16+

Принимают как родных: с понедельника без выходных

Почти каждый пятый школьник в деревне Левино Меленковского района – из приемной либо опекаемой семьи. Учителя на этих детей не нарадуются. И дело не только в том, что присутствие именно этих деток помогает школе оставаться работающей. Ребята действительно прилежные ученики и радость родителей.

Насти, Кристины, Аленка и Леша

Елена Васильевна Курылева, заместитель директора по воспитательной работе Левинской средней школы, вспоминает, как трудно было сдержать слезы, когда три года назад увидели педагоги на торжественной линейке первого сентября первых трех приемных девочек:

– Вера Николаевна Харитонова, их приемная мама, предупредила, что приведет детей. Они стояли чистенькие, нарядные, с бантиками, а мы смотрели на них, и комок к горлу подступал.

Как и для большинства сельских школ, проблема наполняемости актуальна и для Левино. Сейчас здесь учатся 94 школьника, в классе должно быть 15 человек, но реальность корректирует норматив. Начальная школа в Левино малокомплектная: за партой в одном классе разновозрастные ученики. Детей собирают по четырем соседним деревням.

  Автобус у нас один, а расстояние между населенными пунктами приличное, – говорит Лариса Вячеславовна Борисова, заместитель директора по учебно-воспитательной работе школы. – Разъезды большие, ведь еще и на соревнования детей возят. Да и ребятам не всегда удобно: уроки в разное время заканчиваются, и приходится младшим ждать старших.

Младшие за старшими –   по этому принципу в семье Веры Харитоновой поднимают детей.

– А ведь хотела только дочку взять, у меня же нет ни сестры, ни племянницы, ни внучек, -рассказывает она. – Но в дом приехала сразу с тремя: две сестренки и подружка их. Сейчас в семье две Насти, две Кристины, Алеша и Аленка. Все школьники. Последняя девочка пришла в семью в прошлом году.

Сейчас ее семья в районе среди приемных –   самая большая: пять дочек и один сыночек. А кроме того, в дом приезжают два взрослых сына с невестками и внуками. Няньки здесь – первоклассные.

Гостей этого дома удивляет, прежде всего, царящие здесь размеренность и спокойствие. Где же шесть детей? При деле. Рабочих мест меньше, чем школьников, но пока одни готовят устные уроки, остальные занимаются письменными заданиями. Книжки отправлены в портфель –   новые заботы. У каждого по очереди – недельное дежурство. Но, кроме обычных домашних хлопот, дочки и сынок еще и снег с дорожек уберут, уголь для печки принесут, коз покормят и подоят (две Насти и Кристина с этими хлопотами справляются).

– Разве можно запрещать работать? – изумляется мама, узнав от нас о возникающем иногда запрете на детский труд в семье. – Я своим говорю: «Девчонки, давайте учиться шить, вязать. Ремесло за плечами не помешает».

Две Насти решили продолжить учебу в школе, пойти в 10-й класс. Учителя решение одобрили – учатся девочки хорошо, одна – отличница. А мама объяснила их выбор: они нацелены на поступление в Ивановскую медицинскую академию. Настя уже сейчас, как мама, и давление измерит, и уколы сможет сделать, и таблетку заболевшим домочадцам дать.

Как через сито

Пополнение из приемных и опекаемых семей в деревне приняли с радостью еще и потому, что родителей здесь хорошо знали. У многих учились когда-то старшие дети. И родители были и остаются, как показала учебная жизнь, активны и энергичны. Например, глава еще одной приемной семьи Николай Николаевич Куренков на новогоднем представлении был… Дедом Морозом. Костюм смастерил сам, «отхороводил» зажигательно и подарил костюм школе.

И по жизни Николай Николаевич стал добрым волшебником для троих приемных детей. И подтолкнула его к новому призванию родная сестра, наша гостеприимная знакомая – Вера Николаевна Харитонова.

– Сначала брат, узнав о моем решении, а я уже и документы все собрала, сказал: «Ты с ума сошла! Тебе делать нечего?». А когда увидел девчонок, то ли в шутку, то ли всерьез стал просить Кристину отдать ему. «Зачем Кристину отдавать, я лучше адрес подскажу», – говорю ему. Так и появились у него Анечка и Святослав.

Привезли в дом их 31 августа. Часть одежды срочно закупили, оставшуюся нашла Вера Николаевна. И проводили Аню в школу.

– А потом они третью девочку, Танечку, взяли. И теперь я спрашиваю: «Вы с ума-то не сошли?» Смеются: «Нет!»

«Адрес щедрого аиста» наша собеседница дала и еще одной деревенской семье. И они тоже взяли малыша. В Левино сейчас четыре приемные семьи, в которых растут 11 детей и еще шесть ребят под опекой.

«Многодетная мамочка» Вера Николаевна вспоминает, как помогали учителя, когда в семье появилась «вторая партия» детей – Кристина и Алеша. Мальчик почти год не ходил в школу, отстал от сверстников основательно, учителя и мама каждый день занимались с ним. И сейчас это твердый хорошист.

Ольга Сальнова, заведующая отделом опеки и попечительства управления образования администрации Меленковского района, считает, что помощников у приемных родителей должно быть много. Три года назад открылась в районе Школа приемных родителей. В роли «педагогов» были сначала только специалисты опеки, а их на весь район лишь двое. Сейчас фронт работы с родителями расширился, привлекаются как лекторы и консультанты медицинские работники, социальные педагоги из школ, специалисты из реабилитационного центра, детдома.

Приемным семьям не дают замыкаться на своих проблемах. Ежегодно проводят самые различные конкурсы. В прошлом году конкурс среди приемных родителей и их детей назывался «Очумелые ручки». Работы понравились и жюри, и тем, кому их подарили: они «разъехались» по разным организациям.

– В этом году провели конкурс творческих сочинений «Моя семья», –    рассказывает Ольга Михайловна. – Лучшее зачитывала в Школе приемных родителей, и даже у самой голос дрогнул, хотя уже его читала… Но к этому трудно привыкнуть.

В районе 13 приемных семей, в которых растут 23 ребенка. Много это или мало? Если учесть, что пять лет назад была всего одна подобная семья, то рост очевиден. Но здесь не спешат выбиваться в лидеры и раздавать детей по семьям.

– Эти 13 семей мы знаем достаточно хорошо, общаемся не один год, –   говорит Ольга Михайловна. – Может, нам чуть легче потому, что город маленький, район небольшой и друг друга все знают. С главами поселений тесно работаем. Когда кто-то со стороны приезжает, то некоторая настороженность присутствует, проверяем очень тщательно. Может, поэтому у нас и меньше семей, чем в районах-лидерах.

Хлебнувшие жизни…

Воспитание ребенка трудно оценить в рублевом эквиваленте. Но для приемных родителей государство выработало четкие стандарты. Они получают ежемесячное вознаграждение, ряд единовременных пособий: на покупку мебели, при поступлении ребенка в семью. Кроме того, оплачиваются затраты на покупку одежды ребенку. Приемной маме начисляется трудовой стаж.

Специалисты органов опеки единодушно признают: успешное развитие института приемных семей простимулировало государство.

  По меркам нашего района, это очень хорошее денежное вознаграждение, – высказывает свое мнение Ольга Сальнова. – И хорошо, что труд таких мам оценивается достойно.

И с ней согласятся во многих территориях области. В том же Левино после закрытия крупного животноводческого комплекса трудоспособное население ищет работу в Муроме либо пытается устроиться на станцию Вековку. Вот и Вера Николаевна Харитонова, убеждая знакомых стать приемными родителями, приводила тот же аргумент: зарплату будете получать!

  Ей денег не хватает, она шестого ребенка взяла, – передали ей однажды мнение деревенских.

– Я внимание на это не обращаю. Надо – скажу адрес, и вы возьмите, – говорит многодетная мама.

Но только исключительное меньшинство приемных родителей указывает среди мотивов материальные соображения. Большинство отмечает иное стремление: отдать любовь и ласку нуждающимся. Среди них и те, кто берет детей в свои опустевшие дома. Психологов эта тенденция настораживает, особенно если семейная пара потеряла родного ребенка и приходит за приемным. То есть за заменой. В этом случае «новенький» неизбежно будет сравниваться со «стареньким». И разочарования гарантированы: он не хуже, он просто другой. Но родители-то хотят увидеть того – потерянного, дорогого, единственного… С таким настроем конфликта избежать сложно.

Как и непросто будет выстроить доверительные отношения с ребенком, хлебнувшим взрослой жизни большой ложкой, если ожидать худшего.

   Гены пальцем не придавишь, – с такой мыслью живут некоторые. И могут материализовать опасения.

   Мне как на подбор попали девочки. Нет слов! В город уеду, они все уберут, обед приготовят, меня ждут, покормят и тихо-тихо сидят: берегут тишину для моего отдыха. Пчелки мои, я их очень люблю. И они меня любят. Я счастлива, что у меня есть эти дети, вижу отдачу. И между собой дружные, как одно целое, никогда не ругаются. Эти дети столько натерпелись в жизни, что теперь наслаждаются покоем и согласием, – это признание Веры Николаевны, согласитесь, лучший рецепт счастливой жизни приемной семьи.

В Меленковском районе за последние пять лет только один ребенок вернулся в детский дом из приемной семьи. Специалисты опеки отмечают, что мальчик был «проблемный», а приемная мама излишне самоуверенна. И считала, что справится, не прислушиваясь к предупреждениям специалистов. Испугалась трудностей она достаточно быстро: уже через полгода отдала ребенка…

По официальным данным, процент возвращенных детей из приемных семей невелик. За ненадлежащее исполнение приемными родителями своих обязанностей в 2007 году из приемных семей были изъяты двое детей, в 2008 – один, а в прошлом году таких фактов вообще не было.

Что стар, что млад?

Но непонимание возникает иногда и между опекой и приемными родителями.

  Они пришли к нам в дом и стали заглядывать в шкафы, требуя показать детские вещи. Поинтересовались даже содержимым холодильника и не нашли там йогуртов, о чем указали в акте проверки. Но наши дети привыкли пить настоящее коровье молоко, – наша собеседница из небольшого поселка области даже спустя несколько недель после проверки вспоминает о визите чиновников с большим возмущением.

  Да, мы сразу приучаем приемных родителей к мысли, что в любой момент можем к ним приехать, – говорит Ольга Сальнова. – Они полностью подотчетны, и в холодильник можем заглянуть, и в шкаф, и количество детских вещей проверить. Больших проблем здесь нет, но контроль терять нельзя: речь ведь идет о детских судьбах.

Отчет подается один раз в год, достаточно объемный – на 8 листах, с приложением всех документов – копии чеков, товарные чеки и другие платежные документы.

В областном департаменте образования пояснили порядок проверок приемных семей. Он регламентирован законом. Сразу после того, как ребенок привыкает к семье, представители опеки навещают его раз в месяц, потом раз в три месяца, раз в полгода.

Специалисты департамента тоже выезжают в семьи, и сразу видно, как работает местный орган опеки, где его специалисты – частые гости: родители сразу знают что показать. Но ведь и форма наблюдения за семьей, проверки тоже бывают разными. И сотрудники опеки могут индивидуально, применительно к каждой семье, решать, как проводить проверку.

У приемных семей есть еще одна тревога. При усыновлении статус ребенка определен и очень понятен. Ясно, что ребенок получит с юридической точки зрения: это не только фамилия, отчество, но и имущественное наследование – это важно. То есть у ребенка усыновленного статус более основательный, чем у ребенка из приемной семьи. А в приемную семью могут пожаловать усыновители. И пока ребенку не исполнилось 10 лет, то его согласия на усыновление не спрашивают. По достижении этого возраста ребенок уже может письменно оформить свой отказ от усыновления. И такие случаи есть: заявление от руки детским почерком, объясняющее, почему он выбирает приемных родителей.

Мам и пап, получающих за детей зарплату, легко понять. И, более того, государство, оплачивая все усилия опекунов, стремилось к тому, чтобы круг их стал шире.

Если рассматривать всех детей, оставшихся без попечения родителей и устроенных в семьи, то число усыновленных детей и детей, находящихся на опеке, примерно в равных долях. Меньше – приемных семей и детей. Значительно меньше. Но тенденция к росту количества приемных детей и семей за последние три года сохраняется. Понятно почему: есть много информации о том, как и при каких условиях можно стать приемными родителями. Есть государственная поддержка, есть помощь со стороны органов опеки, если что-то не получается.

Но в последнее время работать с приемными и опекаемыми семьями становится все проблематичнее. Причина банальная: не хватает специалистов на уровне муниципалитетов. До жизни такой «довела» очередная новация.     В прошлом году отделам опеки и попечительства управлений образования на местах переданы федеральные функции организации опеки над взрослым недееспособным населением. Казалось бы, где логика: образование работает с детьми. Действовали по принципу – что стар, что млад?

Но ведь с детьми, кроме вопросов собственности, жилья, алиментов, судебных заседаний, специалисты опеки решают еще и проблемы психолого-педагогического сопровождения и обеспечения комфортности пребывания ребенка в семье, обеспечение его будущего, чтобы он учился, имел стартовый капитал, жилье. И работа была отлажена, всегда на местах работали системно, структурированно. Поэтому и отдали новые полномочия тем, кто имел специалистов. Таковыми оказались управления образования.

Так и получилось, что недееспособные взрослые и дети оказались под опекой одного ведомства. Это изменение коснулось и приемных семей. У опеки стало больше функций, а количество специалистов не прибавилось. В области их всего 75. Самые крупные отделы в городах, а в районах в основном по два человека.

Однако в любом случае государство для опекаемых и приемных детей все же, согласно закону, первая родня, пока они не достигнут совершеннолетия. В Меленковском районе, как признались специалисты опеки, пока дети из приемных семей просто не вступили в возраст совершеннолетия. С кем останутся они, когда формально приемные родители будут свободны от своих обязательств и зарплату им платить перестанут?

Рискнем предположить, что в семье, которая потеряет статус приемной и станет обычной, в которой мамы и папы не получают денег за воспитание детей и любят их в горе и радости, в беде и в шалостях.

Только цифры

На 1 января нынешнего года в нашей области 3244 детей жили в семьях усыновителей.

В 575 приемных семьях воспитываются 914 детей. Среди территорий-лидеров: Петушинский, Собинский районы, город Владимир.

Среди опекаемых детей у 2975 мамы или папы лишены родительских прав.

В нашей области 9352 детей-сирот, их почти четыре процента от общего количества детей.

Светлана Салатаева, “Призыв”

Просмотры: