Есть такие династии – Родину защищают

Если звезды на погонах зажигаются - значит, это кому-нибудь нужно. Сын офицера и отец офицера, военный комиссар Фрунзенского района полковник Виктор Лебедев рассуждает о Советской и Российской армии,...

Если звезды на погонах зажигаются – значит, это кому-нибудь нужно. Сын офицера и отец офицера, военный комиссар Фрунзенского района полковник Виктор Лебедев рассуждает о Советской и Российской армии, солдатской еде и о том, какая это профессия – Родину защищать.

Мужское дело
– Расскажите о своей семье…
– Мой отец прослужил в Вооруженных Силах 27 лет. Связист, майор запаса. Принимал участие в первых испытаниях ядерного оружия в Семипалатинске. Был награжден орденами Красной Звезды и Красного Знамени за события в Чехословакии. Сын – лейтенант. Сам я прослужил в армии 32 года. У жены отец – офицер разведки, дед – генерал, погиб в 1942 году под Великим Новгородом. То есть "военная династия" – это как раз о нашей семье.
– У вашего отца, судя по всему, была непростая жизнь. Почему вы решили пойти по его стопам?
– Я просто не представлял для себя другого пути. Все мое детство прошло в военных гарнизонах, отец часто брал меня с собой на службу. Так что я вырос в этой атмосфере. Никакой другой профессии для себя не видел. И так же воспитал своего сына.
– То есть вопрос о том, чтобы найти гражданскую профессию, он ни разу не поднимал?
– Нет, он тоже не сомневался. Сразу после школы поступил в Тверское суворовское военное училище, затем с красным дипломом закончил военный университет Министерства обороны. Он лингвист, переводчик с английского и китайского языков. Сейчас служит в Военной академии сухопутных войск в Москве.
– Мечтает стать генералом?
– В первую очередь он хочет быть профессионалом в своем деле. Он же мужчина…
– Военные династии – насколько частое это явления в наше время?
– Примерно у шестидесяти процентов офицеров отцы – военнослужащие. И дети, как правило, тоже выбирают военную карьеру. Все-таки это такая работа, которую делаешь не за деньги (они не такие существенные), а во имя какой-то идеи. В семьях военных ее впитывают буквально с молоком матери.
– Как изменилась армия за годы вашей службы?
– Очень сильно. Я начинал службу в 1976 году, в период застоя. Но тогда среди моих сверстников, одноклассников не было никаких разговоров о том, что кто-то не пойдет в армию. Такая была система воспитания: все твердо знали, что защищать государство – священная обязанность каждого мужчины. До 1989 года призывников, то есть совсем мальчишек, отправляли в Афганистан, и два года они проводили на настоящей войне – потому что так понимали свой воинский долг. Все проблемы появились уже в 90-х, после распада СССР. Тогда уже появились первые уклонисты и беглецы.
– Неужели в Советской Армии не было всего того, за что ругают армию Российскую – дедовщины, издевательства со стороны офицеров?
– Отношения, конечно, были всякие. И проблемы возникали. Это же мужской коллектив, так что какие-то стычки, соперничество были неизбежны. Но вот каких-то отдельных землячеств не было точно. И такой махровой дедовщины тоже. Это все возникло потом, когда в стране поменялась система ценностей. На людей в погонах стали смотреть, как на касту изгоев. Про то, что "есть такая профессия – Родину защищать", говорилось исключительно с издевкой. Дошло до того, что в Москве офицерам запретили ездить на службу в форме, чтобы не провоцировать "мирное население". Потому что могли подойти и плюнуть или сказать что-то обидное. В казармах у призывников тоже все изменилось. Раньше приходили ребята – и это была одна команда. А потом стало так, что каждый сам за себя; кто сильнее, тот и прав. Но это не только в армии, это во всей стране так было.

В армию – по конкурсу
– А что происходит в армии сейчас?
– Примерно с 2000 года начались положительные изменения. Государство стало обращать внимание на армию, повернулось к ней лицом. Понемногу возрождается идеология, направленная на любовь к своему Отечеству. В школах появились отличные классы для занятий ОБЖ: макеты оружия, полосы препятствий, даже свой тир, как в школе №36. Занятия ведут офицеры запаса, которые умеют найти общий язык с детьми. И сознание призывников начало меняться. За последние три-четыре года количество ребят, которые действительно хотят служить, выросло в разы. При этом часто это люди, уже получившие высшее образование. Раньше они до 27 лет прятались, шли отсиживаться в сельских школах, в деревенских больницах. Теперь они идут на призывной пункт. А все это потому, что в стране появились умные законы. Например, в милицию, в спасательные службы, в разные силовые структуры принимают на работу только тех, кто уже отслужил в армии. Исключение делается только для выпускников ведомственных вузов.
– То есть проблемы с призывом, можно сказать, прекратились?
– Больше того, сейчас уже существует конкурс. Мы можем выбирать только тех, кто подходит по состоянию здоровья, а не брать всех подряд, как бывало раньше. Теоретически в настоящий момент мы можем призвать больше парней, чем нужно Вооруженным Силам.
– А говорят, там кормят плохо…
– Загляните в любую часть владимирского гарнизона – кормят там, как на убой. Сравнивая армейскую кухню в 80-х годах и сейчас, я вижу, что количество и качество еды увеличилось в разы. Когда я пошел в армию, главным компонентом меню была перловка. Еще давали гречку, но очень-очень редко. Свежего мяса тоже почти не было, только тушенка. А сейчас в столовых на выбор предлагают два-три вида супов, вторых блюд, салатов. Солдаты получают сыр, кофе, фрукты, сладкое. Во времена моей молодости так кормили разве что в спецподразделениях и воздушно-десантных войсках, то есть элиту. А нам на стол приносили общий бачок на десять человек, по команде дежурный разливал содержимое, и мы ели то, что оказывалось в тарелках. Сейчас солдатам разработали даже улучшенные сухие пайки для полевых условий, причем рацион отличается в зависимости от местности и специфики выполняемых заданий. И при этом в каждой коробке с пайком лежат салфетка, конфетка и витаминка. Так что на еду, по-моему, никто уже не жалуется.
И досуг организован не так, как в былые времена, когда из всех развлечений в части была ленинская комната с черно-белым телевизором, который еще не всегда работал. Теперь и в комнатах досуга, и в спальных есть ТВ, видео, DVD-проигрыватели. В каждой части – интернет-класс: хоть письма пиши, хоть через веб-камеру общайся. Мобильные телефоны тоже у каждого есть – звони родителям хоть десять раз на дню.

От мам подальше
– Интересно, а где предпочитают служить владимирские призывники? Поближе к дому или наоборот?
– Сейчас у большинства призывников отношение такое: "Если я все-таки иду служить, я хочу запомнить это время". Девяносто процентов просится или в Президентский полк, или в ВДВ, или в ВМФ. Чтобы почувствовать себя военным человеком, парни стремятся уехать подальше от дома. Потому что когда раз в неделю приезжает мама – молодые ребята это без энтузиазма воспринимают.
– По-вашему, что лучше – всеобщая воинская повинность или профессиональная армия, в которой служат только по контракту?
– Должен быть смешанный принцип комплектования: в частях, где есть постоянная боевая готовность, – только по контракту. Во вспомогательных частях – по призыву. В конце концов, год службы – это просто смешно. Поэтому солдат-срочников сейчас учат только самым простым специальностям – на мотористов, пулеметчиков, разведчиков. Та же военная техника – она становится все более сложной, для нее требуются профессиональные знания, которые нельзя получить за полгода. Так что приходится создавать центры, где проходят переподготовку контрактники.
– А если человек на самом деле не хочет в армию? Надо ли его заставлять?
– В Конституции написано, что военная служба – это обязанность каждого. Впрочем, для самых убежденных пацифистов есть альтернативная гражданская служба. Но туда что-то никто не стремится. За три года во Фрунзенском районе не было подано ни одного заявления.
– 23 февраля, в День защитника Отечества, который вырос из Дня Советской Армии, по традиции поздравляют всех мужчин – вне зависимости от того, служили они или нет. Вам никогда не бывает обидно?
– Нет. Ведь если наступит суровое военное время, в армию попадут даже те, кто ни разу не надевал погоны. В принципе, любой мужчина – это защитник и опора. Так что правильно, что поздравляют всех. Это, можно сказать, аванс на всякий случай.

Валентина Кудрявцева
фото автора и из архива В.Лебедева

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике