Антифа: недетские игры молодых неформалов

В последние годы улицы российских городов превратились в "газету больших иероглифов": граффити и лозунги политических неформалов украшают стены домов, строительные ограды и автобусные остановки. К сожалению, наш Владимир...

В последние годы улицы российских городов превратились в "газету больших иероглифов": граффити и лозунги политических неформалов украшают стены домов, строительные ограды и автобусные остановки. К сожалению, наш Владимир – не исключение. Чаще всего ночными авторами росписей становятся радикальные группировки со стандартными слоганами "Россия для русских". Но под спудом вызревает и другая сила – антифа. В нашем городе появились первые апостолы этого движения. Что ждет нас в ближайшем будущем?

Газеты и Интернет пестрят сообщениями о столкновениях националистически настроенной молодежи и так называемых антифа. Стычки эти вовсе не похожи на обычные мальчишеские драки – это борьба не на жизнь, а на смерть. И трагичный исход таких боев, увы, не редкость. Большинство из нас худо-бедно представляет, кто такие скинхеды-нацисты, однако про антифа имеет более чем смутное представление.
Хотя термину "антифа" пошел уже девятый десяток, само движение в его нынешнем виде появилось относительно недавно. Направление это зародилось в 70-80-х годах прошлого века, а в России появилось и того позднее. Массовым оно стало, пожалуй, лишь в начале XXI века. Иногда антифашистское движение называют молодежной субкультурой, так как возраст его участников колеблется от 14 до 25 лет. У течения антифа, как утверждают его представители, нет ни иерархии, ни лидеров. Все они люди очень разные, поскольку антифа – это вовсе не партия, и даже не политическое движение. Его последователей объединяет противостояние тому, что они именуют фашистскими тенденциями. В сущности, речь идет о борьбе с национализмом, расизмом, неонацизмом, антисемитизмом и еще некоторым количеством подобных "измов".
Движение антифа весьма и весьма неоднородно: тут вам и раши (R.A.S.H. – Red and Anarchist Skinheads – скинхеды-антифашисты), и шарпы (S.H.A.R.P. – Skinhead Against Racial Prejudice – скинхеды против расовых предрассудков), и анархисты, и, наконец, те, кто не причисляет себя ни к какой группировке. Впрочем, есть и более простая классификация – антифашистов можно поделить на законопослушных и, мягко говоря, не очень. Законопослушные самовыражаются в Интернете, рисуют граффити, сочиняют музыку, печатают наклейки и самиздатовские журналы соответствующего содержания. Кроме того, они могут участвовать в мирных социальных акциях – оказывать помощь всем тем, кому нужны лечение и поддержка, раздавать еду бездомным, к примеру. Незаконопослушные – их еще называют силовыми антифашистами – этим не ограничиваются. Эти молодые люди отнюдь не тимуровцы. Они могут устраивать как и относительно безобидные, но нелегальные митинги и шествия, так и не гнушаться тем, что расценивается Уголовным кодексом РФ как применение насилия и экстремизм. Такие антифа не просто не любят фашиствующих скинхедов, они их ненавидят. Именно поэтому лозунг "насилие против насилия" кажется им вполне адекватным.
Радикальные антифашисты ввязываются в уличные потасовки с нацистами, что называется, стенка на стенку. Силы далеко не всегда равны: пятьдесят человек запросто могут напасть на десять, и это характерно для обеих сторон. Неудивительно, что последствия подобных баталий зачастую печальны. Однако было бы неверным утверждать, что так молодые люди попросту выплескивают накопившуюся агрессию. Любители силовых акций называют это самозащитой. Действительно, даже мирные антифашистские мероприятия могут быть небезопасны, всегда остается риск натолкнуться на вооруженную толпу неприятеля. Поэтому антифа вынуждены постоянно быть начеку. Тем не менее, далеко не все их действия напоминают самозащиту. Радикальные антифашисты могут совершать нападения на своих противников во время митингов и пикетов, подкарауливать их у клубов и станций метрополитена. Расхожее представление о том, что представители этого движения в отличие от скинхедов-нацистов не используют ножи, а ограничиваются лишь дубинками и бутылками, на самом деле, миф. Методы борьбы и тех, и других, по сути, одинаковы. Различие только в идеях.
– Фашисты пропагандируют насилие, а я думаю, что, если человек чем-то занимается, он должен это прочувствовать на собственной шкуре. Мы приходим к нему и показываем, что такое насилие, – поясняет один из представителей этого течения, антифашист с пятилетним стажем.
На сайтах, принадлежащих антифа, то и дело сталкиваешься с предложениями отловить фашистов и вздернуть их на фонарь. Главным аргументом радикалов является извечное "почему им можно, а нам нельзя?".
"Кто сказал, что нельзя бросать камни в наци-митинги? Кто сказал, что нельзя взламывать наци-сайты? Кто сказал, что нельзя бить стекла или вообще поджигать штабы нацистов? Если нужно для борьбы, то можно!" – таких заявлений на антифашистских форумах сотни. Там же можно найти и подробные инструкции по проведению подобного рода акций. Авторы советуют брать с собой только надежных людей, заранее определить пути отхода, не рассказывать о мероприятии посторонним и не обсуждать его по телефону ни до, ни после. Это действительно похоже на войну.
Жизнь приверженцев силового антифашизма нелегка. Они не выходят из дома без оружия. Они закрывают лица повязками и шарфами, носят бейсболки и капюшоны – это не трусость, это необходимая мера безопасности. На них идет охота. Фотографии более беспечных висят на страничках их врагов с призывами разыскать и отомстить. Поэтому они не называют своих имен журналистам (да и в тусовке антифа знают друг друга чаще всего только по кличкам), скрывают свое место жительства и просят не снимать их лица. Они не распространяются о своем занятии в повседневной жизни, поэтому сложно подсчитать, сколько таких молодых людей, готовых с кулаками защищать свои идеи. Но, конечно, меньше, много меньше, чем их противников.
Из-за акций антифа-радикалов, как справедливо отмечают их критики, иногда страдают и случайные прохожие, попавшиеся под горячую руку. Наверное, нет смысла распространяться на тему, почему драться нехорошо. Однако наличие в наше время такого явления, как силовой антифашизм, вполне закономерно. К сожалению, во многом ситуация накаляется вследствие медлительности правоохранительных органов. Часто случается так, что нацисты остаются безнаказанными.
– Увеличение количества убийств в последнее время – закономерный результат роста количества наци-скинов, – считает социолог Александр Тарасов. –  Сегодня в России около 70 тысяч скинхедов и сочувствующих. Милиция упустила контроль над ситуацией.
Именно поэтому радикальные антифашисты решили взять дело в свои руки. Но самосуд, как известно, опасное дело. Тем более что велик риск превратится в таких же безжалостных бойцов, как и ненавидимые ими нацисты.

Михаил ВОРОНОВ, религиовед

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике