16+

Остаться в живых. Как торги изменили наше представление о безопасной жизни и эффективной экономике

Торги приглянулись рейдерам. Парадокс, но эксперты, анализируя результаты открытых аукционов, иногда приходят к такому выводу. Очевидно, впрочем, и другое: представители ФАС и прокуратуры загружены жалобами проигравших.

Итоги торгов отменяются регулярно. Победители оказываются проигравшими даже из-за неправильно поставленной в протоколе точки – есть и по этой причине отмененные аукционы. Узнавая о таких фактах, сильно сомневаешься в большой антикоррупционной ценности 94-го Федерального закона, регламентирующего нюансы размещения заказов на поставки товаров, услуг, выполнение работ для государственных и муниципальных нужд.

Шли бы вы заборы строить…

Первый сюжет для небольшого рассказа нашли на сайте областного управления ФАС. Все члены единой комиссии по размещению заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для муниципальных нужд администрации города Судогда были наказаны рублем, причем весьма ощутимо –  солидным штрафом за нарушение законодательства. По версии антимонопольного, чиновники неправомерно отказали в допуске к торгам строительным организациям.

Результат, действительно, ошеломлял: из 26 заявок отклонены 25.

– А что прикажете делать, если многие из тех, кто заявил об участии в торгах, практиковались только на возведении заборов да сараев?! – озадачил при телефонном разговоре директор муниципального учреждения города Судогда «Управление городского хозяйства» Александр Котуранов и пригласил в Судогду.

…Избавим читателей от ненужной пронзительности при описании, насколько актуален для судогодцев и их власти «квартирный вопрос». Он мог бы даже испортить их, если бы… Если бы стрелы подъемных кранов и уханье сваезабойных машин украсили будни городка! Но вот и крупнейший за последние годы строительный проект – возведение 16-квартирного социального дома – забуксовал. Хотя проект есть, площадка готова, огорожена, дома на улице Карла Маркса № 77 и 79 снесены, граждане выселены. Но кто-то ютится пока на съемной квартире, кто-то у родственников, и, в первую очередь, для них жилье планировали построить, как поясняют в администрации. А на стройке –  тишина. При том, что желающих взяться за освоение 30 млн рублей (такова стоимость проекта до начала проведения торгов) было почти три десятка. Рассказывает Александр Котуранов:

–  В последний день принятия документов получили заявки от большинства участников. Стали рассматривать – и первое, что бросилось в глаза: некоторые заявки были составлены словно по шаблону – в одном стиле, одни и те же люди упоминались, но в разных должностях. Решили разобраться тщательно.

Чтобы понять, насколько масштабной была работа комиссии, достаточно заметить, что к некоторым заявкам были приложены пакеты документов – увесистые, от 50 до ста листов. Члены комиссии прочли все. «Букет» зафиксированных ими нарушений поражает разнообразием. «Отсутствует подпись руководителя», «отсутствует лицензия на выполнение отдельных видов работ, как то: устройство внутренних газовых систем и установка оборудования, устройство буронабивных свай» (это условие – одно из важнейших для возведения данного дома. – Прим. авт.), «несоответствие представленных документов требованиям документации об аукционе», – привожу лишь небольшую часть найденных членами комиссии нарушений. Аукцион, кстати, вызвал просто ажиотаж. Заявили об участии строительные компании из Иваново, Вязников, Москвы, Владимира, Нижнего Новгорода, Ярославской области, Мурома, Гусь-Хрустального, Судогды.

–  Наша задача – дом построить, причем особенность проекта в том, что дом должен возводиться на буронабивных сваях. А у большинства подрядчиков нет лицензий на данный вид работ. Они не имеют опыта возведения таких сооружений. И каким образом можно им доверить строительство такого дома? – изумляется как профессионал Александр Котуранов.

Победителем торгов была признана единственная допущенная к их участию организация. Проигравшие понесли жалобы в ФАС. Комиссия антимонопольного высказывает свое мнение: торги проведены с нарушением законодательства о размещении заказа, и их результаты должны быть аннулированы. Сказано – сделано.

Те же и там же, дубль два. На сей раз комиссия допускает к участию троих и из них выбирает победителя. Проигравшие снова идут в ФАС. Члены комиссии оштрафованы. И остаются в легком недоумении: они оштрафованы, но дело-то не двигается. Директор областного департамента строительства и архитектуры Сергей Боков призывает коллег действовать активнее:

– Администрация города Судогды заключила договор с подрядной организацией на строительство дома. Договор действует. Его никто не опротестовывал. В суд на расторжение договора никто не подавал. Во всяком случае мне об этом неизвестно. Конечно, действия могут оспариваться. Но результат сегодня один: по итогам торгов был заключен договор. Весь пакет документов для открытия финансирования, по моим данным, у города Судогды имеется. Дай бог, чтобы подрядчики справились с теми задачами, которые стоят перед ними в этом году. Будет ли построен дом, узнаем, видимо, не в этом году. А тем временем в Карабаново ситуация повторяется. И что интересно, один из участников, как и в Судогде, прокуратура. Прочитано на сайте областного управления ФАС:

«Александровской городской прокуратурой была проведена проверка соблюдения норм действующего законодательства о размещении заказов, в ходе которой выявлено, что 23.12.2009 года при рассмотрении аукционных заявок на предмет строительства жилого 3-этажного дома единой комиссией по размещению заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для муниципальных нужд г.Карабаново необоснованно отказано ООО «Монолитстрой» и ООО «Ремжилсервис» в допуске к участию в открытом аукционе». Членам комиссии выписан штраф – по 30 тысяч рублей провинившимся. На стройке, естественно, тишина.

Почему же муниципалитеты, которые хотят строить, имеют открытое финансирование, не могут пустить на площадки строителей? Попробуем разобраться.

И пусть все будут живы и здоровы!

Директор областного департамента имущественных и земельных отношений Александр Денисов приводит еще один пример. И у меня, как у журналиста и рядового налогоплательщика, возникают опять-таки большие сомнения в логичности, эффективности, разумности, наконец, принципов определения лучшего по результатам торгов.

В торгах на поставку авиационного бензина для нужд государственного учреждения Владимирской области «Владимирская база авиационной охраны лесов» принимала участие компания, предложившая топливо неизвестной специалистам марки, но, понятное дело, по привлекательной цене. Комиссия закупку дешевого и «непонятного» по происхождению бензина посчитала нецелесообразным приобретением. Победителем признали фирму, поставляющую качественный и проверенный авиабензин – на нем самолеты летали не первый год.

Проигравшие написали жалобу в ФАС, та ее удовлетворила, самолетам впору в небо подниматься, ан нет – встать, суд идет. И последние стали первыми: суд проигравшая компания выиграла. И бензин купили другой: подешевле и не опробованный местной авиацией. И вот теперь специалисты ломают голову: как пройдет очередной полет, в штатном ли режиме? Конечно, в нашей лесоохране есть «кукурузник» – он в крайнем случае еще может спланировать, если есть куда. Но Ан-24, Ан-26 – они-то не спланируют…

А контролирующие органы свое дело сделали, их трудно упрекнуть: закон соблюден. Но как жить, если результаты со здравым смыслом не дружат?

Определение первого по принципу низшей цены – именно этот критерий авторы 94-го ФЗ приводили как сильный противокоррупционный аргумент в пользу своего детища. Поэтому, к примеру, поставщик, предлагающий сливочное масло учреждениям здравоохранения области по 47 рублей за к и ло, оказывается первым. Документы, подтверждающие, что масло именно сливочное, у него есть. И больные люди, дети кушают сей продукт. Последствия, конечно, не столь живописны, как падающий самолет, заправленный дешевым бензином, но не менее опасны.

Александр Денисов предлагает решать проблему, четко следуя букве закона.

– В данном случае заказчик должен четко определить, что это маргарин: не бывает таких чудес, как сливочное масло за 47 рублей. Он должен отправить масло в лабораторию, заплатить деньги за экспертизу и, получив подтверждение своим подозрениям, вернуть назад маргарин.

Из какого кармана руководитель учреждения в этот момент должен деньги достать, ведь детей больных надо кормить здесь и сейчас? Закон и эту норму регламентирует.

Зафиксировав факт поступления «неправильного» масла, заказчик делает закупку у единственного поставщика. Важно при этом грамотно юридически оформить данную сделку. И, повторю, помнить о том, что не личный опыт главврача или пациентов решает, что это вовсе не масло, а маргарин. Этот факт устанавливает экспертиза.

Кошмарят любого!

Тот самый 94-й ФЗ – один из наиболее часто уточняемых и исправляемых. Закон вступал в силу с 1 января 2006 года, а в декабре 2005 года в него, еще не действовавший, уже вносились десятки поправок. Года нет, чтобы они не были внесены, причем, как всегда, в большом количестве. Но это детище ФАС и Минэкономразвития, и его специалисты, видимо, считают, что совершенству нет предела. Хотя очевидно и другое: все нюансы, все жизненные случаи в законе предусмотреть невозможно.

…В одном муниципалитете мне рассказали, как мгновенно поредело количество участников торгов.

– Они минуту пошептались между собой, после чего некоторые отозвали заявки. У победителя, естественно, проблем с проигравшими не было, – заметил мой собеседник. – Участники торгов просто договариваются между собой перед аукционом, кто будет победителем, и тот делится с остальными – такой вот своеобразный «откат» за победу. В результате на аукционе делается 1-2 шага и быстро находится победитель при минимальном снижении цены. Налицо – прямой сговор. Законом запрещенный. И департамент имущественных и земельных отношений отправлял в областное УВД письмо, приводя подобные факты. Результата пока нет.

Специалисты предлагают действовать сообща. Например, УФАС, правоохранительным органам продумать, как можно зафиксировать факт переговоров: поставить камеры видео-наблюдения либо ввести внештатных агентов. Несомненно другое: намного проще найти нарушения в действиях заказчиков и уполномоченных органов. Они-то на виду.

Как это ни печально констатировать, но и по причине полной безнаказанности торги полюбили недобросовестные конкуренты. А что значит отменить результаты аукциона, когда финансовый год необратимо заканчивается? Необходимо успеть освоить средства и процедуру проведения повторных торгов соблюсти. А если проигравшие судом грозят, то надежд на получение денег практически не остается…

Тут и вспоминает победитель, что предложение, от которого нельзя отказываться, есть: отдать на субподряде 30 процентов. И жалоба будет отозвана…

–  Сегодня я вижу проблему в том, что даже при правильном размещении заказа недобросовестный участник торгов может так закошмарить жалобами и победителя, и заказчика, что им мало не покажется, – говорит Александр Денисов. – У нас был случай, когда в протоколе точку поставили неправильно. По существу все правильно сделали, а знак препинания подвел. И участники комиссии были наказаны на 30 тысяч рублей.

На совещаниях всех уровней мы обсуждаем эту проблему, но путей решения пока нет. Законодатель считает, что права участников торгов должны стоять выше государственных интересов. Этой позиции, как правило, придерживаются контролирующие органы и суды.

…А как «наказаны» горожане областного центра, «потерявшие» Ерофеевский мост из-за меняющихся подрядчиков? А каким рублем измерить страдания и руководителей учреждений, и работников, и подопечных, где строители, нанятые опять-таки по принципу самой дешевой рабочей силы, так накосячили с ремонтом, что профессионалы диву даются?

Директор областного департамента строительства и архитектуры Сергей Боков признается, что процедура проведения торгов его не устраивает.

–   Оппоненты могут возразить, что тот порядок, который меня будет больше устраивать, нарушит закон о конкуренции. Но мне хотелось бы, чтобы строительством занимались профессионалы, чтобы они строили в срок и качественно. Чтобы на рынке активно работали организации, которые себя хорошо зарекомендовали, в которых мы уверены, руководители которых при возникновении трудностей не уйдут в сторону и будут отвечать за свои действия. Проведение торгов на выполнение строительных работ существенно отличается от закупки, к примеру, марли или ваты. В случае победы на торгах непрофессионалов последствия будут гораздо тяжелее. Поэтому хотелось бы, чтобы для сферы строительства в законе 94-ФЗ были сделаны какие-то оговорки, кроме минимальной цены. У организации-подрядчика должна быть хорошая репутация, подтвержденная опытом работы. Сергей Александрович приводит такой пример. На строительство перинатального центра во Владимире были выделены федеральные средства. Но победитель торгов их вовремя не освоил. А «крайними» – критикуемыми и обвиняемыми – оказались областная и городская администрации, которые условия торгов выполнили.

–  Право строительства было отдано организации, выставившей наименьшую цену. Остальные просто отказались работать, потому что за такие деньги нереально привлечь квалифицированную рабочую силу. В итоге организация с работой не справилась, договор с ней был расторгнут, а администрации областного центра вновь пришлось проводить оценку того, что сделано, опять выставлять этот лот на торги. Мы впустую потратили год! Мне могут возразить, что в итоге были сэкономлены федеральные средства. На мой взгляд, в этой ситуации мы как раз не сэкономили, а потеряли. Более того, меня крайне не устраивает ситуация с проведением торгов на проектные работы, в которых должны участвовать только квалифицированные организации. Правда, в связи с введением института саморегулирования есть надежда на то, что получение допусков на определенные виды работ ограничит участие в торгах случайных людей.

Когда меньше, действительно, лучше

И, тем не менее, Александров Денисов, как и многие эксперты, убежден: при грамотном проведении торгов рейдерство можно пресечь.

–  В среднем у нас по всем торгам экономия семь процентов, но где-то 15, где-то всего два, а есть и 30%. И явным становится тот факт, что оголтело демпингует тот, кто хочет на этом рынке заработать по-быстрому. И грамотный заказчик по закону, по условиям контракта может оплатить работу только по факту. Либо внести аванс только после выполнения определенного объема работы. На мой взгляд, сейчас уже все ученые, просто так 30 процентов стоимости контракта никому авансом не отдают.

Наши собеседники отмечали активность прокуроров, которые с прошлого года пристально стали следить за торгами. За прошлый год прокурорами выявлено более 550 нарушений законодательства о размещении государственного и муниципального заказа, привлечено к ответственности 200 чиновников, в том числе и глав муниципальных образований.

– Будем надеяться, что прокуратура все нюансы 94-го ФЗ изучит и будет основательно разбираться в допущенных нарушениях, – дипломатично заметил один из наших собеседников.

Хотя уже сейчас есть специальная программа, позволяющая находить ошибки в протоколах и заявочных заданиях. И ей пользуются те, кто заключил договор на проведение торгов с Фондом госимущества. Есть и обобщающий опыт. Таким образом, было бы желание найти ошибки при проведении торгов, и дело это, как показывает практика, нехитрое.

И, рискнем предположить, меньше найденных нарушений не будет. Ведь круг участников торгов, в том числе и заказчиков, растет.

–  У нас 34 заказчика в области, и каждое муниципальное образование может устанавливать своих уполномоченных, –   поясняет Александр Денисов. – Тот же департамент здравоохранения рассматривает вариант, при котором заказчиком станет каждая больница. Я с этим не согласен. Моя позиция такая: чем меньше заказчиков – тем больше порядка. Мне возражают: у нас закупками на 4 млрд рублей всего два человека занимаются. Убежден, вот пусть будут два человека, которые занимаются своим делом. Да, можно так сделать, что каждая школа во Владимире будет заказчиком. Завхоз будет размещать заказ. И что получим? Вал ошибок! Я считаю, что в каждом департаменте должен сидеть один человек, который будет размещать заказ, получать консультации, учиться… И пока у нас вот такая позиция, мы сумели избежать каких-то страшных и необратимых ошибок.

Александр Васильевич отмечает как самое слабое звено во всей системе размещения заказов -качество формирования самого заказа:

–  Когда мы говорим о качестве документов, то подразумеваем уровень компетенции специалистов, готовивших их. То есть лица, ответственные за проведение закупок, не всегда в должной степени обладают соответствующими знаниями и навыками, зачастую допуская серьезные нарушения законодательства.

Но грядут перемены. С 1 июля нынешнего года все закупки с участием федеральных структур будут идти на московских электронных площадках, а с 1 января 2011 года и областные торги запретят. Выбраны пять электронных площадок, причем часть из них – на базе крупнейших банков. Девиз на знаменах авторов новации тот же –  борьба с коррупцией. Получится ли? Посмотрим.

Кстати

Средства, которые заказчик сэкономил на торгах, могут быть потрачены исключительно на те же цели. И если департамент здравоохранения, к примеру, потратил меньше на лекарственные средства, чем планировал, то полученную экономию должен израсходовать на ту же статью расходов. Иными словами: на деньги, вырученные от закупки таблеток, авто купить нельзя.

Только факты

В прошлом году в уполномоченные органы по контролю в сфере размещения государственных заказов поступило 46 жалоб – это 1,8 процента от общего количества принятых решений. Всего три жалобы признаны обоснованными и три частично обоснованными.

В УФАС области поступило почти 300 жалоб. Это в два раза больше, чем в 2008 году. Каждая третья жалоба удовлетворена.

Светлана Салатаева

Просмотры: