Жила к труду привычная девчоночка фабричная

Когда на Фатьяновском празднике в Вязниках на сцену поднялась Валентина Толкунова, вязниковцы и гости фестиваля слушали ее, затаив дыхание. А потом пожилые женщины благодарили Валентину Васильевну со слезами...

Когда на Фатьяновском празднике в Вязниках на сцену поднялась Валентина Толкунова, вязниковцы и гости фестиваля слушали ее, затаив дыхание. А потом пожилые женщины благодарили Валентину Васильевну со слезами на глазах, говоря, что песни ее – про них самих, девчонок, прославивших Вязники: Олю Щукину, Валю Каткову, Римму Гаврилову:

Вязники не зря называют "городом Героев". Одной из местных героев Социалистического труда, Римме Александровне Гавриловой, 31 июля 2009-го исполнилось бы 75:
Римма Яковлева на всю жизнь запомнила июнь 1941-го – начало войны. Ее папа Александр Яковлев, как и тысячи других вязниковцев, уходил на фронт. Провожали их всем городом – плач матерей, жен и детей перекрывала гулкая медь духового оркестра. Многие чувствовали, что своих дорогих и любимых больше не увидят никогда. Плакала и Римма, которой тогда еще не исполнилось и 7 лет. Со своим отцом она тогда попрощалась навсегда. В марте 1942-го в Вязники пришла похоронка. Александр Яковлев погиб смертью храбрых в боях под Сталинградом. Римма и ее младшая сестренка Женя остались на руках у матери, которая выбивалась из сил, чтобы прокормить и хоть как-то одеть осиротевших дочек.
"Стало холодно, голодно, очень хотелось есть, одежонка обносилась, да и выросли мы из нее, – вспоминала позже Римма Александровна. – Спасало то, что мама умела шить. Мама старалась нас накормить, вечно голодных, согреть в зимнюю стужу, а холода в войну были под 40 градусов мороза. Весной ходили на поля, перекапывали после зимы картошку и делали лепешки, от которых нас тошнило, и мы падали в обморок. Но и за эту картошку ругали, разгоняли, отнимали лопаты, очень горько это вспоминать. Летом было проще, мы ели дикий лук, щавель, столбунцы, клевер, дягель и все, что можно, – все ели. Может быть, росли худыми, но крепенькими, мы не знали таблеток. Лечили нас народными средствами. Так и жили в бедноте и не знали, что такое сладкое или вкусное, выручала картошка, но мирились и думали, что так и должно было быть".
В том же 1942-м Римма пошла в школу. Помимо учебы приходилось много работать – носить воду, полоть огород, заготавливать хворост. Наконец, пришел столь долгожданный победный 45-й. Во многие семьи стали возвращаться мужья и отцы. Яковлевым ждать было некого. И послевоенные голодные годы оказались для них суровыми и горькими вдвойне.
Римма хотела учиться дальше. После семилетки поступила, было, в текстильный техникум, но проучиться довелось всего полгода. У мамы к тому времени здоровье стало сдавать, требовалось содержать семью. И 16-летняя девушка пошла работать на ткацкую фабрику "Свободный пролетарий" – бывшую Демидова, будущий льнокомбинат. Тогда она еще не думала, что именно с этим предприятием у нее будет связана вся трудовая жизнь. Появившаяся в новенькой трудовой книжке первая запись о приеме на работу оказалась единственной – почти 40 лет Римма Александровна отдала "Свободному пролетарию".
С самого начала ее особенно привлекла профессия ткачихи. Начинала с учеников, потом сама стала мастером. О своих первых наставницах знатная ткачиха позже тепло вспоминала не раз: "На фабрике был большой хороший трудовой коллектив. Вечная память женщинам, которые приняли меня в свою рабочую семью, в основном это были вдовы. Я освоила профессию ткача. Сначала меня поставили на два станка, а вскоре доверили четыре… На фабрику я пришла, уже будучи комсомолкой. В то время организовывались комсомольско-молодежные бригады. Много лет я была комсоргом нашей бригады. Неоднократно нам присуждалось переходящее Красное Знамя за высокие производственные показатели. А сколько культурно-массовых мероприятий проводилось в нашем трудовом коллективе. Он стал нашим вторым домом".
В 1958-м Римма Яковлева вышла замуж. Ее избранником стал Миша Гаврилов, Михаил Георгиевич, с которым она вместе училась еще в школе, а потом много раз пропадала вечерами в городском парке на танцах. Казалось, именно про них написаны строки Фатьянова: "В городском саду играет духовой оркестр. На скамейке, где сидишь ты, нет свободных мест:"
Римма, теперь уже Гаврилова, умела для всего находить время. Исправно вела домашнее хозяйство, была помощницей и другом своему супругу, воспитывала сына, но при этом ударно трудилась, вела большую общественную работу, училась, окончила вечернее отделение техникума. Постепенно она увеличивала число обслуживаемых ею ткацких станков. В 1970-м Римма Александровна уже управлялась с 16 станками, что было по тем временам всесоюзным рекордом. Пятилетний план ей удавалось выполнять всего за три с половиной года. Столь впечатляющие успехи достигались нелегко. Труд был поистине изнурительный, настоящий марафон без минутной передышки. Позже специалисты подсчитали, что за каждую смену ткачиха "нарезала" по цеху целых: 36 километров!
В 1971-м ее самоотверженный труд был отмечен высокой наградой – орденом Ленина. Символично, что в том же году была создана песня "Стою на полустаночке", строки которой – словно биография Риммы Гавриловой в стихах. А в 1974 году Римма Александровна получила главный знак отличия своей жизни – стала Героем Социалистического Труда. "Золотую звезду" она получила в год 40-летия, уже имея заслуженную славу. Тогда же знатную ткачиху избрали депутатом Верховного Совета СССР. К тому времени Гаврилова уже почти 5 лет была депутатом городского и областного Советов народных депутатов. Теперь перед жительницей Вязников, выросшей в простой рабочей семье, распахнул золоченые двери Кремлевский Дворец съездов, куда она вошла не гостьей, а хозяйкой – членом высшего органа государственной власти.
Вязниковской ткачихе довелось общаться и работать с первыми лицами страны – с генсеком Леонидом Брежневым, будущим президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым, поэтом Расулом Гамзатовым, первой женщиной-космонавтом Валентиной Терешковой. Депутаты советского парламента избрало Римму Александровну в президиум Верховного Совета, сделав ее фактически членом Советского правительства. Наезды в Кремль чередовались с прежней ударной работой у станков. К тому же издержки славы – без участия Гавриловой не обходилось ни одно сколько-нибудь общественно значимое событие в Вязниках.
Столь блистательное восхождение в ряды советской элиты нисколько не изменило характера Риммы Александровны. Она оставалась скромной, простой в общении женщиной, всегда готовой помочь советом и делом. В годы депутатства ей приходили сотни писем от земляков, на каждое из которых без секретарей и компьютеров Гаврилова обязательно отвечала, и потом поддерживала, содействовала, хлопотала: В Вязниках до сих пор вспоминают, как депутат "пробила" у тогдашнего министра связи СССР Николая Талызина строительство АТС на 10 тысяч номеров, на которую сравнительно небольшой городок по прежним нормам, что называется, "не тянул". Благодаря активности своего депутата в Москве, в Вязниках росли новые дома, на предприятия поступало самое современное оборудование.
Вместе с группой советских парламентариев ткачиха из Вязников посетила множество зарубежных стран – от Бразилии до Индии. Ее лично принимал президент Раджив Ганди, а в Мексике население одного из небольших городков избрало "русскую сеньору" своей почетной гражданкой.
На пенсию Римма Гаврилова вышла в 1989-м, перед тем несколько лет проработав мастером производственного обучения, щедро делясь с молодыми накопленным опытом. До последних дней эта неравнодушная, никогда не теряющая оптимизма женщина не сидела сложа руки, активно работала в региональном отделении Союза пенсионеров, выступала перед школьниками и студентами, заряжая всех своей неуемной энергией.
Герой Социалистического Труда Римма Александровна Гаврилова скончалась 31 октября 2008 года, ровно 9 месяцев "не дотянув" до своего 75-летнего юбилея. В Вязниках в ее честь уже названа улица, хотя даже и без табличек "ул. Риммы Гавриловой" земляки о своей героине не забудут никогда.

Николай ФРОЛОВ

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике