16+

Толерантная вакансия. В Госдуму внесен законопроект, согласно которому могут отменить дискриминационные критерии при приеме на работу

Суть депутатских предложений такова. Из объявлений о вакансиях предлагается исключить информацию о возрасте, поле, регистрации по месту жительства, семейном положении и т.д. Законодатели Самарской области, а именно они авторы законопроекта, полагают, что эти критерии не что иное, как скрытая форма трудовой дискриминации. Обозреватель «Призыва» рассмотрел владимирский рынок трудовых вакансий.

В информационном зале Владимирского городского центра занятости многолюдно. Безработные владимирцы сосредоточенно рассматривают стенды с вакансиями, изучают электронные базы данных. Указание пола и возраста, а также опыта работы стало обычным явлением, которое ориентирует соискателей и подсказывает, стоит ли вообще обращаться в фирму и приходить на собеседование.

Смотрят в паспорт  – «до свидания»

«Что толку, если примут этот закон? Ну, придешь ты устраиваться на работу, так тебе не в объявлении, а в лицо откажут», – на лице безработного Андрея Чекалова проскальзывает скептическая улыбка.

Андрей по образованию плотник, ему всего 22. Парень только что вернулся из армии. Опыта работы по специальности у него пока никакого. Есть корочки III разряда. И это все. Вот как раз нужен плотник на птицефабрику. Требования по возрасту – от 21 года. Зарплата – от 10 до 14 тысяч рублей. Молодой человек аккуратно записал в блокнот адреса и телефоны.

Друзья Андрея, вчерашние выпускники профтехучилищ, тоже сталкиваются с проблемой трудоустройства. Когда они приходят наниматься по специальности, к примеру, в автосервис, их мягко и ненавязчиво посылают набраться опыта где-нибудь в гараже у дяди Васи, а уж потом рассчитывать на более цивилизованное и высокооплачиваемое место. И молодые люди уходят по указанному адресу без обиды. Ведь возрастной ценз работодатели оговаривают не случайно. Предполагается, что к 25 годам у человека появляется хоть какой-то профессиональный опыт. Другое дело, что по закону все должны быть в равных условиях. Но Андрей прекрасно понимает, что это – только в идеале.

– А я считаю, что закон просто необходим! – воодушевляется педагог со стажем Лариса Ковалевская. – Дискриминации на рынке труда слишком много. Мне 58 лет, разве дашь мне столько? (И правда, Лариса Павловна выглядит гораздо моложе). Конечно, расстраиваюсь, когда отказывают! Я полна сил и энергии, у меня два педагогических образования – преподаватель музыки и учитель-словесник, владею компьютером. А меня никуда не берут. Пока паспорт не покажешь, отношение хорошее, но как только работодатель откроет документ, благожелательная улыбка сменяется унылой миной.

Лариса Павловна хотела бы устроиться администратором в гостиницу или, возможно, куда-нибудь гувернанткой, но для женщины в зрелом возрасте вакансий нет, поэтому приходится жить на одну пенсию.

29-летняя девушка Светлана – мать-одиночка, воспитывает 4-летнего ребенка. Ее уволили по сокращению штата 4 месяца назад с должности секретаря.

–  Долго ищу работу, –  признается Светлана. –  Мне нужна работа в офисе. И чтобы зарплата не меньше 10 тысяч.

По признанию девушки, работодатели, узнав, что она мать-одиночка, находят массу причин, чтобы отказать. Однажды Светлана приехала по объявлению устраиваться секретарем в Юрьевец. Лишь только она обмолвилась о ребенке, разговор на этом закончился. «Ну, разве не дискриминация?!» –  возмущается молодая мама.

– А мне ответили, что я могу рассчитывать только на работу дворника или сторожа, – сетует 60-летний пенсионер Владимир Азимов. – А ведь у меня высшее образование. Я инженер-механик, специализация – сооружение нефтегазопроводов, газохранилищ и нефтебаз.

Владимир Азимов до мая прошлого года работал по специальности в должности старшего прораба, трудился вахтовым методом в Казахстане. Когда разразился финансовый кризис, всех иностранных рабочих сократили, и пенсионеру пришлось возвращаться во Владимир.

–  Я, наверное, мог бы работать где-нибудь во «Владимиррегионгазе», – говорит бывший прораб. – Но прекрасно понимаю, что человека с улицы в такую организацию не примут. Обратился вчера в одну фирму, которая занимается подведением коммуникаций, – обещали перезвонить, но так и не перезвонили. Найти работу по специальности в моем возрасте невозможно!

Заработает ли «хороший» закон?

Я развернул газету бесплатных объявлений и посмотрел, что пишут работодатели. Если бы нормативный акт, ограничивающий работодателей, уже приняли, половину из «газетных вакансий» можно смело снимать с верстки как противоречащие законодательству. Но закон пока в проекте, а значит, объявления по-прежнему пестрят дискриминационными критериями. Например: «Требуется водитель категории Е, 25-30 лет, военнообязанный, желательно семейный, непьющий».

И ли: «Женщине-руководителю коммерческой организации требуется помощница по ведению бизнеса, от 25 лет».

«Приглашаем агентов по недвижимости, от 25 до 40 лет».

«Офису праздничного агентства требуется сот рудн и ца, от 25 до 40 лет, общительная, позитивная, не курящая».

«ЧОП приглашает охранника до 45 лет, рост – от 175 см».

– Дискриминационные пункты в объявлениях надо убирать, – убеждена заместитель директора Владимирского городского центра занятости Наталья Сергеева. – Представьте психологический фон человека, который давно ищет работу? Такой соискатель начинает раздражаться, когда увидит дискриминационные пункты. И совсем другое дело, когда в процессе собеседования он сам поймет, что выполнять работу не сможет.

Впрочем, Наталья Сергеевна поддерживает закон с оговорками. По ее мнению, нельзя рубить сплеча. Трудовым кодексом запрещается принимать женщин на работу, где требуется тяжелый физический труд. Например, никто не возьмет представительницу слабого пола в грузчики, поэтому вполне логично, когда работодатель оговаривает пол работника. Не секрет, что женщине после пятидесяти почти невозможно найти работу секретаря. В каждом возрасте свои плюсы и минусы. Молодые люди более активны, мобильны и обучаются быстрее. На стороне старшего поколения – огромный опыт.

А еще считается, что есть профессии «женские» и «мужские». Но и эти стереотипы меняются. Хорошо известно, сколько сейчас женщин за рулем. Дамы работают таксистами и даже водителям и автобусов. Но работодатель, как правило, хочет видеть водителя-мужчину: тот может работать и как грузчик, а при необходимости и машину починить.

–  Законопроект нужный, весь вопрос, как он будет работать, – резюмирует Наталья Сергеева. – Есть закон, а есть механизм реализации закона. Он должен быть гибким, увязан с Трудовым кодексом.

– Если исполнение этого закона будет жестко контролироваться, возможно, он и заработает, – полагает инспектор отдела регистрации граждан городского Центра занятости Надежда Сафина. – Вот в объявлении написано, что нужен сотрудник до 45 лет. А человеку 49, и он ничем не хуже молодых коллег, но работодатель отказывает. Несправедливо! В основном, нам подают заявки частные организации. Как говорится, хозяин – барин.

–   Мы в своих объявлениях о вакансиях никогда не указываем семейное положение и регистрацию по месту жительства, – говорит кадровик одного крупного владимирского предприятия. – Разумеется, пишем, что место работы находится в областном центре. Если человек с Камчатки каждый день будет успевать к 9 утра, то ради бога. Возраст и пол – да, указываем. Подбирают же летчиков на психологическую совместимость? Так и мы. Офис – это один большой «самолет», где люди работают по восемь часов в день. Предположим, у нас сугубо мужской коллектив, зачем я буду брать женщину, если понимаю, что мужчине будет работать комфортней?

Есть работа, которую лучше выполняют мужчины, и наоборот. Любой психолог это скажет. Известно, что женщины –  хорошие исполнители, они более скрупулезны в работе, но излишне эмоциональны. Мужчина – стратег, он более рационален.

–   Как мы можем не учитывать эти качества при приеме на работу? –  пожимает плечами сотрудник отдела кадров. – Ну, уберут эти пункты из объявлений, но это еще ничего не значит. Работодатель найдет причину, чтобы отказать неподходящему работнику.

Преграды явные и скрытые

–  Разумеется, каждый работодатель имеет право предъявлять определенные требования к своим работникам, – говорит начальник отдела Центра занятости Ирина Наседкина. – Но некоторые моменты вызывают вопросы. Например, графа «социальное положение». Какое это имеет отношение к работе? Ну, подумаешь, она мать пятерых детей дошкольного возраста. Мама станет часто уходить на больничный? Вот когда будет, тогда и надо разбираться, есть злоупотребление или нет. Или пункт «регистрация по месту жительства». Я тоже за отмену в этой части. Какая разница, где человек зарегистрирован, лишь бы справлялся с работой. А вот людей по полу и возрасту работодатель вправе отбирать. Для каждой профессии есть свои ограничения по возрасту.

Как выяснил обозреватель «Призыва», при составлении объявлений есть определенные требования, как легальные, так и негласные. Очень часто работодатели ищут сотрудников без вредных привычек. Требования вполне законные. А кому нужны мастеровые алкоголики-наркоманы? Не все охотно принимают на работу молодых замужних девушек: велика вероятность, что такая сотрудница скоро забеременеет и уйдет в декрет.

Нередко в газетных объявлениях указывают, что нужны семейные специалисты. И этому тоже есть объяснение. Считается, что человек, имеющий семью, лучше мотивирован на зарабатывание денег, чувствует ответственность за семью, а значит, более дисциплинирован и производителен.

Иногда работодатели пишут, что нужны сотрудники русской национальности. А вот это уже дискриминация других народов по национальному признаку. Такое возможно в частном объявлении на столбе, но уж никак не в городском Центре занятости. Другое дело, когда работодатель высказывает определенные пожелания. Например, объявил о наборе официантов ресторан русской кухни, стилистика которого предполагает русский национальный колорит. Логично, что этому заведению нужны «гарсоны» исключительно славянской внешности. Согласитесь, было бы странным, если бы заказы на уху и расстегаи там принимал яркий представитель среднеазиатских народов. Но такие пожелания инспекторы могут занести где-нибудь на полях карандашиком, неофициально, и уж никак не в открытую.

Чтобы вы знали

Гендерная дискриминация в России существенно уступает возрастной

Центр социально-трудовых прав (ЦСТП) опубликовал результаты исследований скрытых форм трудовой дискриминации, согласно которым работники чаще всего сталкиваются с трудовой дискриминацией при приеме на работу, при выплате зарплаты и премии, а также при необоснованном увеличении рабочей нагрузки. В ЦСТП подсчитали, что зарплата дискриминируемых на 13% ниже, чем у недискриминируемых работников, – это полностью совпадает со ставкой подоходного налога, который де-факто для дискриминируемых удваивается.

Несмотря на распространенность дискриминации в трудовых отношениях во многом благодаря ее скрытым формам, опрос ЦСТП показал, что проблема трудовой дискриминации не является для работников определяющей. Как следует из опроса двух российских городов – Самары и Кемерова, большинство работников (62,8%) не сталкивались с дискриминацией. Из тех, кто испытал ее на себе, больше всего респондентов указали на трудности при приеме на работу (10,4%) и занижение зарплаты (10%), меньше – на ограничение возможностей для получения профобразования (1,2%) и необоснованное увольнение (1,2%).

Среди причин, которые исследователи посчитали основаниями для дискриминации, лидирует возраст – это отметили 19,5% респондентов; место проживания – 1,8%; семейное положение – 2,2%; внешний вид, личностные особенности – 4%; «из-за того, что я женщина/мужчина» – 6,1%. Таким образом, гендерная дискриминация в России пока существенно уступает возрастной, являющейся основным видом дискриминации на трудовом рынке.

Андрей Трохин

Просмотры: