16+

Владимирский край попал в «Мульти-Россию»

В Суздале открылся 15-й фестиваль анимационного кино, успевший стать главным профессиональным смотром отечественной мультипликации – то есть примерно тем же, чем «Кинотавр» для игрового кино. Суздальский фестиваль называют «лицом профессионального мульт-сообщества», и это лицо сейчас утратило привычную жизнерадостную улыбку.   

Фестиваль «вопреки»

Смотреть мультики, гулять по городу, рассказывать байки – раньше суздальский фестиваль был большим праздником для взрослых детей. Участники бурно обсуждали перспективы создания полнометражных фильмов, бесспорные преимущества традиционных техник над компьютерными, достоинства и недостатки новых сериалов «Гора самоцветов» и «Смешарики», необходимость делать больше собственно «детских» мультов. Но уже в прошлом году, когда над страной только-только разразился финансовый кризис, на фестивале царило похоронное настроение – организаторы всерьез опасались, что смотр станет последним. В условиях всеобщей минимизации расходов и сокращения всего, что можно, российская анимация оказалась первым пострадавшим.

– В этом году действительно существовала угроза отмены фестиваля, – говорит программный директор, киновед Наталья Лукиных, – все мы очень боялись, что будет недобор фильмов для полноценной конкурсной программы. Но неожиданно выяснилось, что студии продолжают работать на свой страх и риск и все-таки делают анимационное кино, причем достаточно хорошее. Также очень ценно, что за нами стоит молодежь: примерно треть программы – студенческие и дебютные картины.

Всего на конкурс поступило больше 120 работ, для показа на фестивале отобрали 86: авторских фильмов, мультсериалов, прикладной анимации (проще говоря, рекламных роликов).   Это ненамного меньше, чем в «тучные» годы. Продолжительность мультов – от 30 секунд до получаса, жанры самые разные. Что особенно приятно – в конкурсную программу попал ролик «Владимирская область», сделанный на студии «Пилот» в рамках проекта «Мульти-Россия». В минутном сюжете, кроме наших знаменитых памятников, показали владимирских тяжеловозов, гусевской хрусталь, суздальскую медовуху и Илью Муромца на печи. Это событие ценно еще и тем, что сейчас проект практически приостановлен, несмотря на большой успех как у рядовых зрителей, так и у власть имущих. Такая же судьба постигла «Гору самоцветов» – еще одну известную серию «Пилота». Когда мультфильмы, сделанные по мотивам сказок народов России, только-только появились на экране, сериал называли «патриотизмом в чистом виде»   и обещали отдельное финансирование. Но разговоры остались разговорами – в настоящее время проект неофициально объявлен закрытым, из 104 запланированных серий вышло всего 48.

Зато продолжаются «Смешарики» и свежеиспеченный забавный сериал «Маша и Медведь», выходит на новый уровень социальный проект «Реанимация», к работе над которым привлекают молодых аниматоров-альтернативщиков. Растет качество рекламных роликов (многие зрители вспомнят волшебную сказку о шампуне, снятую оскароносным Андреем Петровым). Много хороших авторских фильмов делается маленькими студиями буквально «на коленке». А тот же «Пилот» представит несколько коротких серий «Детективного агентства «Бульдог и Шорти»: этот маленький проект задуман с большим расчетом: зритель полюбит героев и тогда инвестор даст денег на длинный сериал или полнометражный фильм. Кстати, примерно так же сейчас поступают многие анимационные студии.

Мультстройка продолжается

Смотр в этом году решили провести под знаком «большой анимастройки» – даже Девочка с гусем, главный символ суздальского фестиваля, в этом году одета в комбинезон и вместо птицы держит рупор. Все это означает примерно следующее: как бы то ни было, фундамент российской анимации уже заложен, местами возведены и красивые башенки авторских работ, продолжается строительство «коммерческих зданий» – сериалов и полнометражных фильмов. Мультипликаторы уже пережили один период безденежья – в 90-х – и рассчитывают, засучив рукава, продолжать работу.

«Прорабами стройплощадки» – членами жюри – в этом году стали всего пять человек: это талантливые режиссеры, заявившие о себе в 80-х: Михаил Алдашин, Иван Максимов, Михаил Тумелия, Владлен Барбэ и Дмитрий Наумов. Все они стали признанными авторитетами в анимации, представляют нашу страну на международных фестивалях, воспитывают учеников. Президент фестиваля – Елена Чернова, обладательница Гран-при прошлого года. «Пока мы есть и делаем свое дело, будут и чудеса – такие, как этот фестиваль, – уверена она, – все-таки любовь к анимации в нашей стране не убить, слава тебе Господи».

Вообще люди, которые всерьез озабочены такими вопросами, как внешний вид какой-нибудь Шишиги Болотной, сложными отношениями Котов и Снегирей и личной жизнью Красной Шапочки, умеют радоваться жизни вопреки любым обстоятельствам и устраивать роскошные «пиры во время чумы». Всех гостей суздальского турцентра встречает громадная инсталляция на тему «анимастройки», сделанная специально для фестиваля и украшенная мусорными мешками «мыслей» и плакатами типа «Равнение на «Аватар» – 1000 долларов/кадр» и «Освоим остатки госфинансирования ударными темпами».   Серьезность сохраняют только организаторы – положение обязывает.

– Ситуация пока складывается не в нашу пользу: в этом году государственное финансирование анимации урезали в два раза, – рассказывает директор фестиваля Александр Герасимов, – так сложилось, что в первую очередь деньги дают на большое игровое кино, потом – на телесериалы, а анимация и документалистика попали в конец списка и получают «несладкие остатки».   Многие студии уже сейчас простаивают, ужимаются, сокращаются. У отечественной анимации остался очень маленький запас прочности, и это может привести к катастрофическим последствиям. Большая часть фильмов этого фестиваля сделана по внутренней потребности, от души и по зову сердца, но в условиях финансовых ограничений такое не может продолжаться долго: люди хотят получать деньги за свой труд, и это справедливо. Но если средств не будет, они начнут разбегаться – уже сейчас разбегаются. Кто-то уходит в дизайн, кто-то в рекламу, самые талантливые могут устроиться на зарубежных студиях. И снова собрать их вместе будет очень трудно…  

Студенты верят в рекламу

Молодежь нам поможет, новое поколение спасет российскую анимацию – надеются на фестивале и приводят пример: за последние годы на смотр приходит все больше студенческих работ и качество их постоянно растет.

«Во время отбора я уже видел большую часть фильмов и должен сказать: мультфильмы, сделанные студентами, становятся ярче и интереснее, – рассказывает член жюри, режиссер Иван Максимов, обладатель двух фестивальных Гран-при и еще трех десятков других призов. – По крайней мере, при просмотре изнутри все реже поднимается слово «г-но» и все чаще возникает мысль «не шедевр, но очень прилично». Но все равно этим ребятам еще учиться и учиться, причем не просто ходить на лекции, а заниматься под присмотром кого-то из признанных мастеров».   

Сам Максимов в этом году на конкурс не представил ничего, зато привез своего ученика Леонида Шмелькова с восьмиминутной историей про жизнь собачьей площадки. Но обещает хранить объективность и не подсуживать – пусть победит сильнейший. Студенты на этот раз привезли сюжеты по мотивам произведений Бердслея и Хармса, поисках своей «системы координат», но большинство конкурсных работ почему-то про одиночество детей в жестоком мире взрослых. Молодежь чаще, чем опытные мастера, экспериментирует с новыми техниками – песочной и кофейной анимации, «эклером» (обрисовкой кадр за кадром «натурного» фильма) и т.д. Тем не менее, главным инструментом студенческих работ становится компьютер. Именно на новые технологии сейчас обычно рассчитывают молодые аниматоры.

Двадцатидвухлетняя студентка ВГИКа Мария Апсолон показывает на фестивале свою дипломную работу «Лихорадка» – пятиминутный сюжет о том, как чужеземцы ищут золото в тропических странах. «У меня были этнические рисунки, которые я попыталась оживить», – объясняет она. Это последний мультфильм, который достанется ей «задаром» – он сделан на институтском оборудовании, с помощью собратьев-студентов. Дальше девушке придется рассчитывать только на себя, но грядущие перспективы ее особо не беспокоят. «Я уже сейчас работаю аниматором компьютерной графики, – объясняет она, – то есть человеком, который анимирует – заставляет жить и двигаться – придуманных другими персонажей. Для этого используются программы «Автоэффект» и 3D-Макс. И это достаточно востребованная сейчас профессия, особенно в сфере рекламы. Так что свое будущее я вижу именно там. Но какие-то собственные работы, какие-то элементы творчества, я уверена, будут тоже. Считаю, нет ничего плохого в том, чтобы поработать над чужим проектом и заработать на свой. Заодно будет время набраться идей. А там посмотрим…»

Кина не будет. А жаль

В приветственной телеграмме, которую прислал в Суздаль президент Дмитрий Медведев, говорится: «Ваш творческий смотр стал событием в культурной жизни России… и неизменно радует своей программой все большее число взрослых и маленьких зрителей».   Увы, увидеть новые фильмы, сделанные за последний год, могут именно что участники и гости суздальского фестиваля – как говорится, «только у нас и только один раз». Короткий показ в честь открытия фестиваля устроили в «РусьКино» и киноклубе «Политехник». Но большей части зрителей этих мультфильмов не видать, как ушей без зеркала.

Телеканалам выгоднее покупать не новые и дешевые западные мульты, чем заказывать наши. Двадцать   минут анимационного кино стоят столько же, сколько час обычного киносериала; при этом у мультиков ограниченная детская аудитория и меньшие возможности для размещения рекламы. Разговоры о том, что пора бы наладить прокат отечественной мультпродукции в кинотеатрах, тоже закончились ничем.

«Действительно, когда кинотеатры были государственными, существовала практика детских показов, в которые собирали несколько фильмов, – говорит Александр Герасимов, – но сейчас частные прокатчики просто боятся на это пойти. Практика показывает, что зритель охотнее идет именно на западное кино; срабатывает стереотип «не наше – это круто». Из всех полнометражных мультфильмов, снятых в последние годы, окупился, пожалуй, только «Илья Муромец и Соловей-Разбойник».

Впрочем, сами потенциальные зрители выступают против такой постановки вопроса.

«Если бы в кинотеатр привезли программу новых отечественных мультфильмов, я непременно повела бы туда ребенка, – считает молодая мама Анна Солнцева, – я уверена, что только такие мультики и надо показывать детям. Они добрые, учат дружить и хорошо относиться ко всему вокруг. Западные сказки с ними и не сравнить».

 «Мы сами выросли на наших мультфильмах и хотим того же для детей», – вторит Ирина Коломиец.

Вера Цветаева, председатель киноклуба «Политехник», не пропустила еще ни одного суздальского фестиваля.

«Анимация – это настоящее искусство, – убеждена она, – и не менее важное, чем игровое кино. По красоте и насыщенности образов она в чем-то сродни поэзии. И, безусловно, анимация очень нужна, причем для всех поколений. Если мы учим стихи наших поэтов, смотрим картины русских художников, слушаем музыку, восхищаемся работой отечественных режиссеров и актеров, то почему же должны быть обделены мультипликацией? Только потому, что кто-то в высоких кабинетах решил, что она вторична?»

Помогут индустрия и Интернет

С другой стороны, с некоторых пор у российской аудитории, которая хотела, но не могла смотреть современные отечественные мультфильмы, появились новые возможности. Работы российских аниматоров все чаще появляются в Интернете. Сами авторы относятся к этому спокойно и даже сами способствуют распространению собственных трудов во всемирной паутине. Дело в том, что творец не может без зрителя и без «обратной связи» со стороны тех, кому адресует свои произведения.

– Сейчас я заканчиваю новый мультфильм «Приливы. Туда-сюда», – говорит Иван Максимов, – где его будут показывать официально, я не знаю – это вопросы к кинокомпании. Может, в сборник включат   или телеканалу продадут. Но лично я собираюсь выложить его, как и другие мои работы, куда только можно: в торренты, «Живой Журнал», «В контакте» и на других сайтах. И каждый, кто захочет, может легко их увидеть. Я считаю, Интернет – очень хорошая вещь. Помогает освободить искусство от коммерции. И я защищаю пиратство, как естественный способ размножения стоящих вещей. Говорите, лично я с этого не получу никакого дохода? Честно скажу, с «легального» распространения своих мультфильмов автор тоже особо не заработает. Сейчас искусство и деньги – понятия из совершенно разных областей.

Тем не менее, чтобы попытаться хоть как-то найти выход из сложившейся непростой ситуации, а заодно придать дополнительный вес юбилейному фестивалю, организаторы в этом году впервые проводят в рамках смотра международный конгресс «Анимационная индустрия: обучение, технологии, продюсирование, прокат».   Именно создание отдельной индустрии, с точки зрения участников, должно снять мультипликацию «с иглы государственного финансирования». В докладах будут затронуты такие темы, как потребность в анимационной продукции, емкость рынков кинопроката и DVD, потребность в специалистах, возможности применения новых технологий. Для обмена опытом приглашены зарубежные коллеги: так, литовский продюсер Валентас Ашкинис расскажет об аспектах финансирования и инвестирования анимационного кино в Европе и Прибалтике, представитель южнокорейской компании Хен Чжен – об опыте своей страны в организации индустрии мультипликации, серджио Де Ла Круз из Канады – о возможностях программного обеспечения.  

«Мы хотим обсудить вопросы, которые могут помочь отечественной анимации продвигаться и найти свое место в жизни, – объясняет Александр Герасимов, – пока и сам не знаю, к чему это приведет – посмотрим в конце фестиваля».

Марина Сычева, «Призыв»

Просмотры: