Отрыжка любви

Умудренные жизненным опытом люди говорят, что в любви главное - правильно завершить взаимоотношения. Судебные приставы, специализирующиеся на взыскании алиментов, считают главным после разрыва исполнение бывшими влюбленными родительского долга...

Умудренные жизненным опытом люди говорят, что в любви главное – правильно завершить взаимоотношения. Судебные приставы, специализирующиеся на взыскании алиментов, считают главным после разрыва исполнение бывшими влюбленными родительского долга по отношению к собственным детям.

Обозреватель "Призыва", побывавший в рейде по взысканию алиментов со злостных неплательщиков, и вовсе разочаровался в сильной половине человечества.
Мы идем в рейд с судебными приставами-исполнителями отдела судебных приставов Октябрьского района Еленой Ашариной и Татьяной Бобко, специализирующихся на взыскании алиментных платежей с января 2008 года. По их словам, количество дел, находящихся сегодня в подразделении на исполнении, быстро нарастает, поскольку в связи с кризисом множество владимирцев теряет работу.
Девушки-приставы, выпускницы ведущих владимирских вузов – ВЮИ и ВГГУ, как на подбор, субтильны, милы и обаятельны. И как начальство отпускает их в непроглядную темень бродить по чужим и не всегда безопасным домам? Обходы должников они совершают, как правило, вечерами, с 18.00 до 22.00, трижды в неделю.
– В рейдах нас часто сопровождает оперативная группа, которая обеспечивает безопасность вхождения в дома и снабжает транспортными средствами, – отвечая на мой вопрос, улыбаются они. – Если перед вызовом на прием навестить должника, то эффективность взыскания повышается. Кто-то приносит уже оплаченные квитанции, кто-то платит прямо у нас, кто-то заранее готовит необходимые справки с места работы.
Участок Елены Ашариной простирается от проспекта Строителей до ул. Лакина, участок Татьяны Бобко – ул. Мира и соседние с ней улицы. Обычно девушки подбирают для рейда дела фигурантов, проживающих рядом, чтобы посетить как можно больше своих подопечных. За один выход каждая из них отрабатывает по 10 адресов.
– Мы работаем с "недобровольщиками", – поясняет Татьяна Бобко. – Как правило, благополучные семейные пары при разводе договариваются обо всем сами, без участия судебных приставов.
По дороге к первому из намеченных на сегодня адресов пытаемся составить собирательный портрет злостного алиментщика. Он не складывается. По словам судебных приставов, распространены четыре типа недобросовестных плательщиков. Одни, прилично зарабатывая, не платят алименты по принципиальным соображениям, прячут и переводят имущество, превращая собственную жизнь и жизнь своей новой семьи в сплошной детектив.
Другие, испытывая неодолимое влечение к алкоголю и ведя девиантный образ жизни, давно утратили человеческий облик. Третьи, потеряв работу в связи с кризисом, отчаялись и мечутся в поисках постоянного заработка. Последних становится все больше. А есть еще и четвертый, самый отвратительный, тип – неплательщики-женщины, лишенные материнских прав.
Мы подходим к двери первой квартиры. За ней раздается звонкий собачий лай. Приставы долго звонят, потом ведут через закрытую, а затем едва приоткрытую дверь переговоры с хозяином, Олегом Ч.
За этим должником числится 100 тыс. рублей не уплаченных вовремя алиментов. При этом, по оперативным сведениям, он вполне способен погасить задолженность, поскольку лишь формально перестал быть индивидуальным предпринимателем и по-прежнему занимается грузоперевозками, владея двумя машинами с прицепами.
К Олегу Ч. последовательно применялись все меры воздействия: предупреждение об уголовной ответственности, арест имущества, ограничение выезда за границу, после чего он избавился от одного из своих автомобилей по генеральной доверенности. В данный момент служба судебных приставов собирается привлечь его к уголовной ответственности вторично, о чем и пришла уведомить непосредственно на дом.
Олег Ч. внешне выглядит вполне благопристойно. Одет с ненавязчивым шиком. С готовностью сообщает приставам, как тяжело ему дается выплата ипотечного кредита за новую квартиру. Говорит, что уже трудоустроен экспедитором в одной из крупных владимирских компаний, но платить алименты не в состоянии. Зарплаты едва хватает на погашение взносов по кредиту и коммунальные платежи.
– А жить на что, господа приставы? – с усмешкой вопрошает он. Возле ног хозяина преданно крутится любящий общение и приятную компанию пекинес.
Предварительно судебные приставы выяснили, что в указанной Олегом Ч. компании он не числится. Тем не менее должник приносит из соседней комнаты справку о заработной плате. Ее приобщают к делу. Елена Ашарина заносит в бланк показания неплательщика и передает ему их на ознакомление и подпись.
– Вы записали неверно, – хладнокровно заявляет он, и Елена по второму кругу начинает подробные расспросы, стараясь точно застенографировать ответы.
На прощание Олег Ч. обещает приставам расторгнуть действующий брак, чтобы уменьшить размер алиментов, выплачиваемых прежней семье.
– Пусть лучше мой нынешний ребенок пользуется моими деньгами, – объясняет свои намерения он. – Все равно бывшая супруга все на себя тратит.
По пути к следующему адресату рассуждаем о мерах воздействия на "недобровольщиков", ведь суммы задолженностей по уплате алиментов колеблются сегодня от 30 до 300 тыс. рублей. Когда у неплательщиков нет имущества и нечего взять в счет погашения алиментов, судебные приставы применяют все возможные способы их взыскания. Например, несостоятельным неплательщикам выдают направления в центр занятости населения, чтобы помочь трудоустроиться. Если это не помогает, привлекают к уголовной ответственности в виде исправительных работ. Но большая часть алиментщиков и в этом случае отказывается работать, ходатайствуя о замене мягкого наказания лишением свободы на срок до года.
Есть и такой вариант замены исправительных работ, как служба в воинских частях по контракту. Недавно один из должников выбрал именно этот способ выполнения отцовского долга перед собственным ребенком.
За маргиналом Андреем М., который объявлен правоохранительными органами в розыск, числятся текущие неплатежи по алиментам, неустойка за несвоевременную выплату. В 2006 году он привлекался за долги по уголовной статье, но погасить их все равно так и не смог. Отказавшись от исправительных работ, отбыл срок в колонии-поселении. Но и сейчас алименты платить не думает.
– Мы вновь собираемся привлечь должника к уголовной ответственности, осмотрим, опишем и арестуем его имущество по всем имеющимся в нашем распоряжении адресам, – поясняют судебные приставы. – Будете нашими понятыми.
В квартире матери, где на этот раз обнаружили Андрея М., – хаос, разруха, грязь. Накануне "скорая" увезла его родительницу с сердечным приступом. Елена и Татьяна начинают осмотр помещений в поисках ликвидного имущества, принадлежащего должнику, ведут опись, просят меня и фотографа газеты активнее участвовать в мероприятии.
По словам Андрея М., в этой квартире ему принадлежит только музыкальный центр "Филипс". Остальными вещами владеет его мать. Он подтверждает это с помощью найденных в секретере "стенки" паспортов на телевизор, холодильник и видеомагнитофон. На прощание должнику вручают направление в центр занятости и обещают наведаться по месту его постоянной прописки.
Прощаясь, интересуюсь у девушек, не пропало ли у них, молодых и красивых, желание выйти замуж.
– Нет, пока не пропало, – смеются они. – Но становится не по себе, когда имеешь дело с должниками, особенно с должниками-женщинами. Вот уж что мы никогда не сможем понять!

Ольга РОМАНОВА
Фото А. Николаева

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике