16+

Тариф на свет «в конце тоннеля»

Новый «тарифный план», два года назад обернувшийся ущербом для тысяч владимирских предприятий, в тот момент был единственным способом погашения долгов региона за электроэнергию – своеобразным «светом в конце тоннеля». Об этом высказался в суде исполняющий обязанности директора областного департамента цен и тарифов Андрей Иванов. На скамье подсудимых – его недавний руководитель и своего рода родоначальник «спасительного» тарифного плана Ольга Вен.

На минувшей неделе в Октябрьском районном суде города Владимира продолжились слушания по делу экс-директора департамента цен и тарифов Ольги Вен. Прокуратура настаивает на том, что утвержденные на 2008 год тарифы на электроэнергию для предприятий были приняты с нарушением действующего законодательства, так как не соответствовали предельному уровню повышения тарифов. И принимая новые расценки, Ольга Вен, по мнению следствия, вышла за рамки своих служебных полномочий.

Сторона обвинения заготовила эффектный ход – в суд в качестве свидетелей были приглашены те, при чьем участии тогда и принимались новые тарифы. Это эксперт частной компании Геннадий Иванов, проводивший экспертизу нового «тарифного плана», и исполняющий ныне обязанности директора департамента цен и тарифов Андрей Иванов, который в конце 2007 года вместе с коллегами проголосовал за новый тариф.

История вопроса

Эпопея из девяти томов по уголовному делу Вен начинается с анализа событий 2004 года. Тогда было подписано трехстороннее соглашение о взаимодействии между РАО ЕЭС, администрацией области и компанией «Владимирэнерго». Договор был нацелен на «стабилизацию поставок электроэнергии и нормализацию расчетов». Именно в рамках выполнения данного соглашения затем и был введен новый «тарифный план».

Согласно договору, администрация области приняла на себя обязанность погасить задолженности муниципальных электросетей и муниципальных предприятий ЖКХ за электроэнергию. Долгов к тому моменту накопилось около 300 млн рублей – эта сумма по тем временам для региона казалась неподъемной. Задолжали энергетикам потребители городов Ковров, Гусь-Хрустальный, Петушки, Собинка, Киржач, Судогда, Камешково и Кольчугино.

Коммунальные предприятия и электросети, а с ними и рядовые потребители переживали тяжелый период. Наверняка многие до сих пор помнят, что тогда «долговая яма» для ряда районов обернулась «веерными» отключениями энергии в домах и на производствах. Задачей департамента цен и тарифов тогда был поиск срочного решения. Им и стал трехсторонний договор, согласно которому РАО ЕЭС и «Владимирэнерго» взяли на себя обязательства обеспечить бесперебойное снабжение региона электроэнергией.

В рамках этого соглашения в 2005-2007 годах право требования долга с муниципальных предприятий поначалу выкупила у «Владимирэнерго» компания «ВКС». Затем на «тарифное поле» вышла также компания «Владимирэнергосбыт». Энергетики представили свои предложения по новому расчету тарифов и возврату себе долгов. Если излагать эту схему упрощенно, департамент заложил годами скопившиеся долги МУПов в новую сбытовую тарифную надбавку для предприятий-потребителей. Долги «реструктуризировали», стабильное снабжение электроэнергией наладили. Но фактически получилось, что расплачиваться по старым долгам муниципальных предприятий в 2008 году начали предприятия частные. В итоге, по мнению прокуратуры, 6937 организаций региона за год понесли ущерб в 73 млн рублей, а в общей сложности, с учетом налогов, свыше 97 млн рублей.

Ситуацию обрисовал в суде Андрей Иванов, который сейчас сменил на посту Ольгу Вен, а в 2007 году занимал в департаменте должность начальника отдела тарифов энергетического комплекса. Он так же, как и Вен, являлся членом правления департамента и два года назад вместе со всеми единогласно проголосовал за утверждение новой сбытовой тарифной надбавки. По словам Андрея Иванова, правление департамента поступило обоснованно. Другого выхода на тот момент не было. Иванов отметил, что можно было, например, изыскать всю сумму долгов в областном бюджете, но это было бы слишком долго и проблематично, а заложить долги в тариф для предприятий тогда казалось «самым оптимальным и легким вариантом, в котором нет ничего противозаконного». К тому же реструктуризации долгов срочно требовало трехстороннее соглашение с РАО ЕЭС, и «если бы регион не исполнил своих обязательств по этому договору, то имел бы сейчас серьезные правовые и имиджевые последствия» – высказался Иванов.

Действительно ли Ольга Вен два года назад приняла «экономически обоснованное» и законное решение, на данном этапе разбирательства пока неясно. Суду предстоит выяснить, действительно ли закон позволяет формировать тариф таким образом, а главное, на основании каких обязательных документов должен складываться «тарифный план».

Что сказал эксперт

Изначально сторона обвинения планировала выстроить свои аргументы на анализе экспертизы, но едва ли та смогла расставить точки над «i».

Экспертизу обоснованности нового «тарифного плана» для департамента делал эксперт частной компании Геннадий Иванов. Он отметил, что свои расчеты обоснованности предложенных департаментом тарифов готовил на основании федеральных нормативных актов. Это два общеизвестных энергетикам документа – Правила госрегулирования тарифов, утвержденные постановлением правительства РФ, и Регламент установления тарифов, утвержденный приказом Федеральной службы по тарифам. По мнению эксперта, новый «тарифный план» департамента этим правилам не противоречил.

Прокуратура предполагала сделать в связи с допросом этого свидетеля еще один любопытный ход. На следствии обнаружился странный факт. Экспертное заключение датируется 27 декабря 2007 года. А заседание правления департамента, на котором был утвержден новый тариф, проводилось 20 декабря 2007 года, что «черным по белому» следует из протокола. Получается, экспертное заключение появилось на неделю позже, а тариф утверждали без него – заранее, когда экспертизы еще не было.

Кроме того, следствие установило, что департамент представил на экспертизу свои расчеты сбытовой надбавки в «черновом варианте». В документах, которые проверял эксперт, не имелось подписей всех ответственных за обоснования тарифа должностных лиц – представителей департамента и компаний-энергетиков. Там также отсутствовали и даты, то есть обоснования тогда нельзя было назвать официальными документами.

Геннадий Иванов пояснил, что по прошествии двух лет он уже не помнит, какие даты и подписи имелись в обоснованиях расчетов, а главное, для экспертизы это, по его мнению, было неважным. Эксперт мог производить свои расчеты даже на основании «черновых» документов, это не противоречит закону. Да и вообще экспертиза не является обязательным условием принятия новых тарифов (!), она носит для департамента всего лишь рекомендательный характер, так что утверждать надбавку вполне можно было и без нее. Ведь на сегодня в законодательстве по тарифному регулированию нет строгого обязательного перечня документов, необходимых для принятия новых тарифов, все решается в итоге голосованием членов правления департамента…

Конечно, это не значит, что чиновники в принципе могут брать тарифы «с потолка». Но говорит об определенных пробелах тарифного регулирования и несовершенстве действующего законодательства.

Уголовный прецедент

Кстати, во многих регионах, начиная с 2004 года, уже прошел ряд аналогичных судебных процессов. О том, насколько обоснованно были установлены высокие тарифы на электроэнергию для предприятий и простых потребителей, пытались выяснить в Нижегородской, Ленинградской, Ростовской областях, а также в отдаленных регионах – Кургане, Перми, Новосибирске, Екатеринбурге, Бурятии и других. Ситуация с долгами муниципальных предприятий и пути ее решения были характерны в целом для страны.

Судебные решения везде принимались по-разному, но, по сообщениям центральных и региональных СМИ, в большинстве случаев чиновники были оправданы – суды, исходя из действующего законодательства о тарифном регулировании, не сумели найти весомых доказательств того, что тарифы были завышены необоснованно. Кроме того, дела о тарифах в других регионах рассматривались, в основном, в порядке административного, а не уголовного производства.

Чиновников было трудно привлечь к ответственности еще и потому, что административные дела такого рода имеют срок исковой давности один год. А в сфере регулирования тарифов всегда наблюдается значительный временной разрыв между совершением правонарушения и его выявлением. Потребителям, которые за последний год попытались вернуться к тарифной теме пятилетней давности и обвинить чиновников в «арифметических ошибках», возместить свой ущерб, как правило, не удавалось.

То, что дело Ольги Вен в нашем регионе рассматривается в порядке уголовного производства, – своего рода прецедент. В связи с этим у обвинения сейчас больше возможностей обосновать перед судом свою позицию. А сторона защиты свои аргументы обнародовать пока не торопится. На следующих заседаниях должны будут выступить потерпевшие – суд заявил для участия в деле десять представителей крупных предприятий региона.

Елена Певцова, «Призыв»

Просмотры: