16+

Не забыть бы о деле под грохот литавр

В честь юбилея Победы всех ветеранов, нуждающихся в улучшении жилищных условий, обещали обеспечить квартирами.  Однако бывает и такое: жилплощадь, на которой живут старики, по размерам вроде бы соответствует нормам, но по сути хуже конуры. Текут потолки, проваливаются полы, трещат обои… На уровне руководства страны уже не раз подчеркивалось, что в таких случаях местные власти должны помочь ветеранам и найти способ привести их жилье в порядок.

Кто в ответе? Нет ответа!

Надо сказать, местные власти тезисы о поддержке ветеранов подхватили довольно охотно. Слова о необходимости помогать «поколению победителей», в том числе и с ремонтом, во Владимирской области сейчас, в преддверии юбилея Победы, звучат практически с каждой высокой трибуны. Но каков результат?

Для незнакомых с основами административного управления поясним: чтобы механизм оказания помощи начал действовать, одних благих намерений мало – требуется документ. В нем – перечень необходимых мероприятий (определить людей, нуждающихся в ремонте; составить перечень необходимых работ; выделить средства и т.д.), список ответственных за их выполнение лиц и, наконец, сроки исполнения. На момент подготовки статьи такого документа во Владимирской области не было. И вообще не очень понятно, кто именно должен заниматься проблемой: областные власти «перекладывают» дело на районы, те – на входящие в их состав муниципальные образования.

Более того, до сих пор точно не известно, сколько участников войны и тружеников тыла сейчас нуждаются в ремонте жилья. Прошлой осенью, когда перед чиновниками замаячила перспектива президентского указа о решении квартирного вопроса ветеранов, в регионе провели неофициальный подомовой обход, на основании которого была сформирована база данных о нуждающихся в жилье. Вопросы возможного ремонта вошли в эту базу в графе «Примечания и рекомендации», но эти примечания считаются неполными и не вполне достоверными: кто-то из обходчиков вполне мог что-то упустить. Да и времени с осени прошло достаточно.

Также неизвестно, в чем именно должна заключаться помощь с ремонтом. Проще всего, как в и случае с квартирным вопросом, выделять денежные субсидии, хотя федеральные средства на это не предусмотрены, а в городских и районных администрациях и в муниципальных образованиях искренне недоумевают, откуда брать деньги в и без того дефицитных бюджетах. Разумнее присылать рабочие бригады, которые поменяют ветеранам ржавые трубы и текущие батареи, поклеят обои и плитку, перестелют полы. Потому что далеко не все старики, особенно те, кто обитает далеко от города, способны найти мастеров самостоятельно. Многие из них плохо видят или слышат, медленно ходят и, увы, слабо разбираются в реалиях современной жизни. Но опять-таки прислать бригаду можно к ветеранам, живущим в муниципальных помещениях. А если они собственники жилья – кто будет оплачивать этот ремонт?

– И в любом случае все это должно решаться по заявительному принципу, – говорит Алексей Чернышев, заместитель председателя комитета по социальной политике администрации Владимирской области, – мы не можем предлагать человеку помощь, пока он сам к нам за ней не обратится.

Бумажная война

Владимирский ветеран Николай Минькин ушел на фронт в 1943 году, повоевал на Первом и Втором Белорусских фронтах. День Победы встретил в Берлине и до сих пор вспоминает, как бродил по развалинам взятого рейхстага. Уже больше года 84-летний Николай Александрович ведет новые сражения – бумажные войны с муниципалитетом.

– Я получил квартиру в 70-х годах, и первый ремонт сделал своими руками, благо силы еще были, – объясняет он, – но в доме уже полвека не делалось капитального ремонта. Когда я приватизировал эту квартиру в 1992 году, было заключено соглашение с домоуправлением: они обещали сделать капитальный ремонт и не требовать с меня за это плату, даже несмотря на то, что квартира уже находится в частной собственности. Надо ли говорить, что с тех пор в доме не было сделано ничего.

С потолка на кухне свисают хлопья побелки, подоконники рассыпаются в труху, в ванной отваливается плитка, батареи ржавые. Впервые с просьбой о ремонте Николай Александрович обратился к главе городского управления ЖКХ (тогда этот пост занимал Юрий Немков) в начале прошлого года.

– Он тогда мне сказал, что непременно постарается что-нибудь сделать, что, если в бюджете средств не найдется, попытаются найти спонсоров, – вспоминает ветеран, – через какое-то время пришли люди, составили смету ремонтных работ. И я решил, что скоро все начнется…

В смете в общей сложности 18 видов работ, от замены труб и сантехники до покраски дверей и настила линолеума. Общая стоимость – 117 тысяч рублей. Деньги серьезные для одной семьи, но незначительные для городской администрации. Но потом на Николая Минькина хлынули отписки.

Документ за сентябрь 2009 года, подписанный начальником управления ЖКХ Юрием Дударевым: «Подготовлен проект постановления главы города о выделении денежных средств в структуре расходов управления ЖК Х». Октябрь 2009 года, подписано и.о. начальника управления ЖКХ Сергеем Панкратовым: «На согласовании находится постановление главы города «О проведении текущего ремонта квартир участникам Великой Отечественной войны», которое определит возможность оплаты косметического ремонта за счет средств городского бюджета». Декабрь 2009 года, снова Дударев. Этот документ хотя и подтверждает, что обследование показало необходимость косметического ремонта в комнатах и санузле, но «согласно Гражданскому и Жилищному кодексу… бремя содержания жилого помещения, в том числе расходы на текущий ремонт, возлагается на собственника. Осуществление текущего ремонта не является расходной обязанностью органов местного самоуправления, денежные средства для финансирования указанного мероприятия в бюджете города не предусмотрены». И наконец январь этого года, финальный залп бумажной войны: «Ранее подготовленный проект постановления главы города «О проведении текущего ремонта квартир участникам Великой Отечественной войны» от подписания отклонен. В соответствии со ст. 30, 36 Жилищного кодекса РФ ремонт жилых помещений собственник обязан проводить за свой счет». В конце послания – каверзное напоминание о том, что за счет спонсорских средств ветерану поменяли плиту на кухне. «Старая уже совсем никуда не годилась. А на носу как раз были выборы», – объясняет Николай Александрович.

Формально чиновники правы. Ну, не из своего же кармана им оплачивать ремонт в квартире ветерана. А с другой стороны, на фоне бравурных речей о всемерной поддержке «поколения победителей» реальность выглядит как-то тускло.

Кстати, капитулировать ветеран не намерен – борьбу за ремонт в своей квартире он собирается продолжать, пока хватит сил. Для полноты картины остается добавить: у Николая Александровича четыре инфаркта в анамнезе и один – в диагнозе.

Заплатите – мы поможем

Если такое происходит в областном центре, по статистике, самом благополучном городе региона, то что тогда происходит на периферии? В сущности, то же самое, только хуже: если в большинстве городских квартир есть хотя бы минимальные удобства, то во многих сельских домах ветераны лишены элементарного.

– Главная проблема у нас в районе – отсутствие в селах и деревнях газа, водопровода, канализации, – объясняет Алла Землизина, председатель Юрьев-Польского районного совета ветеранов войны и труда. – Такие дома есть даже в райцентре, не говоря уже о глубинке. Как правило, наша администрация старается помочь, чем можно, например, если в деревню тянут трубу, уговаривают собственника взять с ветерана поменьше, чем с остальных. Но нельзя не отметить то, какое раздражение это иногда вызывает у других жителей: ведь пенсия у ветерана часто выше, чем средняя зарплата по населенному пункту.

В 1943 году Федор Ефимов был фронтовым разведчиком. До сих пор с удовольствием вспоминает, как брал «языка»: «Зима была, холод, метель. А у нас на завтра назначен штурм и командир приказывает: делайте, что хотите, но нужен пленный, желательно – офицер. Пошли в деревню, где стояли немцы. А все офицеры сидели в одном доме и пили. Нужно было, чтобы вышел один человек, и мы могли взять его тихо, без шума. И я говорю солдату: «Рябов, полезай на крышу, царапайся и мявчи, как кошка». Сработало: один из офицеров вышел посмотреть, что происходит, и мы его захватили». За фронтовые подвиги Федор Дмитриевич получил медаль «За отвагу», ордена Красного Знамени и Красной Звезды.

Сей час 86-летний ветеран живет вдвоем с женой, 84-летней Зоей Яковлевной, в селе Ратислово Юрьев-Польского района. Его дом – одна комната, кухонька, терраса – раньше стоял в другой деревне. Сорок лет назад местный колхоз выкупил его и перевез. С тех пор избушка успела здорово обветшать. Больше всего стариков беспокоит протекающая крыша, прогнившие полы тоже не внушают доверия. Обогревает дом печка, готовят пенсионеры на баллонном газе. Если надо помочь – например, нарубить дрова или вскопать огород – нанимают кого-нибудь из местных жителей.

У его соседа, ветерана Николая Соломонова, та же история. Правда, в начале года он пытался подать заявление на улучшение жилищных условий, но получил отказ – его жилая площадь (38,8 квадратных метров) превышает учетную норму почти в три раза. Никто из отказавших так и не удосужился проверить, что творится дома у ветерана. «Печка еле топит, – рассказывает он, – надо перекладывать. Придется искать мастера, иначе в холода просто замерзну. Просить некого, да и сил нет – мне недавно сделали операцию, с тех пор дальше лавочки не выхожу. Нужны дрова или вода – зову местных, плачу деньги…» Кстати, косметический ремонт жилью ветерана – чистому, но уже очень ветхому –  не повредил бы.

– Если бы в селе остался колхоз, проблем с помощью не было бы, – говорит Рудислав Ульянов, староста села Ратислово, –  нашли бы и материалы, и людей. А так и обратиться не к кому. Есть школьники, но они особенно помочь не могут, силы не те. Только по мелочи: уборку сделать или огород прополоть. Да и то старики стесняются попросить. Почему нельзя организовать местных жителей, чтобы подсобили хотя бы с колкой дров или дырявой крышей? Судите сами – у одного ветерана здесь же, в селе, живут два сына. У другого сын в Юрьев-Польском, дочь во Владимире, иногда приезжают. Если уж дети не могут помочь собственным родителям, то чего ждать от посторонних людей?

По мнению Алексея Чернышева, с родственников ветеранов ни в коем случае нельзя снимать ответственность за те условия, в которых живут их отцы и деды-победители. Но принудить их к этому по закону невозможно. Вопрос остается на личной совести каждого.

Возвращение «тимуровцев»

Все чиновники, к которым «Призыв» обращался с вопросами ремонта в квартирах участников войны, ссылаются на программу «Ветеранам глубинки – народное внимание и заботу», принятую в прошлом году. Эта программа, по их версии, должна обеспечить участников войны и тружеников тыла, живущих в отдаленных деревнях и селах, всем необходимым, от колки дров до того же ремонта, за счет неиссякаемых ресурсов владимирской молодежи.

Впрочем, в областном комитете по молодежной политике пояснили: суть программы несколько в другом. «Наша задача не столько помочь ветеранам, сколько не дать современной молодежи забыть о нашем прошлом, – говорит председатель комитета Вячеслав Картухин. – Студенты не только работают, но и общаются со стариками и из их уст – уст очевидцев – узнают правду о войне и послевоенном времени».

На днях участники акции «Ветеранам глубинки – народное внимание и заботу» съездили в Вязниковский район. Местная администрация провела подготовительную работу – побывала в домах у одиноких ветеранов и вдов участников войны и выяснила, кому и какая помощь нужна. «Количество – понятие относительное, – говорит глава района Евгений Виноградов, – я уверен, что почти каждый в чем-то нуждается, и это огромный объем работы, если учитывать все просьбы. Мы стараемся помогать, если речь идет о каком-то экстренном случае, например, отремонтировать водопровод. Остальное должно делаться за счет муниципальных образований. И, конечно, мы очень признательны нашей молодежи, которая бескорыстно взялась за дело».

В Вязниках говорят, что сначала, узнав о готовящемся «тимуровском десанте», откликнулось около двадцати ветеранов. Потом многие отсеялись – кто-то отказался, потому что «родственники пообещали все сделать сами», у других работы (вроде рытья ям) оказались не по сезону, у третьих (просивших, например, починить крышу) – не по способностям молодежи. В результате активисты помогли шести ветеранам и вдовам участников войны поклеить обои, подстричь кусты, убрать снег и мусор в саду и накололи дров (кстати, обычно для бабушки, попросившей об этой услуге, дрова колет родной племянник – за отдельную плату).

–   Мы в первый раз участвуем в такой акции, – говорят активистки Наташа и Оля, – просто захотелось помочь. Конкретно не знали, что придется делать. Думали, что-то по хозяйству: убрать, приготовить. Оказалось, надо клеить обои, но это мы умеем. Если позовут в следующий раз, мы не откажемся.

–  Конечно, такая помощь нужна, – убежден Евгений Никонов, активист из Вязников, – и не только ко Дню Победы, но хотя бы раз в полгода. Жаль, что у нас в техникуме не организуют подобные акции. А сами мы не можем: я считаю, необходим какой-то взрослый организатор, который скажет, куда ехать и что делать, поможет найти инструменты и все такое… Но если предложат участвовать еще раз, я готов.

По словам Вячеслава Картухина, организованные массовые акции должны стать примером для остальной областной молодежи. Но пока получается не везде. «Необходимо, чтобы и власти, и молодежные организации проявляли больше инициативы. Активнее работать с ветеранами, объяснять им, чтобы не стеснялись просить о помощи. А ребята у нас хорошие, они действительно готовы работать», – говорит он.

Хотя в отчетах, которые присылают из районов о ходе программы «народного внимания и заботы», все больше про концерты и встречи со школьниками, кое-где ребята действительно начинают действовать. Так, в Черкутино Собинского района группа старшеклассников местной школы взяла шефство над четырьмя ветеранскими вдовами. В Суздальском районе действует местное отделение Российского союза сельской молодежи. «Мы начали работать с советами ветеранов, которые подсказывают адреса людей, нуждающихся в помощи, – говорит председатель регионального отделения РССМ, – наши ребята уже побывали в двух деревнях, будем ездить и еще – не только перед праздником, но и весь год».

Кстати, от корреспондента «Призыва» Вячеслав Картухин впервые услышал мысль использовать для помощи ветеранам студенческие трудовые отряды. «Вообще-то они создаются по предложению конкретных работодателей, которые платят студентам зарплату, – объяснил он, – а наши сегодняшние акции – волонтерские. С другой стороны, такое предложение, я уверен, стоит обдумать».

Праздник пройдет – а дальше?

Что радует – несмотря на отсутствие официального документа, определяющего оказание помощи ветеранам, кое-что в области все же делается. Правда, частным порядком: то предприятие сделает ремонт своему бывшему сотруднику – участнику войны или его вдове, то подключится военная часть.

На самом деле участники Великой Отечественной войны, пожалуй, единственная категория людей, к которым принято и должно относиться с безусловным почтением. Поэтому помогать им готовы многие из тех, у кого есть средства и возможности, – работой, материалами, транспортом и т.д. Другое дело, что для нормального результата эта помощь должна быть организована и скоординирована.

Правда, в преддверии Дня Победы в департаменте социальной защиты все-таки собираются хотя бы составить списки нуждающихся в капитальном и косметическом ремонте, помощи по дому и прочих необходимых вещах. Но важно еще и то, чтобы после великого народного праздника, до которого остается меньше месяца, благие намерения не утратили силу. Многие ветераны жалуются именно на то, что навещают их и обещают помощь только и исключительно накануне 9 Мая, а потом забывают до следующего года.

Марина Сычева

Просмотры: