На гребне воздушной волны

Летний воскресный вечер. Из-за Клязьмы в Ковров по шоссе тянется вереница машин. Горожане возвращаются с дач и садовых участков. Вдруг рядом с шумной дорогой быстро и почти неслышно...

Летний воскресный вечер. Из-за Клязьмы в Ковров по шоссе тянется вереница машин. Горожане возвращаются с дач и садовых участков. Вдруг рядом с шумной дорогой быстро и почти неслышно проносится нечто, похожее на огромную диковинную птицу.

Водители еще больше замедляют ход и, рискуя "вписаться" во впереди идущее авто, выглядывают в окна, почти сворачивая шеи. Пассажиры, опустив стекла, высовываются чуть ли не по пояс. Счастливцы, у которых есть люки, стоят в полный рост, вглядываясь в удаляющийся летательный аппарат. Сделав круг, пилот возвращается и проносится параллельно автопотоку, не связанный ни дорожными знаками, ни пробками, ни направлением и качеством изрядно побитого асфальта. "Рожденные ползать" завистливо вздыхают, а подобие парашюта с мотором растворяется в прозрачном вечернем воздухе на фоне дальнего леса:

Ввысь, за эйфорией
Саша Пастухов провел детство в заполярной Воркуте. Иначе как самолетом оттуда на "большую землю" просто не добраться. Поэтому крылатый транспорт стал для него привычным с первых лет жизни. Однажды подростка пустили в кабину пилотов. Впечатление от увиденного оказалось столь сильным, что запомнилось на всю жизнь. Появилось желание летать не только в качестве пассажира.
Первые самостоятельные полеты Александр совершил в аэроклубе на планерах. Как шутят летуны, если прикоснулся к крылу – "заболел" небом! Переселившись в Ковров, Пастухов занимался в авиаклубе у опытного планериста Сергея Митрофанова, а пять лет назад сам "встал на крыло". Собственный самолет или планер – более чем дорогое удовольствие. Другое дело – параплан:
Параплан – образование из двух слов: парашют планирующий. Они точно передают сущность данной системы. По сути, параплан – планер с мягким двухоболочковым крылом, надувающимся через воздухозаборники набегающим потоком воздуха. Подъемная сила создается благодаря обтеканию профиля крыла встречным воздушным потоком. Чтобы набрать высоту, параплан должен попасть в восходящий динамический поток (он обычно образуется вблизи холма или горки) либо в "термик" – термический поток. Еще один отличный способ подняться в небо на параплане – при помощи лебедки, выполняющей роль буксира. Этот процесс напоминает запуск огромного пилотируемого змея.
Около трех лет Александр совершенствовал мастерство полетов на "чистом" параплане. Начинал в карьерах неподалеку от Коврова, потом освоил "горки" покруче: вязниковский Венец, Окский съезд в Нижнем Новгороде – настоящую Мекку парапланеристов, нижегородские села Окулово и Хабарское на крутых окских берегах.
– Когда поднимаешься в небо на параплане, обязательно появляется эйфория, – чуть улыбаясь и, должно быть, вновь переживая понятные только ему ощущения, рассказывает Александр. – Когда "поймал поток", появляется азарт, стремление оставаться в воздухе как можно дольше:
Кстати, хотя параплан – своего рода производная от парашюта, такое "крыло" из-за порыва ветра или неудачного маневра вполне может сложиться. Поэтому пилоты парапланов обязательно экипируются запасным парашютом. Иначе можно оказаться на высоте без единого шанса выжить:

"Заболевшему" небом на земле тесно
После того, как полеты на параплане были освоены, энтузиаст решил, что пора обзавестись собственным мотором. Мотопараплан уже не нуждается в обязательной помощи восходящих потоков. Это вполне самостоятельный летательный аппарат. Тот, на котором сейчас поднимается в небо 32-летний ковровчанин Пастухов, – производства фирмы из Нижнего Тагила. По мнению летунов-практиков, отечественное оборудование вполне качественное и почти не уступает импортному, а обходится гораздо дешевле. По нынешним ценам мотопараплан с тележкой-тандемом (рассчитанной на двоих и позволяющей брать в полет одного пассажира) в самом максимальном варианте обходится в 400 тысяч рублей – в цену недорогого авто-иномарки. Хотя тот же Александр начинал с крыла б/у, которое стоило сущие копейки. Фактически параплан сегодня – самая "народная" авиация!
– Крейсерская скорость моего аппарата 35-40 километров в час, – поясняет мотопарапланерист. – На отдельных участках можно ускоряться и до 60-70 км. 20-литровый топливный бак позволяет оставаться в воздухе до 4 часов. Максимальное расстояние, которое довелось преодолеть за один полет от Коврова до села Патакино в Камешковском районе, – около 50 километров. Хотя есть умельцы, которые примерно на такой же технике летают гораздо дальше, например, из Мурома во Владимир и обратно. Для того чтобы "пересесть" с параплана на мотопараплан, требуется иметь налет порядка 100 часов. Мой летный "стаж" сегодня уже превысил 300 часов – это почти 13 суток, проведенных в воздухе!
– Откуда такая приверженность к небу? – не могу удержаться от банального вопроса. – Может, летчики были в роду?
– Летчиков среди родни не имелось, – качает головой собеседник. – Разве что дед когда-то работал на Куйбышевском авиазаводе – во время Великой Отечественной истребители Як там собирал. Теперь уже вся семья в воздухе перебывала. Жене Лиде понравилось, хотя ее на высоте укачивает. Но детям подобного увлечения все-таки не пожелал бы:
– Почему?
– Слишком затягивает. Последствия могут оказаться негативными.
– Очень опасно?
– Как показывает статистика, на машинах ездить намного опаснее, народу на них бьется множество. У нас же за последние годы погиб лишь один пилот под Нижним – во время полета поздно вечером в темноте врезался в провода.
– В чем же дело?
– "Заболевшему" небом на земле становится тесно. Он рвется в полет, постоянно следя за погодой, ожидая подходящего денька. У нас даже поговорка такая есть: "Есть погода – брось работу". И, действительно, порой бросаешь все и уезжаешь на полеты, хотя это и в ущерб делу:

Крылатое такси
Сам Пастухов – частный предприниматель, причем бизнес его вполне приземленный. Правда, в последнее время он пытается подзаработать, "катая" в небе пассажиров. Это позволяет хотя бы окупить расходы на бензин и снаряжение. Заодно, совмещая приятное с полезным, "шеф" воздушного такси осваивает новые возможности. Например, один из клиентов пожелал подняться как можно выше. Вместе с ним Александр установил свой рекорд высоты, поднявшись на мотопараплане на высоту 2500 метров. Полет прошел удачно, только на двух с половиной километрах холод был, что называется, собачий.
Вопреки расхожим представлениям, парапланеристы летают не только летом, но и зимой. В холодное время года подниматься над заснеженной землей даже легче – нет восходящих потоков и меньше "воздушных ям". Воздух более плотный, и вихрей почти нет. Зато через каждые 10-15 минут приходится совершать посадку и греться. Как именно – наружно или внутрь – пилоты не уточняют, хотя крылатое ГАИ для парапланеристов еще не создано.
Однако и без боязни инспекторов свой неписаный кодекс правил летуны соблюдают свято. Например, никогда не летают над населенными пунктами. Старательно облетают стороной: кладбища! Парить над погостами – плохая примета.
Сегодня в Коврове с его 150-тысячным населением летающих единомышленников Пастухова не более десятка. Хотя, как заверил Александр, в небо самостоятельно способен подняться практически любой здоровый человек, независимо от пола и возраста, исключая разве что детей. День-два наземной подготовки – и можно отправляться в свой первый полет. Но, похоже, занятые каждодневной суетой ковровчане забывают мечтать о небе:
– Ощутить всю прелесть свободного полета можно лишь в воздухе, – подытожил "крылатый" ковровчанин. – В полете всегда становится легче на душе. Нечистая сила высоты боится, поэтому она остается внизу. А еще сверху земля очень красива. Оттуда не видно мусора, разбитых дорог и прочего бардака. Можно сразу охватить глазом очень большую площадь и ощутить себя равным птице.

Николай Фролов

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике