16+

Любовь была сильнее смерти

Так бывает. Журналистские истории хранят примеры того, что герой публикации не дождался ее выхода в свет. По трагической причине. Материал о ветеране войны Людмиле Александровне Федоровой был готов к печати, когда пришло печальное известие о ее кончине. Корим себя за то, что не поторопились, что берегли статью для майских праздничных номеров. Тем не менее, публикуем ее сегодня как дань уважения женщине-фронтовику, боевому офицеру, настоящему патриоту своей Родины.

Ковровчане Николай Васильевич и Людмила Александровна Федоровы на праздник Дня Победы обязательно надевали все свои фронтовые награды. Для них май 1945-го был памятен вдвойне. Именно тогда родился семейный союз этих людей, прошедших через всю войну, заключенный почти на полвека. И хотя капитан в отставке Николай Федоров ушел из жизни 17 лет назад – сказались старые раны, бывший военврач Людмила Федорова трепетно хранила письма и фотографии военной поры, на которых запечатлены лучшие мгновения ее нелегкой жизни.

Дочь «врага народа»

По прежним меркам происхождение Милы, как ее называли в семье, было самое неподходящее. Ее дед Павел Александрович Авроров, выпускник Владимирской духовной семинарии, служил священником в селе Шапкино Ковровского уезда. Отец Александр Павлович стал учителем. В Коврове он преподавал в школе № 4, где в 1930-е годы стал директором. В июле 1938-го А.П.Авроров был арестован, осужден как «враг народа» и отправлен в один из северных лагерей страшного ГУЛАГа, из которого уже не вернулся. Реабилитировали невинно пострадавшего педагога лишь в годы горбачевской перестройки…

Людмила Авророва с юных лет мечтала стать врачом. Окончила в Коврове медучилище, отработала 2 года медсестрой в первой горбольнице. Однако попытка поступить в медицинский институт в Москве окончилась ничем. Абитуриентка из Коврова успешно сдала все приемные экзамены, но дочери «врага народа» все равно отказали в зачислении. Тогда с этими же оценками девушка отправилась в самый непрестижный по тем временам институт народного хозяйства имени Плеханова. В «плехановку» тогда брали всех. Так Мила все-таки стала студенткой.

В огне Сталинграда

В 1942 году студентка 2-го курса Людмила Авророва добровольцем ушла на фронт. Как имевшая среднее медицинское образование и опыт работы в больнице она была зачислена санинструктором в одну из заново сформированных пехотных частей, направляемых под Сталинград. Необстрелянное пополнение сразу же оказалось в самой гуще уличных боев.

– Вокруг нас с грохотом рушились развалины, – вспоминала Людмила Александровна. – Горело все, что только могло гореть. Скоро я научилась мгновенно падать, быстро и по кратчайшему пути перебегать от укрытия к укрытию, таща за собой на плащ-палатке очередного раненого бойца. Много раз во время боя, отложив санитарную сумку, приходилось браться и за автомат…

Однако даже в огне Сталинграда бдительные политработники относились к внучке «попа» и дочери «врага народа» более чем подозрительно. Два раза Людмилу за отличие представляли к орденам, и каждый раз наградные документы на Авророву в вышестоящем штабе заворачивали без всяких объяснений. А когда, наконец, девушка получила офицерское звание, то в медсанбате ее, уже опытного специалиста, прошедшего школу уличных боев, определили заведовать… аптекой, так как всерьез опасались, что дочь «врага» может… навредить раненым! Тем самым, которых Людмила выносила в тыл, ежечасно рискуя собственной жизнью.

Молитвы матери спасли

За первые же месяцы тяжелых боев почти все подруги и даже начальники Авроровой были ранены или погибли. И лишь у ковровчанки не было ни царапины. «Заговоренная ты!» – шутили сослуживцы.

Никто не знал, что дома, в Коврове, ее мать Евгения Алексеевна, уже потерявшая мужа, постоянно молилась за дочь, дав обет ежедневно прочитывать по главе из Евангелия. Людмила Александровна до последних дней своих была убеждена, что именно горячие молитвы матушки спасли ее на фронте. До самой Победы она ни разу не была ранена, выходя невредимой из самых серьезных переделок, хотя ее шинель много раз оказывалась прострелянной, и в итоге на ней было более десятка дырок от пуль.

Однажды, летом 1943-го, девушка попала под перекрестный огонь на ровном как плац поле, где совершенно негде было укрыться. Немецкие пули свистели прямо над головой, казалось, от них нет спасения. Пережитый тогда страх Людмила Александровна запомнила хорошо.

– Ужас был такой, что и со сталинградским пеклом не сравнить, – качает головой ветеран. – Как тогда спаслась – не пойму.

Семейный союз двух гвардейцев

От Волги до Дуная прошла ее фронтовая дорога. К медалям «За оборону Сталинграда» и «За боевые заслуги» прибавилась новая – «За взятие Будапешта». Та самая «медаль за город Будапешт», о которой поется в песне. Победную весну 1945-го военврач гвардии лейтенант Авророва встретила в Австрии. За храбрость и мужество она получила-таки свой боевой орден Красной Звезды. Позже к нему прибавился орден Отечественной войны. А последней фронтовой наградой стала медаль «За Победу над Германией».

В конце войны Людмила встретила свою первую и единственную на всю жизнь любовь. Гвардии капитан Николай Федоров дослужился до офицерского звания из рядовых. К тому времени он был награжден сразу тремя (!) орденами Отечественной войны (а позже получил и четвертый такой же орден) и орденом Красной Звезды, а также несколькими медалями. Тоже доброволец, он прошел всю войну, каждый раз возвращаясь в строй после серьезных ранений. Николай тоже был сыном «врага народа», его отец оказался в числе репрессированных. Поэтому он, как никто другой, хорошо понимал, что довелось пережить его невесте. Как святыню рядом с фронтовыми наградами Людмила Александровна хранила письмо капитана Федорова, которое он прислал ей 1 мая 1945 года – всего за неделю до Победы. «Хочется жить, здравствовать, любить и веселиться, – писал ее жених. – Будущее все-таки принадлежит нам».

Память – сохранится

В том же 1945-м Людмила Авророва стала Федоровой. Вначале супруги жили в Румынии, где продолжал службу Николай Васильевич, а потом в Батуми. После демобилизации главы семейства Федоровы вернулись в Ковров. Здесь Людмила Александровна заочно завершила обучение в вузе и в течение многих лет возглавляла плановый отдел городского треста столовых. Николай Васильевич занимал различные руководящие должности в городе и районе, в том числе в совхозе «Гигант» и автотранспортном предприятии.

В конце жизни у него открылись старые раны. Можно сказать, что немецкие пули и осколки догнали ветерана уже спустя 40 с лишним лет после Победы. Как и на войне, Николай Васильевич, не ропща, переносил выпавшие на его долю испытания, до последних дней не теряя оптимизма и демонстрируя железную волю. В 1988-м врачи ампутировали ему обе ноги из-за осложнений, вызванных тяжелыми ранениями. В 1993 году Николай Федоров скончался. Его супруга ухаживала за ним до последнего дня.

Гвардии лейтенант медицинской службы в отставке Людмила Александровна Федорова не так давно отмечала свой 90-летний юбилей. Мы встретились с ней в один из апрельских дней, поговорили, посмотрели фотографии… А когда материал уже был готов, раздался телефонный звонок: сообщили – Людмила Александровна ушла из жизни.

До последних своих дней она была ярким примером для новых поколений своих земляков. Ветеран Великой Отечественной, женщина – боевой офицер, как их нынче можно встретить нечасто, она всегда сохраняла уникальный архив документов и снимков, которые лучше любых слов рассказывают о войне, где даже хрупкие девушки становились героями и где любовь всегда была сильнее смерти.

Николай Фролов

Просмотры: