16+

Бабий бунт. Владимирские домохозяйки создали профсоюз, чтобы отстаивать свои права

Работницы ножа и кастрюли, мастерицы стирки и пеленания, феи бытовой химии, гении экономной экономики… Домохозяйки – героини невидимого, но незаменимого фронта домашних работ выходят на тропу войны за свои права. Помочь в этой борьбе им должен межрегиональный профсоюз работников домашнего хозяйства «8 марта». За три года в него влилось уже больше ста тысяч человек. Свои первички создают и отчаянные домохозяйки Владимирской области: ячейки профсоюза есть во Владимире, Суздале, Александрове, Гусь-Хрустальном, Киржаче, Гороховце…

Муж как соцгарантия

Вообще-то домохозяйка – это существо, обычно обществом презираемое, независимо от того, представляется ли при этом слове «рублевская жена», занятая круглосуточной шлифовкой внешности, или умученная жизнью тетка с авоськами. В любом случае она сидит дома, ничего не делает и только жалуется на свои проблемы. Хотя на самом деле домашняя работа – это тяжелый труд. Домохозяйка не просто создает уют, наводит чистоту, готовит обед. Главное – она воспитывает детей, и от того, насколько хорошо это делается, зависит, по большому счету, будущее нашей страны.

Между прочим, домохозяйка не всегда сидит дома потому, что ей нравится не работать. Иногда она просто вынуждена это делать. Некоторым не с кем оставить детей – нет мест в садике, а нанимать няню не по карману. Другие живут в маленьких городах с депрессивной экономикой, где невозможно найти работу. У третьих – дети-инвалиды, нуждающиеся в постоянном уходе… Конечно, существуют законы, которые должны оберегать этих женщин. Но на практике они работают не всегда. А значит, женщины должны сами помогать друг другу – больше-то некому!

Профсоюз «8 марта» придумала Марина Ракша, мать пятерых детей из Сергиева Посада. Она первой вслух заговорила о том, что домохозяйка –  это тоже профессия, причем не менее важная, чем, например, менеджер или дизайнер. В Норвегии, Швеции и других странах домохозяйки официально получают зарплату, имеют право на оплату больничного и четырехнедельного отпуска. У нас все, на что она может рассчитывать, – мизерное пособие по безработице или скромное пособие на детей. Получается, единственная социальная гарантия женщины, которая занимается домом, – ее собственный личный муж. А если его нет – дела совсем плохи. Услышав по телевизору про австралийский профсоюз домохозяек, которому уже больше ста лет, Марина Ракша подумала – а чем мы хуже?

С детьми – на паперть?

8 марта 2007 года состоялся учредительный съезд профсоюза, в котором участвовало около 100 человек. 17 марта в профсоюз вступила Светлана Войнакова, мать троих детей, ныне – председатель владимирской областной ячейки «Кристалл».

– Я сама из Суздаля, муж – из Владимира, – рассказывает она. – В то время мы как раз –  одними из первых в области – по программе «Молодая семья» получили субсидию на жилье. Правда, хватило этих денег только на дом в деревне Уляхино Гусь-Хрустального района. Единственным способом связи с миром там был Интернет, и вот оттуда я впервые узнала про профсоюз. Сама идея мне очень понравилась, и я подала заявление…

Все проблемы домохозяек Светлана изучила на личном опыте. Основная – женщине с детьми практически невозможно устроиться на работ у. Даже один ребенок в семье заставляет кадровиков поднимать брови, а трое просто шокируют. Бывает такое, что на первом этапе знакомства с резюме работодателя устраивает все. Но как только дело доходит до изучения паспорта… «У человека округляются глаза и он говорит «Ой! Мы даже с одним ребенком-дошкольником не берем – негласное распоряжение начальства. А у вас трое, мы не можем принять вас на работу», – вспоминает Светлана. – У Марины Ракши случай был еще хуже – ей, экономисту и востоковеду, знающему три языка, в отделе кадров заявили: «С пятью детьми ваше место – на паперти, а дети пусть ходят по электричкам с гармошкой». Вот и весь разговор с матерью – как будто она пришла милостыню просить».

На первом съезде профсоюза Войнакова делала доклад как раз о проблемах трудоустройства. А потом была встреча с Дмитрием Медведевым – он, тогда еще первый вице-премьер, курировавший социальные вопросы, предложил всем домохозяйкам в Светланином лице активнее бороться за свои права и, если надо, отстаивать их в суде. «А где женщине с детьми взять на это время и деньги, – возразила она, – и кто, если потребуется, пойдет в суд за нее?»

Кстати, сейчас профсоюз домохозяек пытается решать проблему занятости женщин. На профсоюзном сайте можно получить бесплатную онлайн-консультацию юриста, который подскажет, как действовать, и поможет составить заявление. Удавалось добиться восстановления на работе незаконно уволенных беременных и матерей, а также отстоять положенные им права – например, на неполный рабочий день тем, чьим детям нет 14-ти, или дополнительные перерывы для кормления женщинам с ребенком до полутора лет.

Скачки «понарожавших»

В Уляхино, где Светлана Войнакова с мужем и детьми прожила год и создала первую профсоюзную первичку, она столкнулась с кучей других проблем. Женщины с детьми, которым по идее положены различные выплаты, пособия, дотации и прочие льготы, либо просто не знали об этом, либо не находили времени и сил, чтобы добыть нужные для их получения справки, за некоторыми из которых пришлось бы ехать в райцентр. Она засела в Интернете, где днем и ночью изучала нужные законы, потом пошла по администрациям и социальным органам.

–  С чем я столкнулась – это же рассказать страшно, – вспоминает она. – Чиновники отдают официально положенные матерям деньги так, будто у них силой забирают их кровные. В наших административных кабинетах почему-то в порядке вещей сказать матери «поназаводили тут детей, а мы теперь на вас работай!» Я видела многих женщин, которых таким образом довели до слез и истерики. Я когда-то тоже ревела, но потом «выросли зубы» –  теперь могу любому дать отпор. Наша административная система – это какая-то сплошная полоса препятствий, на которой выдерживают только сильнейшие. В одном месте приемный день только по вторникам, в другом – по пятницам. И везде нужно успеть, а куда при этом деть маленького ребенка, которого надо кормить, купать, успокаивать? Однажды – была необходимость – я поехала в областную администрацию и спросила там: «Ну почему вы не помогаете тем, у кого нет времени и сил обратиться за помощью? Тем, кто живет с детьми в дальних деревнях, иногда без других родственников?» И мне ответили: «Если помощь действительно нужна, время и силы искать ее найдутся».

Мало кто знает, но, оказывается, существует отдельный закон о должностном поведении госслужащих, который позволяет привлечь административных хамов к ответственности. Только знанием – без применения на практике – этого и других законов она сумела добиться уважения к себе в Гусь-Хрустальном районе, а затем и в Суздальском, куда переехала. И, кстати, снова собрала профсоюзную ячейку.

–  Вообще, объединять людей в профсоюз сложно, – признается она, – особенно в деревне, где люди достаточно консервативны и никому не верят. Но как только они видят, что ты действительно что-то делаешь, то начинают подключаться. Сначала приходят родственники и друзья, потом начинает работать «сарафанное радио». Только в Гусь-Хрустальном в профсоюз вошло больше двухсот человек. Правда, в нашей области люди какие-то вялые. И к тому же тех, кто нуждается в поддержке, всегда намного больше чем тех, кто готов что-то делать сам. Но свою задачу я вижу в том, чтобы постараться помочь каждому, кто об этом попросит.

В профсоюз сейчас принимают всех – работающих, неработающих, студентов, пенсионеров, женщин и мужчин. Любой, кто моет посуду и стирает белье, уже достоин статуса «домохозяйки» или «домохозяина». Если разобрать это слово на части, получится «хозяин дома». То есть места, которое нужно защищать. А совместно это делать легче, чем поодиночке.

Из женской солидарности

Ирина Иванова из Киржача услышала про профсоюз по телевизору, когда выступала Марина Ракша. «Женщинам предлагали реальную помощь – от моральной до юридической, –  рассказывает Иванова, – и я записала телефон. Воспользоваться им пришлось скоро. Ситуация у меня дома была достаточно тяжелая: я осталась без работы, в семье не хватало денег, к тому же заболел сын. Я позвонила. И девочки сначала договорились о консультации с хорошим московским врачом, а потом, когда ребенку делали операцию, очень сильно меня поддерживали – часто звонили, спрашивали о делах, успокаивали. Потом помогли найти работу. И мне захотелось самой тоже помогать другим женщинам, попавшим в беду, вырвать их из болота проблем. Так появилась профсоюзная ячейка в Киржаче».

По словам Ирины Ивановой, две основные проблемы этого города –  безработица и алкоголизм. Первую решают за счет близкой Москвы, где центральные «профсоюзницы» разыскивают подходящие вакансии. Со второй пытаются разобраться своими силами, объясняя женщинам и мужчинам, что алкоголь – не выход из тяжелого положения, стыдя и уговаривая.

Здесь считают, что отношение к домохозяйкам должно меняться с собственной семьи. У большинства женщин мужья просто не понимают, что такое домашний труд, пока сами на несколько дней не останутся «на хозяйстве». «Мне в этом плане повезло, – говорит Ирина, – мой муж уважает женщину. За все время замужества ни разу не назвал меня дурным словом – мало кто может этим похвастаться. А с тех пор, как я начала профсоюзную работу, он стал еще больше прислушиваться к моему мнению. Из обихода исчезла фраза «я вкалывал, устал, а ты ничего не делаешь». Сам вступил в наш профсоюз! Теперь и ему, и сыну незазорно самим убраться дома, вымыть окна, что-то приготовить. Я уверена: если сначала внушить уважение к женскому труду своим детям, другим близким людям, то впоследствии оно будет распространяться повсеместно. Сейчас мы часто видим, как женщина говорит мужу или ребенку: «Ты сиди, я сама все сделаю». Ну и кого таким образом можно воспитать?»

В киржачской ячейке стараются делать дела небольшие, но важные. Друг для друга они – и «жилетки», и психологи, и социальные службы, и даже детские садики: если одной женщине нужно отлучиться, другие охотно присматривают за ее детьми. «Иногда достаточно просто поговорить с кем-то, чтобы ему стало легче, –  считает Ирина Иванова, – человеку очень важно понять, что он со своими проблемами не одинок, что его готовы выслушать и дать совет. Ну а самое главное –   мы внушаем людям, что чем сидеть и жалеть себя, лучше объединяться и действовать. И тогда жизнь потечет совсем по другому руслу. А ведь можно сделать все – было бы желание».

Сейчас здесь ждут груз «гуманитарной помощи» из Москвы – собранные детские вещи, которые можно будет раздать нуждающимся. И договариваются о том, чтобы подарить компьютер местному Совету ветеранов, а заодно устроить курсы компьютерной грамотности для пенсионеров, которые часто сидят дома одни, отрезанные от мира. «Пенсионеры – это тоже домохозяйки, – улыбается Иванова, – старость не всегда освобождает их от этой работы».

В профсоюзе «8 марта» существуют членские взносы – 20 рублей в месяц. Они остаются в первичке, которая использует их по своему усмотрению. В Киржаче, например, устроили копилку, которую собираются открыть в случае неотложных нужд –  если, скажем, кому-то потребуются лекарства. К счастью, пока такой необходимости не возникло.

Что могут дамы

На самом деле сколько женщин – столько и проблем у профсоюза домохозяек. У кого-то нет возможности купить детям учебники или велосипед (в таких случаях стараются скинуться и подарить нужное). У других проблемы в семьях –  не понимает муж или трудно ужиться в одной квартире с родителями. Третьих прессуют на работе. Со многим профсоюзу удается справиться –  и здесь считают, что мелких побед не бывает. Но есть и более крупные вопросы.

«На первом съезде, где мы выдвинули список предложений государству, в частности, стоял вопрос об обязательном введении ставки психолога в родильных домах, – говорит Светлана Войнакова. – Понятно, что это очень нужно женщинам – многие из них впадают в депрессию из-за того, что их жизнь меняется и они не знают, что с этим делать. Но вот, например, в нашем Уляхино автобус до города ходил даже не каждый день. И роженицам, когда подходил их срок, надо было самим ловить машину или просить соседей, чтобы им помогли добраться до роддома, который находится в сорока километрах. Кто поможет? Все разводят руками. В Суздале сейчас другая проблема – мамам некуда отвести детей. В нашем туристическом городе нет ни спортивного центра, ни кинотеатра. Клуб «Исток», где работают разные кружки, просто не в состоянии вместить всех желающих. В музыкальной школе детей учат платно. Получается –  никакой альтернативы подворотне. Я говорила об этом с бывшим мэром Годуниным, но все осталось на уровне слов. Потом мы уже вышли собирать подписи, и в результате в городе появилось 7-8 детских площадок».

Впрочем, если сначала на профсоюз домохозяек смотрели как на забавную экзотику, то теперь, когда это движение растет и ширится, с ним начинают считаться как с реальной силой. Так, в Иркутской области домохозяйки добились отмены поборов в детских садах (там они доходили до 3,5 тысячи рублей в месяц), а заодно выплаты субсидий мамам, которые не смогли отдать ребенка в сад. А в Ленинградской области «бабий бунт» остановил строительство металлургического комбината, который навредил бы живущим рядом людям. В Суздале при участии женского движения сохранили детский сад, который власти собирались закрыть.

– Женщины создают комфортные условия для жизни и карьеры своих мужей, рожают детей, ухаживают за престарелыми родственниками и не требуют совсем ничего. Надо как-то менять эту систему – если не мы, то кто это сделает, – считают женщины. – Надо просто чаще вслух говорить об этих проблемах и не стесняться называть вещи своими именами.

Владимирские домохозяйки еще не выходят митинговать на улицы, но это, кажется, вопрос времени. Любопытно: некоторым активисткам движения уже предлагали идти в большую политику. Но женщины отказывались по самой банальной и самой веской для них причине: если они будут заниматься политикой, то кто в это время будет заниматься их домом и детьми? Но представьте на минуту –  если все домохозяйки, которым нечего терять, кроме своих кастрюль, в один прекрасный день объявят бунт?

Домохозяйка – это профессия?

Мечта всех профсоюзниц – добиться для домохозяек статуса официальной профессии: с начислением стажа, зарплатой, на которую можно было бы прожить, пенсиями, больничными. Это должно дать женщинам, воспитывающим детей, хоть какие-то гарантии уверенности в завтрашнем дне. «Это реально тяжелый труд, который должен оплачиваться. Раз уж государство говорит о том, что нужны многодетные семьи, – оно должно создавать для них условия, –   уверена Войнакова. –   Если будущая мать станет чувствовать себя защищенной, то вряд ли откажется рожать «по экономическим соображениям».

Правда, как именно это сделать – надо ли платить женщине, у которой уже есть домработница, должна ли быть одинаковая зарплата у бездетных и многодетных домохозяек, занимающихся семьей и запустивших ее, кто будет контролировать «качество труда» –  в профсоюзе до конца еще не продумали. «А государство, которое должно выступать работодателем домохозяек, делает вид, что проблемы не существует – так проще», – обижаются женщины. Так что запись «домохозяйка» в трудовой книжке вряд ли появится в ближайшее время.

С другой стороны, некоторые свои инициативы домохозяйки уже продвинули на федеральном уровне – например, они добились, чтобы в Госдуму внесли законопроект о трудовом стаже и пенсии женам военнослужащих и дипломатов, которые часто уезжают жить в такие места, где трудоустроиться невозможно в принципе. Сейчас профсоюз добивается гибкого графика для родителей детей до 6 лет – как это сделано в Англии. Работодателям это, конечно, невыгодно – значит, заодно надо предусмотреть для них какие-то стимулы вроде налоговых льгот. Также есть предложение повысить детские пособия до прожиточного минимума, вернуть проданные «посторонним» организациям здания детских садиков и изменить методы взыскания алиментов – чтобы воспитывающим детей родителям не приходилось бегать по приставам, добиваясь денег от «уклонистов». Похоже, наши «кухарки» научились думать по-государственному…

Марина Сычева

Просмотры: