16+

Борьба за грант: конкуренция нарастает

В нынешнем году изменились параметры участия в конкурсе лучших учителей по национальному проекту «Образование». Нацпроект стартовал в сентябре 2005 года, и за это время 40 тысяч педагогов получили денежные поощрения в размере 100 тыс. рублей. В Год учителя «Призыв» попытался понять, каким образом менялись подходы к оценке работы учителей за минувшее четырехлетие.

Точка отсчета

Ежегодно Владимир по выделенной ему квоте отправлял на конкурс лучших учителей общеобразовательных учреждений 21 кандидатуру. В 2008 – 2009 учебном году их было 20. Областная квота при этом составляла 84 человека.

За четыре года в областном центре победителями конкурса стали 64 педагога, 19 получили лауреатские дипломы. Чаще всего в лидеры выходили учителя русского языка и литературы, истории и обществознания. На втором месте по активности участия находились математики и естественники. Следующую ступеньку занимали учителя иностранного языка.

В соревновательном процессе за это время основательно поднаторели средние общеобразовательные учреждения № 1 и № 7, № 23 и № 25, № 31 (победитель нацпроекта, реализующий программу интеграции информационных технологий в педагогический процесс) и № 36.

Но в январе 2010 года изменились параметры проведения конкурса: решено выдавать только 1000 денежных поощрений на всю Россию, правда, сами премии стали вдвое весомее – не 100, а 200 тысяч рублей. Теперь областная квота снизилась до 8, а квота областного центра – до 3 человек. Еще одним существенным нововведением стало обязательное условие о повторном участии победивших в конкурсе учителей только через 5 лет. Конкуренция, а, следовательно, и требования к участникам ужесточатся многократно.

– «Правила проведения конкурса устанавливаются в порядке, определенном правительством РФ», – процитировала «Призыву» одно из положений нового приказа директор Городского информационно-методического центра (ГИМЦ) города Владимира Татьяна Сергеева. – Это высказывание можно трактовать двояко. Но поскольку у нас есть сетевой график работы с конкурсными документами, которые мы должны сдать уже в апреле, то все происходит по старому алгоритму. Чтобы не травмировать учителей, для переходного периода это допустимо.

 Прокрустово ложе критерия

Как выяснил «Призыв», в отношении к конкурсу у педагогов единодушия нет. Кто-то считает, что на самом деле это конкурс бумаг, а не достижений, потому что фактически протоколируется каждое профессиональное движение. Собрать подтверждения обо всем на свете нужно за последние три года работы, и таким образом набирается несколько килограммов макулатуры. Кто-то не согласен с «размытыми» критериями оценки достижений.

–  Я испытывал такое чувство унижения, что за каждую бумажку я должен поклониться либо методисту, либо завучу,- делится впечатлениями один из владимирских педагогов, талантливый словесник. – Чего стоило попросить о благодарственном письме родителей моих выпускников! Это было так неэтично! А теперь добиться результата в этом конкурсе – все равно что верблюду пройти сквозь игольное ушко.

– У нас в стране долгое время было не принято себя оценивать, –  размышляет директор ГИМЦ. – Критерии конкурса заставляют учителя протестировать себя. Это попытка Минобразования оценить работу педагога по определенному алгоритму.

По словам Татьяны Сергеевой, положительная роль критериев в том, что анализ достижений даже на уровне образовательного учреждения дает возможность более эффективно провести аттестацию педагога, оценить его рейтинг при распределении фонда стимулирования. Это вносит определенное единообразие в систему профессиональных оценок.

Всего критериев семь. Каждому из них посвящена отдельная объемистая папка конкурсанта. Каждый из них содержит многочисленные подуровни, за счет «разбалловки» которых набирается итоговая оценка. Местные органы вправе давать определенные рекомендации по их уточнению.

–  Когда говорят, что очень хороший учитель не прошел по конкурсу, у меня нет сомнений, что он хороший, – говорит директор ГИМЦ. – Но он по разным причинам не уложился в эти 7 критериев.

Формально они очень актуальны: качество работы, внеурочная деятельность, классное руководство, владение новыми технологиями, в том числе информационно-коммуникационными, распространение и обобщение собственного опыта, участие в профессиональных конкурсах, повышение квалификации. Методические наработки учителей должны быть выложены на сайте, занесены в территориальный банк опыта. Педагоги обязаны постоянно выступать на всероссийских, региональных и местных конференциях.

– Участник национального проекта – не просто учитель школы в моем понимании, это учитель-трибун, имеющий активную гражданскую позицию, – полагает Татьяна Сергеева. – Это общественно значимая фигура, известная в городе и в профессиональной среде. Таких учителей не может быть много.

–  Я никогда не занимался бумажками, меня от них коробит, – вновь вступает собеседник «Призыва». – Если идет аттестация, я всегда заявляю о проведении открытого урока. В этом году учителя, пришедшие ко мне в гости, все как один заявили, что я герой: «Открытые уроки уже никто не дает, тебе это надо?!»

Уровни социальных связей и характеристики педагогических задач в разных школах Владимира разные. То же самое можно сказать об учителях и о возглавляемых ими коллективах учеников. Есть классы, направленные на самосовершенствование, и есть такие, кто активно участвует в общественной жизни. Дети первых учатся в музыкальных и художественных школах, ходят на бальные танцы и в спортивные секции, дети вторых помогают социально незащищенным людям и брошенным в детдомах детям.

–  Учителя могут набрать баллы и за первую, и за вторую позицию, – подытоживает Татьяна Сергеева. – Но некоторые из них просто не хотят уложить свою деятельность в предложенные 7  критериев, ведь надо систематизировать, анализировать, описывать. 8  то же время более 60 педагогов города стали победителями конкурса за 4 года. Это очень неплохо.

Строитель не может судить учителя

Конкурс лучших учителей общеобразовательных учреждений в рамках нацпроекта проводится поэтапно: сначала кандидатуры педагогов выдвигает педколлектив или попечительский совет школы, затем проходит муниципальный отбор и, наконец, региональный.

На муниципальном уровне представленные претендентами портфолио оценивает специальная техническая группа, в составе которой представители вузов, общественных организаций (профсоюзов, юристов), родительских коллективов, ветераны педагогического труда. Они проверяют соответствие собранной документации предъявляемым требованиям.

– Нас сразу предупредили, что наши бумаги должны кричать о том, что мы лучшие, – смеясь, продолжает визави «Призыва». – «Помогите неспециалисту понять, что к чему! – призывали нас. – Слово «инновация» должно быть для вас ключевым!»

Наш литератор называет свои статьи «приглашениями к размышлению» и «опытами обобщений», а к инновациям в своем предмете относится предвзято. По его наблюдениям, сегодняшние дети все свободное время проводят за компьютерами, электронными учебными пособиями их уже не удивишь. Подрастающее поколение приходит в восторг от живой человеческой речи, потому что родители дома в основном молчат или сосредоточенно решают собственные – психологические и финансовые – проблемы.

– В общем, мне показалось, что никому нет дела до моих профессиональных качеств, – машет рукой филолог. – Только в первом критерии содержатся какие-то реальные данные об эффективности моей работы – динамика учебных достижений детей, результаты ЕГЭ, количество победителей и призеров на предметных олимпиадах.

Однако психологи утверждают, что, например, в среднем школьном звене по вполне объяснимым причинам обычно наблюдается спад грамотности учащихся, то есть положительной динамики даже за три года обучения добиться просто нереально – хорошо бы удержать уже достигнутый результат! Поэтому порой конкурсантам приходится заниматься банальными приписками.

Татьяна Сергеева согласна, что общественная экспертиза несовершенна, и считает, что экспертов надо учить.

– У нас был прекрасный эксперт – председатель городского родительского собрания, строитель по профессии, – рассказывает она. – Как-то она мне говорит: «Вы можете проэкспертировать дом, который мы построили? Вот и я не могу оценить работу учителя во всей полноте». Она, безусловно, права.

Специфику работы учителя можно постичь, только получив профессиональное образование, поэтому задача экспертов сужена до возможного предела, о чем им и говорят в установочном информационном сообщении. От них требуются две вещи: выявить степень соответствия поданных документов критериям и оценить уровень достижений педагога.

–   Мы бываем очень расстроены, когда с наших учителей незаслуженно снимают баллы, – сетует Татьяна Сергеева. – Особенно с тех, участие которых в конкурсах ограничено. Например, у учителей начальных классов нет итоговой аттестации, и они никогда не смогут набрать наибольшего количества баллов. У учителей технологии, физкультуры нет олимпиад и итоговой аттестации. Или кто-то из них не является классным руководителем. Так сложились профессиональные условия, которые критерии не учитывают.

Проигравший плачет

–  Все учителя – лидеры, но каждый из них должен суметь систематизировать свои успехи по семи критериям, – обобщает Татьяна Сергеева. – Если он в них укладывается и набирает нужное количество баллов, то шансы велики. Однако даже если учитель не побеждает, для него участие в конкурсе сродни самообразованию, и созданный порт-фолио достижений он сможет использовать в дальнейшем.

Во Владимире были случаи, когда учителя не проходили по конкурсу в первый год участия, но это помогало им сориентироваться и собраться с мыслями в дальнейшем. Они дорабатывали свои материалы, проявляли деятельную активность именно в тех направлениях, в которых недоставало результативности, и побеждали.

Чтобы создать условия карьерного и профессионального роста, ГИМЦ и управление образования администрации города Владимира организуют множество муниципальных конкурсов. Кроме традиционного «Учитель года», проводится конкурс конспектов уроков по краеведению, конкурс материалов по использованию новых технологий, конкурс новых обрядов и традиций, конкурс открытых уроков и так далее. Кроме того, ГИМЦ собирает и распространяет информацию об интернет-конкурсах, которых не от хорошей жизни тоже расплодилось немало.

–  Обидно, что некоторые учителя недобирают баллов в рамках критерия о наличии государственных и отраслевых поощрений их труда, – переживает директор ГИМЦ. – К сожалению, среди участников конкурса появились учителя, которые даже на уровне департамента образования не имеют наград.

На городском уровне все давно предусмотрели и по мере возможности регулярно поощряют достижения учителей, помогая им строить профессиональную карьеру с самых первых шагов в системе образования. Не случайно сейчас все чаще говорят о личностно-ориентированном подходе не только к детям, но и к педагогам.

–   Нужно продвигать учителя, – убеждена Татьяна Сергеева. – Я не верю, что за 25 лет работы он хотя бы раз не может удостоиться почетной грамоты департамента образования.

Каждый год в ГИМЦ начинают хлопотать за тех, кто не выйдет в финал, и пытаются совместно с городским управлением образования найти способ поощрить незаслуженно обиженных. В 2010 году их будет особенно много.

Кстати

Эволюция нацпроекта

О «плюсах» и «минусах» нацпроекта «Призыв» побеседовал с учителями средней общеобразовательной школы № 31, которая, в свою очередь, выиграла конкурс «Лучшая школа города». Обладателями грантов в рамках нацпроекта «Образование» в этой школе стали 6 педагогов. Четверо подали документы на конкурс в текущем учебном году.

Участница первого конкурса лучших учителей общеобразовательных учреждений, победитель 2006 года, учитель биологии Наталья Юрова:

– На первом конкурсе самовыдвиженцев не было. Тогда во главу угла была поставлена детская результативность и результативность учителя, а не внедрение новых технологий в учебный процесс, как сейчас. Мне сказали, что я должна участвовать в конкурсе. До конкурса мне пришлось много работать, после конкурса оказалось, что нужно работать еще больше.

Моя ответственность как классного руководителя, как учителя и как внеклассного воспитателя не изменилась. Но само звание «Лучший учитель» меня угнетает. Если лучший, то, значит, должен участвовать во всех мероприятиях и подтверждать свою результативность. Если бы я не оказалась в числе учителей, получивших грант, я бы просто отказалась от какого-либо участия. Но раз мы заявили о себе, значит, и дальше мы должны быть образцовыми. Доставляют много хлопот обмен опытом и постоянные выступления, от которых трудно отказаться.

Победитель 2008 года, учитель английского языка Марина Чикунова:

– Конкурс – дело хорошее. На учителей, наконец, обратило внимание государство. Молодой талантливый педагог нашей школы, работая на полторы ставки и зная три языка, зарабатывает всего 5,5 тыс. рублей. Поэтому когда речь идет о таких денежных вознаграждениях – это большое подспорье.

Конечно, любой учитель, идущий на грант, трезво оценивает свои шансы по предложенным критериям. Но на техническую оценку комиссии сильно влияет человеческий фактор. Я участвовала в конкурсе 2008 года вместе с моей коллегой по школе, которую считаю большим профессионалом. Ей не хватило всего одного балла! Я прошла, а она стала лауреатом. Это было так больно! А как я все лето переживала!

Самовыдвиженец, победитель 2009 года, учитель истории и обществознания с 25-летним стажем Елена Платонова:

– Система грантов дает возможность реализоваться тем учителям, которых не поддерживает школа. Я сейчас говорю про себя. Я воспринимаю ее как поощрение за заслуги.

Что касается «минусов» системы грантов, то здесь необходимо упомянуть критерии, которые не соответствуют многим предметам. Наверное, правильнее было бы учредить новые гранты в области спорта, в сфере начальной школы. Но если уж дали критерии, то свои 30 баллов работающий человек всегда сможет набрать.

Моя беда в том, что я не люблю собирать бумаги. Грант заставил меня организоваться и обобщить накопленный опыт. Я располагала всем, что было заявлено в критериях. Трудно тем учителям, у кого этого нет, – кто не участвовал в конкурсах, конференциях, не публиковал свои работы.

После победы я испытала психологическое удовлетворение: я реализовалась! Затем состояние эйфории ушло, и я почувствовала сильное желание отдохнуть от работы хотя бы год. Выгорание из-за переживаний и бессонных ночей было сильнейшее! Но грант мне помог расплатиться с долгами.

Зам. директора по учебно-воспитательной работе Наталья Батовская:

– Как только объявили этот конкурс, мы задумались. Мы считали своей задачей поддержать лучших учителей, продвинуть, помочь, подтолкнуть. Поэтому в нашей школе мы выработали такую систему: на педколлективе делаем опрос, выдвигаем кандидатуры от методических объединений и определяем лучшего педагога путем тайного голосования. Но наша система не исключает и самовыдвижения, как это было с Еленой Витальевной Платоновой.

В этом году мы думаем, что наши претенденты вряд ли пройдут. Мы и цель ставили другую: дать возможность учителям реализовать себя в процессе подготовки к этому конкурсу. Посмотрим, что будет дальше.

Что касается влияния нацпроекта на образовательную систему в целом, то какие-либо преобразования связаны с перестройкой нашего сознания. Она не может произойти по взмаху руки. Но то, что нацпроект влияет на перестройку сознания, на понимание приоритетных задач, стратегии развития системы, – неоспоримо. Ты уже не можешь работать, как раньше, тебе все время хочется чего-то нового.

Ольга Романова

Просмотры: