Ягоды влет

Многие жители нашей области летом "ударяются" в ягодный бизнес. Продают самые разные ягоды, как лесные, так и садовые. Чтобы выручить денег побольше, народ предпочитает торговать не в сельской...

Многие жители нашей области летом "ударяются" в ягодный бизнес. Продают самые разные ягоды, как лесные, так и садовые. Чтобы выручить денег побольше, народ предпочитает торговать не в сельской местности, а во Владимире. Площадка рядом с рынком на Батурина – одна из самых популярных в городе. Здесь продавцы толпятся с раннего утра.

Черничный бизнес охватывает целые поселки
Земляника, черника, клубника, малина, вишня, смородина – в бидонах, банках, пластиковых ведрах из-под майонеза: Выбор ягод огромен. Желающих их купить тоже немало. Бывалые покупатели приходят на рынок со своей пластиковый тарой – на обмен. Чтобы не пересыпать и не мять ягоду, забирают ведерко с клубникой или малиной у продавца, а взамен отдают пустое.
Марина Зайцева часто покупает ягоды на Центральном рынке. Она работает неподалеку.
– Сейчас вот малину решила взять, – кивает женщина. – Сын просил купить. До этого покупала землянику и чернику. В среднем небольшое ведерко из-под майонеза стоит 70-100 рублей.
Цены на ягоды у всех продавцов более-менее одинаковые. Впрочем, день на день не приходится. Бывает, что некоторые, говоря современно, конкуренты демпингуют. Ирина Кулыгина и Анна Кириллова – соседки. Живут в поселке Головино Судогодского района. Девушки уже второй раз за последнее время приезжают на Батурина продавать чернику. Говорят, в первый приезд все продавцы были заодно и дружно торговали ягодой по 260-270 рублей за бидон (в начале сезона цена была 300 рублей). В этот раз бизнес-согласия среди торгующих нет: бабушки, желающие поскорее сбыть ягоды, отдают чернику даже по 230 рублей.
– Мы, однако, не снижаем цену вслед за ними, – признается Ирина.
Дешевле отдавать ягоду, чем планировалось изначально, девчонкам нет смысла. Если учесть, что дорога из Головино во Владимир и обратно обходится в 80-90 рублей (в зависимости от вида транспорта), то навар оказывается не слишком велик. А собирать ягоды – занятие трудное.
Трехлитровый бидон Ирина и Анна набирают в среднем за 2-2,5 часа. Но ехать во Владимир с тремя литрами несерьезно. Девчонки везут чернику оптом: по 20-25 литров. Чтобы набрать столько, им приходится провести в лесу чуть ли не весь день.
– Мы в лес сначала сходим, часов в 5. Потом вернемся домой, отдохнем немного, и опять туда, – говорит Аня.
Собирательство, действительно, тяжелая физическая работа. От постоянного напряжения болят руки, ноги, спина. Но у Иры и Ани нет выбора: обе они мамы-одиночки и обе – в декретном отпуске. У Иры – двое детей: старшей девочке – 14 лет, сынишке – 8 месяцев. Ирины декретные – чуть больше 3 тысяч. У Ани – один ребенок, на следующей неделе ему исполнится два годика. У нее декретные на малыша в этом возрасте – всего 50 рублей. Продажа ягод для Ани сейчас фактически единственный источник существования.
– Черничный бизнес всегда меня выручал. Я торгую ягодами еще с тех пор, как в школе училась, – вспоминает Анна. – У родителей с деньгами всегда было туго, мы им помогали.
По словам Иры и Ани, в Головино многие зарабатывают на продаже черники. Как только начинается сезон, жители поселка берут отпуска на работе и идут в лес по ягоды. Кто-то потом торгует ими прямо в поселке (но в последнее время это стало не выгодно), кто-то ездит во Владимир – на рынке женщинам время от времени приходится встречать односельчан. Если собирательством и продажей заниматься основательно, то в месяц можно заработать по 40-50 тысяч. Аня с Ирой смеются – за "стахановцами" им явно не угнаться. Они работают по мере сил.
– Вот сегодня продадим ягоды – выручим около 1000. Пойдем в магазин, купим продукты. На одном хлебе и воде ведь сидеть не будешь, – рассуждает Ирина.
В прошлый раз 23 литра ягод девушки продали в течение двух часов. Но знают, что быстро выручить деньги удается не каждый раз: многое зависит от погоды. Если на улице пасмурно, то и покупателей на рынке немного. Но деваться некуда: везти ягоду обратно нельзя. Она может испортиться. Или же просто потеряет товарный вид. А покупатели попадаются привередливые и осматривают чернику очень тщательно.
– С нами бабушка рядом торговала ягодой по 230 рублей. Мы отдавали по 260. Подошла женщина, посмотрела на весь товар и выбрала нашу чернику: у бабушки хоть и дешевле была, но помятая и сырая. Возможно, она у нее уже не первый день лежит, – предположила Ирина.
Чтобы сохранить товарный вид, соседки даже не перебирают чернику. Везут на продажу прямо с листьями и мелкими ветками. Впрочем, некоторые конкуренты, наоборот, предпочитают продавать чистый продукт. Даже изобрели оригинальный способ: включают фен на полную мощность, и потоком воздуха сдувают весь мусор с ягоды.
Ирина и Аня торгуют только черникой. Другие ягоды – клубнику, землянику, малину – продавать жалко. Предпочитают сделать для себя заготовки на зиму.

Не корысти ради:.
Если для Ирины и Ани продажа ягод – бизнес, которым они занимаются не один год, то пенсионерка Валентина Павловна пришла на рынок первый раз. На лотке – садовая земляника и немного клубники. Эти ягоды постепенно сходят, и их можно продать чуть дороже, чем раньше. Но Валентина Павловна в ценах еще не сориентировалась и не знает, за сколько выставить трехлитровую банку земляники. Решила отдать по 200 рублей. Небольшое пластмассовое ведерко клубники – за 30 рублей. Однако желающих купить ягоды немного. Народ все больше интересуется малиной и вишней. Валентина Павловна не расстраивается. Уверена, своего покупателя она все равно найдет. К тому же и на рынок она приехала не столько ради выгоды, сколько из соображений бережливости: не хотелось, чтобы земляника просто сгнила на грядке.
– Если не будут покупать, может, и так отдам, – заявила новоиспеченный продавец.
Муж отговаривал супругу ехать в город. Все интересовался: "Как же ты там стоять-то будешь?". Но никакой неловкости женщина не испытывает. Торговля – такая же работа, как и любая другая. К тому же продавец знает: это для нее разовое приключение. Больше она продавать ягоды не поедет.
– Земляники больше нет на продажу. То, что осталось, сами съедим: витамины нужны. Еще у нас в огороде есть крыжовник, смородина, слива. Но из всего этого компоты сварить можно. А из земляники – только варенье. А мы его плохо едим, – признается женщина.
Сколько Валентина Павловна рассчитывает выручить от продажи ягод, она и сама не знает. Но все равно – дополнительный заработок никогда лишним не будет. Деревня, в которой живет пенсионерка с мужем, совсем недалеко от Владимира, но там нет никакой "цивилизации". Даже за продуктами жители вынуждены ездить в город: деньги на проезд, на еду, на лекарства: Не успеешь оглянуться – пенсии, как не бывало.
– Мы уж привыкли перебиваться, и вроде на самое необходимое денег хватает. Но все равно сегодня если хоть немножко подработаю, и то хорошо, – оптимистично заключила Валентина Павловна.

Кира СМИРНОВА

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике