16+

Опять попали в «молоко»

 

Год назад вступил в силу технический регламент на молоко и молочную продукцию, касающийся маркировки молока и продуктов его переработки. Его введение, прежде всего, должно было помочь двум категориям людей. Потребителям, которые, наконец-то, получали четкий ответ, какого рода товар они покупают. И сельхозпроизводителям, чья натуральная продукция потеснила бы конкурентов, работающих с сухим молоком. Однако ни те, ни другие ощутимого эффекта от появления техрегламента не испытали. Более того, у аграриев появились дополнительные сложности.

Неаппетитные названия

Итак, техрегламент призван урегулировать вопросы безопасности и маркировки молока и молочной продукции. Потребитель обязан знать, какой именно товар он покупает – произведенный из натурального молока или восстановленного, с добавлением растительных жиров или нет. Например, молоком теперь может называться напиток жирностью не менее 3,2%, полученный непосредственно «от коровы» и не содержащий никаких добавок. А если продукт произведен из сухого молока или с его добавлением, то это только «молочный напиток».

Кроме этого, в техрегламенте выделены такие группы молочной продукции, как молочный составной продукт, – то есть продукты, произведенные из молока или молочных продуктов (без добавления молочного белка или жира), куда добавлены любые немолочные компоненты, например, творог с изюмом, йогурт с фруктами и т.д. Есть еще молокосодержащие продукты – те, что изготовлены из молока или молочных продуктов, в которых допускается добавление растительных белков и жиров с целью замены молочного жира. И, наконец, побочные продукты, к которым относятся сыворотка, пахта и казеин, образующиеся при переработке молока.

Многие названия оказались совершенно неаппетитными, и производители долго сопротивлялись введению техрегламента, справедливо опасаясь, что часть выпускаемой ими продукции теперь не будет пользоваться спросом. Кроме того, возникала масса вопросов и относительно упаковки: ее в связи с техрегламентом нужно было менять, между тем как на складах еще были залежи неиспользованной тары.

Отменять закон в правительстве не стали, однако, идя навстречу производителям, дали им время на «перестройку». И только совсем недавно на магазинных полках действительно стали появляться молоко и молочные продукты, соответствующие требованиям техрегламента. Так, например, если раньше на упаковке «Кремлевское» всегда писали «масло», то теперь значится «спред» – то есть продукт с добавлением растительных жиров. На твороге, изготовленном из молочного порошка, – «творожный продукт». В некоторых крупных магазинах Владимира творожные продукты теперь даже выставляют на отдельных полках, чтобы покупателям легче было ориентироваться.

В Роспотребнадзоре по Владимирской области отмечают, что, исходя из проверок продуктовых магазинов и крупных сетей, практически все предприятия по производству молока и молочной продукции перешли на новую упаковку и соблюдают требования техрегламента. Это касается и названия продуктов, и соответствующей пометки на упаковке: если раньше там стоял «ростетовский» значок, свидетельствовавший об обязательной сертификации, то сегодня значится аббревиатура «ТР» (технический регламент).

С начала этого года в Роспотребнадзоре на рассмотрении было уже две жалобы, связанные с нарушением требований технического регламента на молоко и молочную продукцию. Одна из них касалась фальсифицированного сливочного масла, произведенного в Мытищинском районе. Проверка подтвердила, что при его производстве действительно использовались жиры немолочного происхождения, а значит, согласно новому законодательству, такое масло не может называться «сливочным».

«Молочный напиток» маскируют?

Что касается молока, то, если верить упаковке, все, что продается в магазинах, – исключительно натуральные продукты. «Молочный напиток» пока не встречался ни покупателям, ни сотрудникам супермаркетов, принимающим товар. Толи действительно в с е молоко, что пьем, «из-под коровы», то ли производители просто-напросто лукавят, опасаясь потерять часть прибыли от того, что «молочный напиток» не будет продаваться.

По словам заместителя начальника отдела санитарного надзора управления Роспотребнадзора по Владимирской области Людмилы Усковой, практически все молокоперерабатывающие предприятия области, за редким исключением, работают на натуральном сырье. Во-первых, наш регион производит достаточно молока, чтобы выпускать именно настоящие молочные продукты. А во-вторых, отмечает Людмила Дмитриевна, работать с натуральным сырьем намного дешевле, чем с порошковым.

– На Юрьев-Польском молококомбинате есть цех по выработке сухого молока. В экономическом отношении это очень дорогая процедура. И в обычном рабочем режиме здесь лучше будут использовать натуральное молоко, нежели перерабатывать уже готовый продукт в порошок для последующего использования, – подчеркнула Ускова .

Однако руководители местных хозяйств с заместителем начальника отдела санитарного надзора категорически не согласны. Если производить и использовать сухое молоко не выгодно, удивляются они, то как объяснить, что в России получают в год 32 млн тонн молока, а продают 48 млн тонн?

Председатель меленковского СПК «Илькино» Сергей Кострюков привел конкретные расчеты: килограмм сухого молока, по его словам, стоит 11 рублей. Из одного килограмма порошка получается 10 литров молока. Выходит, что при таком раскладе порошок выгоден в производстве. Вот только афишировать это переработчикам нет резона.

Директор ОАО им. Лакина Николай Шраменко вспоминает, что один из крупных российских перерабатывающих комбинатов несколько месяцев назад стал было по-честному, как того требует техрегламент, писать на упаковке «молочный напиток», но потом это быстро сошло на нет: «Видно, напиток не пользовался спросом».

– «Молочного напитка» сейчас нигде нет. И не будет его, не ждите, – горячо уверяют руководители СПК. – Переработчики будут скрывать от покупателя правду до последнего!

Некоторые производители пытаются хитрить, прибегая к полумерам, чтобы и закон соблюсти, оповестив потребителей о товаре, который они покупают, и себе картину продаж не испортить. Изучив внимательно поступившую продукцию, товаровед одного из магазинов федеральной торговой сети Юлия Гусева рассказала, что на упаковке продукции известного комбината значится: «Молоко для всей семьи», рядом стоит буква, расшифровка которой – с обратной стороны. Например, букве «А» соответствует продукт, изготовленный из натурального сырья, букве «B» – из восстановленного и т.д. Однако такая маркировка, как сказали в Роспотребнадзоре по Владимирской области, нарушает существующий техрегламент: если молоко «не из-под коровы», а из порошка, то какая бы «поясняющая» буква рядом с надписью «Молоко для всей семьи» ни стояла, она не соответствует действительности.

Не пойман – не вор

То, что сейчас производители не всегда честны с потребителями, объясняется просто. Многие показатели, фигурирующие в техрегламенте, не подлежат проверке, поскольку на их определение не существует методик. В частности, на сегодняшний день нет способа, позволяющего отличить натуральное молоко от порошкового. А раз нет способа, нет и управы на фальсификатора.

Людмила Ускова соглашается: действительно, в техрегламенте есть пробелы, но все-таки это нужный документ, и хорошо, что «наверху» его приняли. Раз появился закон, появятся и методики. В противном случае дело бы еще долго не сдвинулось с мертвой точки. Между тем, настало время, когда для всех продуктов в стране должны быть единые требования.

– Раньше писались технические условия, было множество ГОСТов, ОСТов и других стандартов, которые, впрочем, не отличались по показателям безопасности, а только требованиями к упаковке и качеству, цель техрегламента – ужесточить контроль за безопасностью продуктов питания, – поясняет Людмила Дмитриевна. – К их составу давно уже предъявлялись определенные требования, они были изложены в других – отраслевых, государственных и национальных – стандартах. Теперь в один нормативный документ собрали все требования.

Сырое молоко сегодня, как и прежде, обязательно лабораторно проверяется по микробиологическим показателям. На «сырье» обязательно выдается ветеринарное свидетельство, где, например, говорится, что оно безопасно в эпидемиологическом отношении, в отношении антропозоонозных заболеваний (инфекции общие для животных и человека), что оно не содержит антибиотиков. Сырое молоко принимается на предприятие только при наличии такого свидетельства.

Затем молоко поступает в переработку и в процессе ее также анализируется по разным показателям. Существует периодичность контроля молочной продукции, которую проверяют, например, по физико-химическим показателям (жирность и сухое вещество), на наличие токсичных веществ – пестицидов, антибиотиков, радионуклидов, а также обязательно определяют микробиологические показатели.

Техрегламенту требуется доработка

А вот с поддержкой сельхозтоваропроизводителей пока получается совсем худо. Закупочная цена на сырое молоко сегодня не велика. Недавно по стране она в среднем составляла 14,5 рубля за килограмм, но сейчас постепенно спускается к 13 рублям. По предположениям экспертов, с ростом надоев в марте-апреле цены опустятся еще ниже – до 9 рублей. Такие цены ниже уровня рентабельности. И это снижает эффект от усилий правительства, направляющего на поддержку молочного животноводства миллиарды рублей: поголовье молочного скота не растет.

В своих бедах селяне привыкли винить переработчиков: мол, мало того что в погоне за большими прибылями они занижают закупочные цены и фактически способствуют разорению хозяйств, так зачастую еще и предпочитают работать с импортным сухим, а не с натуральным молоком, нанося отечественным аграриям двойной удар. Как отмечает ведущий эксперт Института конъюнктуры аграрного рынка Татьяна Рыбалова, сухое молоко сегодня крайне дешево, его трудно продать на мировом рынке. Зато в России оно пользуется устойчивым спросом. В связи с этим Россия сегодня стоит на пороге массового отказа от ведения молочного животноводства и перехода на использование сухого молока. Требование техрегламента именовать разведенный порошок «молочным напитком» было продиктовано отчасти именно тем, чтобы цивилизованно склонить переработчиков к выпуску высококачественной продукции.

Увы, пока на практике выходит не как лучше, а как всегда. Производители Владимирской области все, как один, недовольны введением техрегламента. Многие сетуют на то, что по новому документу требования к качеству молока ужесточили настолько, что теперь соответствовать ему почти невозможно. Если раньше, например, высший сорт принимался без учета новых требований (по соматике, бактобсемененности и т.д.), то сегодня результаты лабораторных анализов влияют на стоимость сырья и, к сожалению, не в пользу аграриев. Переработчики говорят, что сырье не соответствует параметрам высшего сорта, и понижают цену. Следовательно, молоко, которое раньше оценивалось как высший сорт, автоматически становится первым, и его стоимость понижается.

  С этими новациями мы потеряли примерно 2 рубля с литра, – огорчается Николай Шраменко. -По новому документу мы, во-первых, не дотягиваем до высшего сорта, соответственно, закупочная цена оказывается ниже. Во-вторых, с введением техрегламента у нас поначалу стали закупать меньше молока. Образовался его избыток и, как следствие, опять-таки снижение закупочной цены.

Председатель СПК «Гавриловское» Суздальского района Вера Цапли-на соглашается со своим коллегой: требования к качеству молока по тех-регламенту завышены, и требования там даже жестче европейских стандартов. В СПК «Гавриловское» сегодня производят лишь 7% молока высшего качества от общего объема производства. 93% – это первый сорт.

  На новом оборудовании еще можно достичь нужного качества. Но что сделаешь на старом? У нас сейчас только один современный комплекс, и, как показывает практика, этого недостаточно, – констатирует Цаплина.

Однако оказывается, что и передовикам, у которых большая часть сырья высшего сорта, тоже приходится несладко. Председатель СПК (колхоз) им. Ленина Собинского района Наталья Ершова вспоминает, как, услышав о новом техрегламенте, обрадовалась: теперь появится реальная возможность зарабатывать – решила она. Ершова тут же начала ориентировать людей на увеличение объемов производства, на жесткий контроль за качеством продукции, улучшили рацион кормления скота… В итоге за небольшой срок объемы надоев увеличились почти на 4 тонны. А производство молока высшего сорта возросло с 60% до 70%. Но тут выяснилось, что затраченные усилия того не стоят: разница в цене между высшим сортом молока и последующим не столь высока, чтобы с лихвой компенсировать затраты.

– На доходах наш напряженный труд никак не сказался, – разочарованно говорит Ершова. – А мыто людей настраивали: «Работайте, у нас появится больше денег…». Увы, производителям техрегламент никак не облегчил жизнь. Некоторым СПК, наоборот, усложнил.

…Безусловно, наводить порядок на рынке молочной продукции было необходимо. Еще недавно исследования давали крайне неутешительную картину: в пищевой продукции, прежде всего, молочной и масложировой, от 25 до 35% приходилось на фальсификат. Когда все положения техрегламента будут действовать, это поможет снизить количество суррогатов. И вполне возможно, тогда и сельхозпроизводителям будет легче: отказавшись от импортного сухого молока, переработчики будут полностью сориентированы на отечественных аграриев. Но пока ощутимого эффекта нет – ни для обычных покупателей, ни для селян. Что делать? По-видимому, только одно: как можно быстрее включать механизмы, позволяющие техрегламенту действовать в полную силу. Одновременно с этим либо скорректировать требования сельхозпроизводителям, либо наладить систему стимулирования и поддержки аграриев, нацеливающую их на повышение качества продукции. Сегодня в Госдуме и в правительстве часто поднимают вопросы, связанные с новым техрегламентом. И, надо полагать, учитывая реалии, необходимые выводы будут сделаны.
Кира Смирнова, “Призыв”
Просмотры: