16+

Не прячьте ваши пальчики

Общественность страны обсуждает вопрос, поднятый российским следственным комитетом при прокуратуре РФ, о необходимости создания общего дактилоскопического банка данных.   У массовой дактилоскопии оказалось множество как сторонников, так и противников. Кто-то рассматривает нововведение как один из способов справиться с разгулом преступности и помочь при опознании пропавших без вести людей, а кто-то упрекает государство в попытке покуситься на права человека. Мы попробовали разобраться в ситуации.

Безымянные могилки

– У нас в области ежегодно больше 700 человек уходят из дома, – сообщает печальную статистику начальник экспертно-криминалистического центра УВД по Владимирской области Павел Хитев. – Дальше мы имеем порядка 700 неустановленных трупов. Это люди, которые пошли на учебу, работу, в магазин и пропали. Если бы была база данных, мы бы могли идентифицировать пропавших. Многие, к сожалению, этого не понимают, думаю, из-за безграмотности – как правовой, так и социальной. Документы ведь на все случаи жизни с собой не будешь носить. Хорошо, если у вас дружная семья, куча родственников, которые о вас постоянно волнуются, интересуются, где вы. Но у нас много стариков, доживающих свои дни в одиночестве. Все бывает – пошел пенсионер за грибами и пропал, нашли его только весной. Поэтому всеобщая база дактилоскопических данных нужна – я, как специалист, за.

На сегодняшний день база данных областного УВД насчитывает несколько сотен тысяч дактилокарт жителей области, и по большей части они не имеют под собой криминальной основы. Основная цельсобранной дактилоинформации – идентификация личности. Раскрытие преступлений –  лишь вторая составляющая. Хотя тоже важная. Павел Алексеевич вспомнил жуткий случай, как раз связанный с неустановленными личностями граждан. Несколько лет назад в Нововязниках произошло зверское убийство – из огнестрельного орудия был убит отец семейства, его сын, пришедший из школы на обед, и соседка. Владимирская милиция долго искала убийцу, пока схожие следы преступления не были обнаружены в подмосковных Мытищах. Местный опер при задержании ранил преступника, тот умер в реанимации. Когда сотрудникам владимирского УВД понадобилась эксгумация трупа для установления личности «нашего» подозреваемого, их взорам открылась ужасная картина – в общем захоронении было множество умерших. Всех, кого не смогли идентифицировать, попросту складывали в общую могилу.

Если вы когда-нибудь были на одном из владимирских кладбищ, наверняка видели над земляными холмиками таблички с надписью «неизвестная женщина» или «неизвестный мужчина». Сколько их таких, безымянных могилок? Похоронят человека за счет государства, со временем сровняется могилка с землей, и ничего от него не останется.

Недавно под Вязниками в реке выловили труп неизвестного мужчины, вспоминает Павел Хитев. Он пробыл в воде больше месяца. Тем не менее, дактилоскопическая экспертиза прошла успешно, и в базе данных нашлись искомые отпечатки пальцев. Личность была установлена. Или, например, пропала девушка, которая училась в одном из владимирских колледжей. Мать всполошилась, все силы были брошены на поиски. Ее нашли слишком поздно, и только экспертиза помогла установить личность девушки.

– Дактилоскопическая экспертиза дает очень высокие результаты, – констатирует Павел Хитев, – соответственно, государство должно быть заинтересовано, чтобы создавались такие базы данных. Сегодня у нас никто не застрахован от несчастного случая, естественной смерти, или, не дай бог, криминального случая. Хорошо, если при вас документы, и по ним можно будет установить личность. Но часто бывает, что человек в одних плавках полез в воду, утонул, и его нашли спустя длительное время, когда даже близкие уже не смогут его опознать традиционными методами. Как раз здесь и можно использовать медико-криминалистическую идентификацию, в том числе – с помощью дактилоскопии.

Уникальная особенность папиллярных узоров кожи, которые у каждого человека закладываются еще в утробе матери и сохраняются на протяжении всей жизни и даже длительное время после смерти, дает стопроцентную индивидуализацию личности. А современные технологии позволяют в кратчайшие сроки извлекать эти уникальные совпадения и использовать.

Возьмите мои отпечатки

С 1998 года в нашей стране действует Федеральный закон о государственной дактилоскопической регистрации в РФ. Он предполагает как добровольное, так и обязательное дактилоскопирование. Процедура касается только заключенных. Свои отпечатки пальцев обязаны сдавать те, кто работает на морских, речных, воздушных судах, пожарные, спасатели, те, кто служит в ФСБ, внешней разведке, военнослужащие, в том числе и призывники, сотрудники налоговой, миграционной, таможенной служб, органов УВД, государственной охраны, судебные приставы, сотрудники учреждений и органов уголовно-исполнительной системы.

–  Аттестованные сотрудники миграционной службы проходят дактилоскопическую регистрацию в обязательном порядке, – рассказывает начальник управления Федеральной миграционной службы по Владимирской области, полковник милиции Вадим Лысак.- Гражданские и государственные служащие УФМС регистрируются, скажем так, добровольно-принудительно. То есть я им предлагаю, и они обычно не отказываются. Мои «пальчики» тоже есть в базе данных, я лет десять назад оставил их на память, когда закон только вступил в силу. Абсолютно никакого ущемления прав человека я в этом не вижу.

Кстати, в деле всеобщей дактилорегистрации мы отнюдь не станем первооткрывателями. Например, в Израиле через пару лет собираются ввести внутригосударственные биометрические паспорта, и гражданам придется сдать не только фотографии, сделанные специальным компьютером, но и отпечатки пальцев. Чтобы въехать в США, уже сегодня приходится «отдавать» «пальчики». Украина полностью готова к выпуску электронных загранпаспортов. В качестве дополнительной биометрической характеристики там используются отпечатки пальцев, которые вносятся в память чипа в зашифрованном виде. В эстонских паспортах в скором времени появится еще один элемент идентификации владельца документа – отпечатки его пальцев. В этом году в анкетах на «шенген» для россиян уже появился пункт: отпечатки пальцев, предоставленные ранее при подаче заявки при получении шенгенской визы.

– Согласно Федеральному закону № 115 «О правовом положении иностранных граждан», граждане других государств, нарушившие 18-ю главу Административного кодекса РФ, которая регулирует правоотношения в сфере эмиграции административного характера, если иностранец просрочил временную регистрацию или имеет еще какие-то недоразумения по линии эмиграции, при въезде в Россию после составления административного протокола он в обязательном порядке должен пройти дактилоскопию, – поясняет Вадим Лысак. – Всех въезжающих в Россию мы дактилоскопируем, особенно лиц без определенного места жительства, без гражданских прав. Есть категория недееспособных граждан – паспорт он не захватил с собой, или документ, удостоверяющий личность, соответственно, он не может подтвердить, кто он такой. Есть люди, которые впадают в маразм, достигнув определенного возраста, или после травм головы – они часто теряются: живой, а не помнит, кто он. Если в базе данных его нет, так он и будет считаться пропавшим.

По российским законам, любой иностранный гражданин, въехавший в нашу страну на законных основаниях, получивший разрешение на временное проживание сроком на три года и в перспективе собирающийся стать гражданином России, также подвергается процедуре обязательной дактилоскопической регистрации. Жесткие меры введены во многих странах не просто так. К этому вынуждает современная жизнь – увеличилась опасность террористических угроз, катастроф, растут миграционные потоки. В конце концов, и от разгула преступности народ тоже устал. В массовой дактилоскопической регистрации многие видят одну из возможностей победить или как-то контролировать преступность.

По существующему законодательству, у каждого российского гражданина есть право пройти добровольную дактилоскопическую регистрацию. Для этого нужно обратиться в органы УВД или миграционную службу по месту жительства, написать заявление с соответствующей просьбой. После прохождения процедуры гражданин получает справку о том, что он прошел регистрацию, а два экземпляра дактилокарт помещаются в базу данных.

– Данная информация используется только для идентификации личности, – уточняет начальник ЭКЦ областного УВД Павел Хитев. – Если у человека появилось желание удалить эту информацию из нашей базы данных, он пишет заявление, и в течение 30 дней мы обязаны эту информацию удалить, обязательно проинформировав его об этом.

В очередь, господа!

В представлении многих дактилоскопия -унизительная процедура, когда твои пальцы окрашивают темной краской и отпечатывают их на бумаге. Так действительно происходило много десятилетий. Сегодня существуют современные электронные средства снятия отпечатков пальцев, которые не требуют краски. Например, в экспертно-криминалистическом центре областного УВД с 1996 года используется автоматизированная дактилоскопическая система. Более того, по словам Павла Хитева, в течение этого и следующего годов в нашей области будут установлены так называемые живые сканеры, которые позволят получить более качественную дактилокарту, не прибегая к использованию краски. Сейчас в УВД города Коврова уже находится на апробации такой прибор с пропускной способностью 500 человек в день. В недалеком будущем ожидается установка порядка двадцати живых сканеров в каждой милицейской дежурной части. Кроме этого, милиционеры обзаведутся мобильными сканерами, которыми будут оборудованы машины ППС. По всему выходит, что владимирские криминалисты к нововведению готовы. Есть научные методы, приборы, техника, электронная технология. Павел Хитев утверждает, что во владимирском ЭКЦ есть такая техника, которой даже может позавидовать Европа и США. Эта техника помогает нашим специалистам содержать огромные массивы информации, нужной для идентификации людей.

Но вернемся к всеобщей дактилорегистрации. Интересно, как это будет выглядеть в реальности? Все массово встанут в очереди, чтобы «откатать» свои пальчики?

– Ну что вы! – возражает Павел Хитев. – Все будет продумано более серьезно. Возможно, наши специалисты будут выезжать к гражданам по месту работы. Так, например, мы проводили обязательную регистрацию в правоохранительных органах, в армии. Справились. Я, в общем-то, не переживаю по этому поводу, потому что у нас основная часть населения уже дактилоскопирована – более сорока процентов жителей Владимирской области занесены в банк данных.

– В недалеком будущем, – рассказывает Вадим Лысак, – мы доработаем биометрические заграничные паспорта, и в них будут содержаться отпечатки пальцев гражданина РФ. Работа в этом направлении уже началась. Для получения биометрического паспорта наличие дактилоскопии будет обязательным условием. Сегодня, по действующему законодательству, вы можете выбрать паспорт либо старого образца, либо биометрический. Последний, конечно, дороже. Однако я считаю, что биометрический паспорт за 2500 рублей на десять лет намного удобнее, чем привычный для нас паспорт, который стоит тысячу рублей, сроком на пять лет.

Под грифом «секретно»

Почему же, казалось бы, безобидная процедура дактилоскопической регистрации вызывает такое резкое отторжение у некоторых граждан? Особенно негодуют правозащитники.

– Всеобщая дактилоскопическая регистрация – это очередная удавка, попытка взять нас всех под контроль, посеять страх среди народа, – возмущается известный владимирский правозащитник Владислав Миронов. – Я понимаю, что идентификация личности необходима, однако, к сожалению, любое хорошее начинание будет работать против нас. Угроза в том, что нам с вами в любое время могут «впаять» пакетик героина, на котором «обнаружат» наши отпечатки пальцев. Кому поверят – нам или милиции?

Действительно ли технически возможно оставить на месте преступления чужие отпечатки пальцев, поинтересовались мы у криминалиста Павла Хитева. Не секрет, что сегодня правоохранительным органам зачастую не доверяю т не только право – защитники, но и простые граждане.

– Теоретически это возможно, – говорит Павел Хитев, – на любые меры всегда есть контр-меры. Однако, чтобы подбросить «пальчики» на очередное место преступления, надо иметь на вас зуб, быть информированным об этом преступлении, если не самому совершить его, и иметь в домашней заготовке ваши «пальчики». Но когда мы проводим дактилоскопические экспертизы, мы смотрим очень внимательно, с какого объекта взят след, натуральный ли он? Если след создан искусственно, мы можем его дифференцировать – механизм его образования, касание, захват и прочее. Для дилетанта может показаться, что подбросить чужие отпечатки пальцев просто, а эксперт-криминалист понимает, что это маловероятно.

Дактилоскопическая информация хранится под грифом «Секретно», дактилокарты имеют несколько степеней защиты, и доступ к ним открыт строго ограниченному кругу лиц, каждый из которых имеет свой пароль, при этом все действия сотрудников внутри базы фиксируются, заверил Павел Хитев. На нем, кстати, как на начальнике ЭКЦ, в первую очередь лежит обязанность о сохранении конфиденциальности данной информации.

Любое нововведение всегда вызывает массу споров и полярных откликов. Мы приглашаем вас высказать свое мнение на страницах нашей газеты.

Мнения

Дактилоскопия как метод идентификации существует более ста лет. И все это время мы, по большей части, ассоциируем ее с криминальной составляющей. Вот аргументы некоторых из опрошенных владимирцев.

Олег Анатольевич, руководитель одной из крупных владимирских компаний: «Я – за массовую дактилоскопию. Раньше я работал в правоохранительной системе и знаю, насколько легче найти преступника, если его «пальчики» есть в базе данных. Это дисциплинирует граждан, склонных к нарушению закона».

Татьяна Степановна, служащая: «Это что же, нас теперь приравняют к преступникам?! Почему законопослушные граждане должны сдавать свои отпечатки пальцев, как какие-нибудь бандиты?»

Максим, студент: «А если мои «пальчики» подбросят на место преступления? Ведь подбрасывают же пакетики с героином, вещдоки и прочее. От тюрьмы, как гласит поговорка, никто не застрахован, тем более в нашей стране».

Удивительно, но практически никто из опрошенных не вспомнил, что по «пальчикам» можно отыскать пропавших без вести стариков и детей, опознать жертв катастроф, пожаров или других чрезвычайных происшествий. А ведь именно безопасность людей приводят в качестве главног о аргумента сторонники массовой дактилоскопии.

Чтоб вы знали

Средний уровень раскрываемости зарегистрированных преступлений составляет:

В России – 50 процентов;

в Австрии – 45 процентов;

в Швеции – 40 процентов;

в Бельгии – 20 процентов;

в Великобритании – 30 процентов;

в Германии – 50 процентов;

в Италии – 17 процентов;

в Канаде – 47 процентов;

в Нидерландах – 20 процентов;

в Норвегии – 20 процентов;

в США – 22 процента;

в Финляндии – 75 процентов;

во Франции – 40 процентов.

Ирина Дубиневич

Просмотры: