16+

Арбитр ФИФА Евгений ВОЛНИН: Для меня звезды – обычные игроки, обязанные соблюдать правила

Отбушевали страсти вокруг Чемпионата мира по футболу в Германии. Недавно завершился последний эпизод Мундиаля: дисциплинарный комитет ФИФА разобрал конфликт Зидан-Матерацци. Но воспоминания о главном футбольном событии четырехлетия еще свежи в памяти футбольных болельщиков.
Как помнят наши читатели, Россию на ЧМ-2006 представляла команда наших арбитров, в числе которых был и владимирец Евгений Волнин. Накануне его отъезда на сборы арбитров в Германию Евгений Викторович был гостем нашей редакции. Он обещал читателям "Призыва" сразу же после возвращения с Чемпионата мира рассказать о своих впечатлениях. На днях Евгений Волнин пришел в редакцию "Призыва" и побеседовал с нашими спортивными обозревателями.

Подготовка
– Чемпионату мира предшествовали судейские сборы. Давайте начнем с этого: как проходила подготовка арбитров?
– Мы вылетели в Германию 26 мая, за 10 дней до начала ЧМ. Были приглашены все отобранные ранее, в марте-апреле, судьи. Во время подготовительного периода все арбитры должны были сдать тесты по физподготовке. И хотя все члены судейского корпуса уже как бы прошли отбор для участия в ЧМ, эти тесты ничего общего с формальностью не имели. Если хоть один член национальной судейской бригады тест не сдавал, вся бригада не допускалась к участию в чемпионате. Так что мы все до последнего дня сборов были в некотором напряжении, волновались и за себя, и за своих коллег.
– А что представляли из себя эти тесты? Сложно ли их было сдать?
– Это ряд специальных упражнений, и неподготовленному человеку "с улицы" практически невозможно их пройти. Эти упражнения стали применяться в ФИФА совсем недавно, со следующего года он будет официальным для судей всех национальных федераций. Они заменили т.н. тест Купера, применявшийся ранее (12-минутный бег, за время которого надо было пробежать максимальное расстояние при минимуме 2800 м).
Новый тест таков: беговая дорожка стадиона разбита на 4 сектора: 150х50х150х50 м. Судьи должны были за определенное время пройти пешком отрезки по 50 м и пробежать отрезки по 150 м. Вроде бы, на первый взгляд, ничего сложного, но поверьте – это обманчивое впечатление.
– А были бригады, которые не прошли этот тест?
– На этом последнем сборе все сдали тесты, но главный судья трио из Ямайки уже приехал с травмой, и вся ямайская бригада вынуждена была уехать домой до начала чемпионата.
– Где и как жили судьи?
– Так же, как и на семинарах в марте и апреле, наш лагерь размещался в небольшом пригороде Нойзенбурга в отеле "Кемпински", в 15 минутах езды на автобусе от города. В этом небольшом, на 30 тысяч жителей, городке, прекрасный парк, шесть полей, словом, прекрасные условия для занятий. В номерах отеля мы жили по одному, там тоже были созданы все условия и для жизни, и для работы. Три раза в день питание – шведский стол, тренажерный зал, сауна, бассейны, теннисные корты, лес, птицы поют – словом, прекрасные условия для проживания.
На матчи в города, где они проходили, мы прибывали накануне. Если город был близко от нашей базы, ехали на машинах – официальный спонсор ЧМ корейская фирма "Hyundai" предоставила ФИФА 500 прекрасных мини-вэнов и представительских седанов. На матч, который проходил в Берлине, мы летели самолетом, на игру в Штутгарте добирались поездом.

33-я команда
– Первый матч российская бригада провела 13 июня. Это была игра Франция-Швейцария. Евгений, мы все следили не столько за игрой Зидана и Фрая, сколько за вашими действиями. Во-первых, поначалу сложилось впечатление, что наши арбитры, и вы в том числе, слегка волновались. И, конечно, главный вопрос – была ли "рука" у швейцарцев? Правильно ли Иванов не дал пенальти в пользу французов?
– Мы накануне игры общались с Ивановым и Голубевым, наши номера размещались рядом. Матч предполагался сложный. Мы смотрели накануне игры видеоматериалы об игре этих команд, анализировали игру футболистов Франции и Швейцарии. Прошли курс психологической подготовки. Позитивный посыл тренинга был таким: мы, арбитры, 33-я команда ЧМ, помимо 32 национальных сборных-участниц. Так вот, 33-я команда, то есть мы – самые лучшие, мы все умеем, мы все можем.
Конечно, волнение было, но, по-моему, мы с ним быстро справились. Естественно, что со стороны неспециалисту: зрителю или даже спортивному журналисту кажется, что судить матчи с участием таких звезд, как Зидан, Анри, Бекхэм и других, арбитры выходят с дрожью в коленках.
Для нас эти люди – обычные игроки, и как бы их ни звали, они все должны подчиняться правилам. В этом смысле нет разницы, кто играет на поле.
Кроме того, мы ведь раньше уже судили матчи таких великих клубов, как "Милан", "Ливерпуль", "Реал". Для нас не впервые видеть на поле футбольных звезд. Мы уважаем этих людей за то, что они добились высоких результатов в своем деле, но для арбитров главное – не млеть от сознания того, что ты на одном поле с тем же Зиданом, а качественно оценивать то, насколько этот и другие игроки играют по правилам.
Теперь что касается эпизода с неназначенным пенальти в ворота Швейцарии. Валентин Иванов принял абсолютно правильное решение. Пенальти назначается не просто из-за того, что произошел контакт мяча с рукой игрока. Существует ряд критериев, было нарушение правил или нет. Иванов должен был моментально учесть ряд важных факторов. Прежде всего, был в действиях швейцарского игрока умысел или нет? Не было. Второе – расстояние от игрока Франции, бившего по мячу, до игрока швейцарской защиты. Если расстояние большое, игрок может убрать руку, если маленькое – он просто мог не успеть этого сделать. В нашем случае расстояние было небольшим. Третье – летел ли мяч в ворота? Вроде бы летел, но первые два критерия были настолько очевидны, что Иванов принял правильное решение не назначать 11-метровый.
Это была не игра рукой со стороны швейцарца, а попадание в руку.
– Болельщики обратили внимание на то, что судьи во время игры были оснащены переговорными устройствами. Что это за система, зачем она применяется?
– Эту систему несколько лет назад разработали для своих арбитров французы. Это микрофон и наушник для связи между главным арбитром, его обоими помощниками и резервным арбитром. Только эти четверо могут переговариваться между собой, и никто другой вклиниться не может.
– А почему тогда Иванов к вам подбегал и переспрашивал во время игры?
– Была очень плохая связь. Кстати, после ЧМ разработчики этой системы попросили нас дать свои отзывы о работе этой связи. Далеко не все судьи были довольны работой этого комплекса связи.

Прав Иванов или нет?

– Наверное, самым трудным матчем для вас стала игра Португалия-Голландия, в которой Иванов показал 4 красных и почти полтора десятка желтых карточек?
– Конечно. Хотя у каждой бригады был свой трудный матч. Спросите британца Грэма Пола, который в ходе игры показал одному и тому же игроку три желтых карточки, что само по себе нонсенс – для него, наверное, тот матч был труднейшим.
Или матч Италия-Австралия, когда итальянцы на последних секундах матча получили право на 11-метровый. И вновь вспомним о критериях. Мне трудно судить, было ли там умышленное нарушение, но вечером, при разборе судейства нам сказали, что пенальти был назначен правильно.
Но вернемся к нашей Голгофе, матчу Голландия-Португалия. Разговоров опять же много. Одни говорят, что Иванов был абсолютно прав в каждом из эпизодов, другие с не меньшим убеждением отстаивают обратную точку зрения, дескать, почти два десятка карточек – это неоправданно много.
То, что Иванов судил абсолютно справедливо, по-моему, ни у кого не вызывает никаких сомнений. Каждый наказанный им футболист получил по делу. Можно и нужно говорить о том, что футболисты обеих команд вели себя на поле не так, как следовало себя вести на турнире такого уровня.
Может быть, дело в их излишнем перевозбуждении – ведь ни до, ни после этой игры такой грубости в матчах мы не видели.
Кстати, я еще не видел этой игры со стороны, как раз сегодня собираюсь посмотреть видеозаписи всех трех игр, которые мы судили на ЧМ, и начну, конечно же, с этого матча. Нам в Германии показывали фрагменты, видеоповторы. В эпизоде на 8-й минуте, когда голландец ударил по ногам Криштиану Роналду, мне показалось, что Иванов видел только заключительную фазу момента. У него не было возможности оценить все критерии эпизода и решить, желтой или красной карточкой наказывать нарушителя. Иванов решил, что нарушение заслуживает лишь желтой карточки. Многие критики считают, что если бы в том моменте он сразу показал бы голландцу красную карточку, игра проходила бы спокойнее.
– А после этого матча вы осознавали, что будет какой-то резонанс, что возможны оргвыводы? Как вы готовились к критике в ваш адрес?
– Мы все, особенно Валентин Иванов, прошли долгий путь арбитров. Конечно, мы переживали решение ФИФА о том, что нас не допустили до судейства игр стадии плей-офф. Иванов – судья высокого класса и заслужил по праву судейство дальнейших матчей ЧМ. Руководители ФИФА относились к Валентину как к кандидату на судейство матчей самого высокого уровня.
Я уверен, судья должен наказывать проявления грубости, несдержанности игроков. Вот Иванов и наказывал! Можно было, наоборот, сказать – молодец Валентин Иванов, так и надо судить! Спасибо, судья из России, за то, что ты выдерживаешь линию ФИФА "fair play", одинаково беспристрастное отношение к обеим командам. И вообще это было бы справедливо. Но вот это высказывание Блаттера после матча…
– Тут я ничего не понимаю. Руководитель такого ранга не должен делать публичных заявлений подобного рода, до конца не разобравшись в ситуации. А получилось, что Блаттер поставил крест на нашем судье, и даже то, что он затем извинился перед Ивановым, фактически взяв свои слова обратно, не могло уже помочь Иванову и всей нашей бригаде продолжить свое участие в ЧМ.
– Это был эмоциональный всплеск Блаттера, который он должен был сдержать, но не смог или не захотел. Хорошо хотя бы то, что он нашел в себе мужество извиниться перед всем миром за свое первое заявление.
– А как Иванов переживал произошедшее?
– Сначала, после матча, мы все, и Валентин Иванов, просто считали, что выполнили свою работу хорошо. Ну, может быть, за исключением того самого эпизода с Криштиану Роналду. Хотя восприятие момента с поля и восприятие этого же момента на видеоповторе во многом различаются. На видео смотришь, и кажется, ужас! Чуть не убил! Надо красную давать! А на поле все менее драматично выглядело. Да и Роналду сразу не покинул поле, остался в строю.
Затем, правда, в ходе матча он несколько раз обращался к докторам, потом его заменили – и это, наверное, усилило напряжение вокруг данного момента, породило массу разговоров. Хотя Валентин не назначал неправильных пенальти, как Мерк, не было засчитано неправильного гола, не было отменено правильно забитого мяча – то есть нашей бригадой не было допущено ни одной ошибки, которая повлияла бы на результат игры.
Для Иванова, кстати, карьера не закончена. В июле ему исполнилось 45 лет, и матчи ФИФА и УЕФА он сможет судить до конца года. А потом до 48 лет он будет судить матчи чемпионата России.
Что касается меня, то мне исполнилось 44 года, и я смогу судить матчи ФИФА и весь следующий год. Это был мой 10-й сезон ФИФА.

Личные пристрастия

– А за кого вы болели на ЧМ в отсутствие российской сборной?
– Были команды, за которыми я следил более эмоционально, чем за другими. Я переживал, когда смотрел первый матч Украины против Испании, – где команда Олега Блохина проиграла 0:4. Показалось, что команда не очень хорошо была готова. Затем радовался, когда украинская команда смогла наладить игру и в других матчах выступала на более высоком уровне. Радовался за Андрея Шевченко, который был настоящим капитаном сборной, ее лидером.
– А какая игра, на ваш взгляд, была наиболее яркой на ЧМ? По моему мнению, Аргентина-Мексика. А как по-вашему?
– К сожалению, этот матч мы смотрели как бы мимоходом, но я согласен, та игра была очень принципиальной изначально, проходила, в отличие от многих других игр, на высочайших скоростях. И конечно, решающий гол аргентинцы забили красивейший. Удар был явно на удачу, но, тем не менее, точный и запоминающийся.

Моя Германия

– А что вам лично больше всего понравилось в Германии?
– Больше всего понравился город, где был наш третий матч – Нюрнберг. Мы прошлись по старой части города, все очень красиво восстановлено после войны, хотя город был разрушен на 80% в войну. Город с богатейшей историей во многом известен тем, что здесь в 30-е годы проходили парады и партийные съезды нацистов и тем, что именно здесь состоялось заседание Международного Трибунала, который осудил главных нацистских преступников. Сейчас в городе работает музей, экспонаты которого рассказывают о тех временах – немцы как бы извиняются перед миром за те преступления, которые их лидеры 30-40-х годов совершили перед человечеством.
– "Призыв" уже писал, что за все 10 лет судейства матчей УЕФА и ФИФА вам как-то ни разу не довелось побывать всего в двух европейских футбольных странах: в Португалии и как раз в Германии. Так что этот визит в эту страну для вас был первым.
– Да, это так. Должен сказать, что у меня лично были поводы для душевного волнения. Мой дед погиб, защищая Сталинград. Чувства, которые я испытал, например, на главной площади Берлина, рядом с Рейхстагом, непередаваемы.
Немцы, кстати: персонал отеля, массажисты, волонтеры – относились к нам, россиянам, очень доброжелательно.
– А чувствовался футбольный ажиотаж?
– Раньше, когда я смотрел чемпионаты мира по ТВ, у меня тоже был такой трепет. Не спал целый месяц, смотрел по три матча в день. В этот раз мы жили в таком спокойном месте, никакого шума, мило улыбающиеся охранники на этажах, мы видели только друг друга. У нас был некий вакуум, никакой прессы, никаких журналистов, никаких толп болельщиков. Даже звонки все шли сначала на специального представителя ФИФА в отеле, который решал, можно поговорить по телефону судье или нет, можно дать интервью или нет.
Этот чемпионат с точки зрения организации был превосходен. Мы общались с Левниковым, который в Германии был инспектором ФИФА, он сравнивал немецкий ЧМ с французским и другими – сравнение было в пользу немецкого.

Забодай его Зидан

– Не могу не поинтересоваться вашим мнением об инциденте, произошедшем в финальном матче Франция-Италия, когда Зизу головой ударил итальянца Матерацци в грудь, после чего последовало удаление Зидана, а Италия по пенальти выиграла чемпионское звание. Недавно дисциплинарный комитет ФИФА раздал всем сестрам по серьгам. А что вы думаете о случившемся как судья и как человек?
– Можно понять человеческие эмоции Зидана. Если все было так, как говорят, что Матерацци оскорбил его мать и сестру, то ему трудно было сдержаться. Это безобразие, что итальянец такое себе позволил. Но в футболе, как и в жизни, бывают разные ситуации, разные люди. Но вместе с тем Зидан обязан был сдержаться, и то, что он сделал на поле, оправдать нельзя ничем.
– Как вы думаете, чем больше запомнился чемпионат – тем, что Италия стала чемпионом мира, или тем, что ее игрок спровоцировал скандальную выходку Зидана?
– Наверняка через какое-то время, вспоминая этот финал и то, что итальянцы стали чемпионами, обязательно вспомнят и этот эпизод. Это как бы слилось воедино.
Наверняка будет еще много рассуждений, что было бы, если бы не удаление Зидана, может, тогда бы и французы могли победить. Судья Ризондо из Аргентины сам не видел инцидента. О произошедшем ему рассказал помощник. Красная карточка была показана абсолютно справедливо, но, на мой взгляд, нужно было удалять и Матерацци.
Ясно же, что нормальный человек без веской на то причины не станет бить с разбега головой другого игрока.
У нас в игре Голландия-Португалия был похожий момент, когда Фигу точно так же, как Зидан, подошел к сопернику-голландцу, но не ударил его, только имитировал удар.
Этот эпизод произошел за спиной Валентина Иванова, который в это время выносил наказание другому игроку по поводу другого эпизода.
Голландец первым что-то начал говорить Фигу, провоцируя его. Фигу обозначил удар, но, вспомнив, что за это могут удалить с поля, сделал кивок, но остановил голову в сантиметре от соперника.
Но голландец упал, провоцируя судью на удаление Фигу. Я видел все это, и когда Валентин спросил меня, что произошло, я рассказал, дав понять, что максимум, чего заслуживает Фигу, – желтая карточка.
Иванов показал Фигу "горчичник", и потом, когда я, Иванов и Левников втроем разбирали этот эпизод, мы решили, что решение было принято правильное.

Мало известное

– А сколько получают судьи за ту работу, которую они делали в Германии? Говорят, по 40 тысяч евро за каждый матч?
– Я пока не получал никаких гонораров, но говорят, что гонорар арбитров будет составлять 40 тысяч долларов (а не евро, как писали некоторые газеты) за любое участие в ЧМ: одну игру провел судья, три, как мы, или больше. И неважно, была игра в группе или это был финал. Неважно, был ты главным судьей или лайнсменом. Кроме того, насколько я слышал, резервные судьи получат по 20 тысяч долларов.
– Как ваша семья отнеслась к тому, что вы судили соревнования такого уровня? О чем вы разговаривали с домашними по мобильному из Германии и уже здесь, дома?
– По телефону в основном они меня поддерживали психологически. Интересовались, как здоровье, как настроение. Они все очень переживали за меня. Очень благодарен всем своим родным за эту поддержку – без нее мне было бы гораздо тяжелее. Жена Наталья, дочь Аня, сын Игорь, младший Алешка – всем им огромное спасибо!
Хочу передать слова огромной благодарности Николаю Павловичу Захарову, который был ко мне очень справедлив, профессионален и отзывчив на том моем судейском пути, который в итоге и привел меня на чемпионат мира в Германии. Он был одним из лучших помощников судьи в СССР, провел колоссальное количество матчей. Он был одним из главных моих учителей. Благодарю и Альберта Алиева, у которого я тоже многому научился.
В Узбекистане, где мама моя живет и многие другие родственники, болели за меня, смотрели все мои матчи, писали мне оттуда, также поддерживая. Я, к сожалению, недолго играл в футбол, в 17 лет получил тяжелую травму. Я воспитанник детской футбольной школы "Пахтакора", и получилось так, что в тот же год, когда я сдавал вступительные экзамены в институт, команда "Пахтакор" разбилась в авиакатастрофе. Передаю привет моим учителям в Ташкенте Виктору Антоновичу Вышинскому, первому тренеру в школе "Пахтакора", известному в прошлом игроку Ахролу Инаятову, Анвару Салиджанову, который в прошлом судил высшую лигу Чемпионата СССР, Владимиру Масягину, который сейчас переехал из Узбекистана и живет в Липецке. Всем этим людям я благодарен, всегда вспоминаю о них с удовольствием.
Вспоминаю также, к сожалению ушедшего уже из жизни Владимира Сергеевича Руднева, Марка Рафалова, тоже известного судью, которому обязательно отправлю вашу газету с этим интервью. Ну и, конечно, Николай Владиславович Левников, который доверил мне место в бригаде Валентина Иванова, с которым мы работали в матчах Лиги Чемпионов несколько сезонов.

Интервью вели Максим Ефремов и Вячеслав Юденич.
Фото Максима Ефремова и из архива Евгения Волнина.
г.Владимир.

СКАЗАНО
Арбитр Валентин Иванов:
– Я очень благодарен своим коллегам Николаю Голубеву и Евгению Волнину за отличнейшую помощь в судействе на чемпионате во всех трех матчах…

ЛИЧНОЕ ДЕЛО
Евгений Волнин родился в Ташкенте 27 июня 1962 года. Закончил футбольную школу "Пахтакор" в 1979 году, в тот самый год, когда вся узбекская команда погибла в авиакатастрофе над Украиной, направляясь на матч против минского "Динамо".
В том же году Волнин поступил в институт физкультуры на футбольный факультет. Тогда же получил травму колена и вынужден был оставить футбол.
Через два года Евгений уже судил матчи детских команд. Потом так сложилось, что он очень быстро, имея хороших учителей, продвигался по лигам. В 1982 году начал судить матчи чемпионата Узбекистана главным судьей, в 1983 году – помощником судьи начал обслуживать первенство СССР во второй лиге. С 1983 по 1985 годы служил в армии на Дальнем Востоке в танковых войсках.
С 1989 года, в 27 лет начал судить матчи первой лиги помощником и главным судьей. Для того времени, когда многие судьи были возрастными, это было редким явлением. В 1991 году Волнин начал судить высшую лигу чемпионата Союза – матч "Шахтер" Донецк – "Торпедо" Москва.
После распада СССР 3 года судил матчи чемпионата Узбекистана.
В 1994 году переехал во Владимир и стал судить первенство России первого и второго дивизиона. В тот же год, начиная со второго круга, Волнин стал боковым арбитром матчей высшей лиги (матчи с Тарасом Беззубяком, Лом-Али Ибрагимовым и т.д.).
В 1995 году включен в лист ФИФА. В 1997 году провел несколько матчей высшей лиги в качестве главного судьи, но из-за ошибки во втором матче был выведен из списка главных судей. Волнин принял решение продолжать карьеру помощника судьи. Обслужил почти 150 матчей.
Женат. Супруга Наталья – домохозяйка. Старшей дочери Анне – 23 года, она в прошлом году вышла замуж, закончила факультет прикладной математики и информатики ВлГУ, причем, как с гордостью говорит Евгений Волнин, "поступила и училась сама".
Сын Игорь закончил школу, ему 18 лет исполнится летом. Младшему Алешке – 4 года, страстно интересуется футболом, обладает мощнейшим ударом.

Просмотры: