16+

Лесников вооружат дубинками, газом и наручниками. Но при этом отнимут у них право составлять протоколы и налагать ответственность на «черных лесорубов» и прочих лесных нарушителей

На хорошо вооруженных браконьеров лесоводам больше не придется идти с голыми руками. На днях вступило в силу новое постановление правительства РФ о правилах хранения, ношения и применения специальных средств должностными лицами, осуществляющими государственный лесной контроль и надзор. С ним лесоводы получили право использовать в работе различные спецсредства.

В лесу появится свой «спецназ»

К ним относятся резиновые палки, дубинки, слезоточивый газ и наручники, разрешенное в качестве служебного гражданское оружие самообороны и охотничьи огнестрелы. Кроме того, «зеленой службе» разрешено применять средства принудительной остановки транспорта. Использовать весь этот арсенал лесники могут, если нарушитель оказывает сопротивление или намеревается оказать. А также при задержании лиц, застигнутых врасплох на месте преступления. Кроме того, если нарушитель сопротивляется, лесники вправе натравить на него служебных собак.

Правила оговаривают, что силовые меры запрещены в отношении женщин с видимыми признаками беременности, лиц с явными признаками инвалидности и малолетних детей. Исключение составляют случаи, когда указанные лица оказывают вооруженное сопротивление, совершают нападение, угрожающее жизни или здоровью лесника.

Кроме того, лесоводов обязали обеспечить доврачебную помощь людям получившим телесные повреждения в результате применения ими спецсредств. А о каждом случае применения дубинок нужно сообщать в милицию. Соответствующие изменения уже внесены в Лесной кодекс, федеральные законы «Об оружии», «О госслужбе» и в другие нормативные акты. Местные лесоводы вполне могут приступать к воплощению законодательной инициативы в жизнь.

Картина складывается, на самом деле, неожиданная. Так и представляешь себе – приходит преступник в лес, а там вооруженный до зубов инспектор. Для браконьеров, промышляющих незаконными рубками, и предпринимателей, желающих завалить лес горами мусора со своих производств, должно быть, настанут тяжелые времена. На них откроется «сезон охоты». Ведь ловить их теперь будут не просто кабинетные чиновники, а специально обученные люди, с пистолетом, резиновой палкой, слезоточивым газом и наручниками.

Инспекторам угрожают расправой

В департаменте лесного хозяйства о нововведениях уже слышали и начали к ним готовиться.

– Несомненно, вооружение   спецсредствами должностных лиц,   осуществляющих государственный   лесной надзор, намного повышает их защищенность, – ответил «Призыву» заведующий отделом охраны, защиты, надзора и контроля департамента Константин Назаров. – А это очень важно. Порой   инспектору приходится сталкиваться в лесу лицом к лицу с нарушителями. Во Владимирской области один инспектор охраняет около 4 тыс. гектаров лесных угодий, в соседних областях и того больше – 10-12 тыс. га. Как ему, безоружному, охватить надзором эти громадные площади? А нарушители довольно часто имеют криминальное прошлое. Случается, что лесоводу угрожают, применяют к нему физическую силу, или, к примеру, норовят поджечь его дом. Совсем недавно «черные лесорубы» в Киржачском районе угрожали расправой лесному инспектору. Сейчас этим случаем занимается милиция и прокуратура. Лесник должен быть защищен!

Конечно, в департаменте не утверждают, что новые полномочия лесоводов сразу обеспечат 100% контроля над лесами, а нарушения разом прекратятся. Но, как отметил Константин Назаров, спецсредства прежде всего дадут гарантию личной безопасности государственного инспектора. А это уже напрямую повлияет на повышение эффективности лесного контроля и надзора.

Когда в регионе появятся вооруженные лесоводы, в департаменте еще не знают – постановление правительства вступило в силу на днях, распоряжения из федерального центра последуют позже. О том, кто конкретно в нашем регионе получит право использовать спецсредства, и сколько же в лесах появится вооруженных защитников, департамент тоже пока точно сказать не может. Дело в том, что правительство, утвердив правила применения спецсредств, одновременно не утвердило четкий перечень должностных лиц, которым предоставлены эти права.   

Кроме того, возникает вопрос расходов. Ведь служебное оружие, как следует из правил, надо хранить в специальных сейфах, исключающих доступ к ним посторонних. И за счет каких средств планируется оснащение лесничеств самими дубинками? По мнению департамента, все финансирование пойдет по линии федерального центра. Но субвенции на дубинки оттуда еще не поступали.

Враг мой, бойся меня

В лесничествах области нововведения тоже активно обсуждают. Есть те, кто считает: инспекторам давно пора дать оружие.

– Я 30 лет работаю в лесной отрасли и уверен: инспекторов надо вооружать, – сообщил «Призыву» заместитель начальника Гусевского лесничества Василий Горбунов. – И право принудительно останавливать транспорт тоже необходимо узаконить. Инспектор должен быть защищен государством. Сейчас браконьеры могут все, а мы перед ними иногда беспомощны. Я сам не раз слышал угрозы со стороны нарушителей. Кроме того, пусть лесной охране вернут форменное обмундирование, чтобы нарушитель издалека по форме видел: по лесу идет не «кто-то с улицы», а представитель власти. И боялся. Сейчас у всех структур, от милиции до железной дороги, «служебные мундиры» и фуражки со знаками отличия есть, а для лесной охраны форму недавно почему-то отменили.  

Однако на практике «гонка вооружений» проявится нескоро, так что многие лесоводы пока не восприняли идею настолько серьезно. И по этому поводу больше иронизируют. Говорят, надо еще внести изменения в правила дорожного движения о том, что лесник имеет право растягивать ленту с шипами на тропинках, чтобы останавливать транспорт. Потом ввести зачет по физподготовке для лесников, зачет по стрельбе, и останутся совсем мелочи – каких-нибудь полгода ежедневных двухчасовых занятий с инструктором, чтобы овладеть приемами по применению наручников и резиновых палок и оказанию первой доврачебной помощи. А дальше в лесу будет, как в песне: «Враг мой, бойся меня…».

Но есть среди работников леса такие, кто сразу отнесся к идее спецсредств очень настороженно. Ведь люди получат на руки оружие. Если мужчин-инспекторов перспектива вооружиться привлекает – все-таки сильный пол, да и армейская подготовка за плечами, то женщин-лесоводов идея хождения с дубинками наперевес совсем не радует.

– В нашем коллективе – 19 человек, из них мужчин всего четверо, включая водителей, – рассказывает начальник Заречного лесничества Петушинского района Ольга Глушко. – Как вы себе это представляете – женщина-инспектор будет бить нарушителя резиновой палкой? Какие из нас «бойцы лесного дозора»? Считаю, прежде всего, люди должны разговаривать, убеждать словами. Я как представитель власти со ссылкой на законы должна доказать, что нарушитель поступает неправильно. А оружие пусть применяет милиция.

Кстати, милиция – первый помощник лесников в борьбе с нарушителями. Милиционеры по просьбе инспекторов должны участвовать в задержании. Однако на практике так происходит далеко не всегда. У милиции, кроме ловли лесных нарушителей, полно других забот. Иногда местным УВД послать в лес просто некого. В этом году к тому же штат милиционеров повсеместно сокращается на 20%. На лесничествах это тоже скажется. Без помощи лишней «милицейской руки» лесным инспекторам придется рассчитывать только на собственные «вооруженные силы».    

Вооружен – значит опасен

Заведующая сектором госконтроля и надзора Ковровского лесничества Татьяна Тарасова тоже относится к новации скептически:

– Если вооружить лесную охрану, нарушители в ответ вооружатся еще больше, – считает она. – Это спровоцирует более жесткие конфликты. А вообще, не каждому можно доверить оружие.

Да, есть и обратная сторона медали. Вооружен – значит опасен.   Очевидно, что, прежде чем вооружить «должностное лицо», надо как следует провести проверку. Вроде той, что сегодня проходят милиционеры. Например, во владимирском отделении внутренних дел на транспорте всякий раз к подбору кадров подходят со строгостью. Как сообщила «Призыву» майор милиции, заместитель начальника ВЛОВД Светлана Павлова, в ее ведомстве система проверок отрабатывалась годами. Будущих милиционеров тестируют на полиграфе, у психолога, их профессиональные качества, адекватность и отсутствие агрессии проверяют в службе внутренней безопасности. Изучают не только самих претендентов на должность, но и их родственников и окружение. К слову, в лесном хозяйстве подобная система не отработана. Ни психологов, ни полиграфов в лесничествах нет. А право на ношение оружия они, тем не менее, уже получили.  

Три охранника на всю область

Ясно, что вооружение прежде всего нацелено на пользу лесному хозяйству – должно сделать лесную охрану сильнее. Однако эта законодательная инициатива идет вразрез с другой. В апреле 2010 года вступят в силу поправки к Административному кодексу РФ. Согласно им, правом рассматривать дела о лесных правонарушениях будут наделены только руководители органов исполнительной власти субъектов РФ, осуществляющих государственный лесной контроль и надзор, и их заместители.

То есть, если сегодня каждое лесничество самостоятельно рассматривает административные дела, полностью контролируя порядок своих территорий на местах, то с апреля все лесничества этих полномочий лишатся. Наказать нарушителя из любого района сможет только лично директор департамента лесного хозяйства Николай Белоусов и два его зама. Вместо 370 лесных инспекторов региона допрашивать огромный поток нарушителей, свидетелей, экспертов, изучать административные дела и выносить по ним решения должны будут всего 3 человека на всю область.     

Все опрошенные нами лесничества, а также департамент единодушно против этой странной законодательной инициативы. Работники леса, как никто другой, понимают, что произойдет, когда поправки к КоАП вступят в силу. Во-первых, дела о лесных нарушениях будут рассматриваться не по всему региону, а только в городе Владимире. А это, говоря протокольным языком, снизит объективность рассмотрения, поскольку привлекаемые к расследованию лица начнут отказываться от поездок в областной центр за собственный счет.

К примеру, нарушение случилось в Гороховце. Расстояние оттуда до Владимира – 170 км, на автобусе – больше двух часов, проезд в один конец – 300 рублей. Вряд ли свидетели незаконной рубки будут настолько гореть желанием восстановить справедливость и обличить нарушителя, что добровольно потратят целый рабочий день и 600 рублей из своей зарплаты, чтобы прокатиться для дачи показаний в департамент. А без свидетелей преступления останутся нераскрытыми, и нарушители со временем почувствуют полную безнаказанность.

Во-вторых, если раньше поток нарушений равномерно распределялся по региону, то теперь он целиком хлынет в департамент. К примеру, за прошлый год 370 лесных инспекторов области составили и рассмотрели 567 административных протоколов и наложили штрафов на сумму 1 млн 317 тыс. рублей. Как все эти 567 решений по лесным делам сумели бы вынести 3 чиновника департамента, у которых, кроме рассмотрения мелких административных протоколов, имеется масса других, более важных обязанностей? «Первые лица» лесного хозяйства области уже схватились за головы.

– Специфика работы лесного контроля и надзора такова, что даже хорошо экипированные   спецсредствами 3 инспектора не смогут выполнить задачи почти 400 инспекторов. Реализовать эффективно эту работу будет не реально, – прокомментировал Константин Назаров.      

Положение в лесном хозяйстве региона сегодня нельзя назвать криминальным. Благодаря работе лесных инспекторов намного снизились, по сравнению с прошлыми годами, объемы незаконных рубок леса. Сейчас основные проблемы – это нарушения санитарных правил (свалки – 93 случая за год), правил пожарной безопасности (125 случаев) и заготовки древесины (215 случаев). За два месяца этого года составлено уже 78 протоколов, наложено штрафов на 68 тыс. рублей.

По материалам проверок на местах сотнями возбуждались административные дела. Каждый инспектор изучил территорию охраняемых лесов и поведение нарушителей. Каждый знает, как оформить незаконную рубку, в какие сроки ее надо обнаружить, чтобы поймать преступника, какой выписать штраф, чтобы было неповадно. А теперь получается, что их ценные профессиональные навыки станут никому не нужны.

Если контроль будет отдан за сотни километров, далекому оку департамента, то о порядке в лесах, которого инспекторы на местах добивались годами, можно будет забыть. Не ровен час от бесконтрольности число нарушений резко возрастет. В отдельных районах их активно подпитывает безработица. Основные причины лесонарушений – низкие доходы местного населения и высокий спрос на древесину.

– Эти две инициативы – с одной стороны, вооружить лесных инспекторов, а с другой – лишить их части полномочий, – друг с другом плохо вяжутся, – высказался «Призыву» начальник Меленковского лесничества Валентин Савичев. –   Эта несогласованность может внести хаос в порядок управления лесами.

 – Все эти проблемы были обозначены рабочей группой, в состав которой входили и специалисты нашего департамента, на недавнем совещании у руководителя федерального агентства лесного хозяйства, – сообщил Константин Назаров. – Мы предлагаем выйти с инициативой в Госдуму о внесении других изменений в КоАП, чтобы наделить полномочиями рассматривать дела о правонарушениях, кроме первых лиц департамента, еще хотя бы руководителей лесничеств.

Последнее время лесное законодательство отличается крайним непостоянством. Система постоянно реформируется, при этом законодатели – часто не специалисты в лесном хозяйстве –   допускаются явные пробелы и нестыковки. А пока идут «работы над ошибками», лесничества на местах не могут понять, по каким указаниям жить. Стабильность в «лесных делах» сейчас зависит от того, насколько у специалистов нашего и других регионов, а также простых жителей получится донести до законодателей свое видение ситуации.   

Елена Певцова, «Призыв»

Просмотры: