание.

Мало кто помнит, видимо, в мэрии, но в недалекие годы существовал проект малоэтажной застройки улицы Вокзальной. И жильцы утверждают, что им обещали даже квартиры здесь. Но сейчас эта земля год от года только растет в цене. Неоприходованные квадратные метры в центре города становятся золотыми. А жильцы – обуза, обременение и преграда для инвесторов.

Именно за такую позицию Фонд содействия реформированию ЖКХ регулярно критикует регионы. По мнению главы фонда Константина Цицина, территории занимаются переселением не так активно, как этого требует фонд: на сегодняшний день всего снесено немногим более десяти процентов аварийных домов из запланированных семи тысяч.

За последние два года в регионы были направлены 166 миллиардов рублей. В 2010 году планируют выделить еще 87 миллиардов рублей: из них порядка 40 миллиардов – на программы переселения граждан из аварийного жилья, оставшиеся средства – на капремонт многоквартирных домов. Премьер-министр Владимир Путин призвал фонд финансировать в первую очередь те субъекты РФ, которые подготовили собственные программы реформирования жилищно-коммунальной сферы.

В конце прошлого года вице-премьер РФ Дмитрий Козак заявлял, что программа капитального ремонта и переселения граждан из аварийного жилья отстала от графика. По его словам, к декабрю она была выполнена лишь на 81 процент. Он также добавил, что до конца этого года из аварийных домов будут переселены 70 тысяч человек вместо 150 тысяч.

Но на местном уровне даже самые хорошие начинания могут ждать разного рода метаморфозы. Тут переселение бывает и для галочки. Уйдут жуткие гнилушки по хорошей цене с молотка, а у жителей в новостройке коммунальных проблем не убавится. И апеллировать снова не к кому, да и бессмысленно. Ничего кроме: «И чем они опять недовольны?» – вряд ли услышат…

Светлана Салатаева

Просмотры: