Жизнь за ерша

Для вступающего на лед озера или реки главное правило - осторожность. Именно о ней все время забывают беспечные рыбаки, ездоки и ходоки. О последствиях такой небрежности расскажут записи...

Для вступающего на лед озера или реки главное правило – осторожность. Именно о ней все время забывают беспечные рыбаки, ездоки и ходоки. О последствиях такой небрежности расскажут записи в больничных листках. Или в некрологах.

Рыбалка пуще неволи
Зимой 2008-го на водоемах Владимирской области утонуло 7 человек, 2007-го – 8. Среди погибших и рыболовы, и дети – они первыми пробуют лед на прочность, и просто желающие перейти с берега на берег самой короткой дорогой. В этом году произошло три несчастных случая, но пока обошлось без жертв. Правда, это только официальная статистика: люди проваливаются под лед гораздо чаще – они выбираются или сами, или с чьей-то помощью.
Владимир Панькин, рыбак с двадцатилетним стажем, на своем счету имеет несколько таких случаев. "Раз восемь проваливался по пояс. Однажды весной на Волге ушел с головой. Хорошо, соседи-рыбаки не дали пропасть, бросили веревку и вытащили. Тогда я сидел на берегу, трясся и думал: на зимнюю рыбалку? Да никогда больше! Потом согрелся, оклемался. Через неделю поехал рыбачить снова".
Рыбаки – это отдельная история. Часами сидеть на морозе ради десятка некрупных рыбешек? Легко! Для настоящего, заядлого рыбака главное даже не улов, а адреналин – то чувство, которое испытываешь, когда начинает дергаться поплавок. Именно ради него по выходным любители подледного лова собираются в присмотренных "клевых" местах. Именно ради него пренебрегают простыми соображениями безопасности: не выходить на лед, пока он окончательно не окреп, не сверлить десяток лунок на квадратный метр, не собираться толпой в том месте, где повезло одному.
– Для человека безопасным считается лед толщиной больше десяти сантиметров, – рассказывает Сергей Ледин, главный государственный инспектор ГИМС МЧС России по Владимирской области, – но есть еще несколько моментов: так, прочность льда ослаблена в устьях и притоках рек; в местах быстрого течения или бьющих под водой родников; вблизи деревьев, кустов и зарослей камыша. Легко трескается лед со вмерзшей травой и водорослями. Опасно рыбачить там, где предприятия сбрасывают сточные воды. Кроме того, если температура воздуха больше трех дней подряд поднималась выше ноля, прочность льда снижается на 25 процентов!
Возле тех водоемов, где есть риск для жизни рыболовов, местные власти должны устанавливать предупреждающие таблички. Практика показывает, что такими аншлагами обычно пренебрегают: либо чиновники, либо сами рыбаки. На Клязьме в районе спасательной станции под грозным плакатом "Выход на лед запрещен" устроились не меньше пятнадцати ловцов адреналина. И это в будний день – по выходным рыбаков собирается гораздо больше. Наказать их за риск практически невозможно.

"Холодные" точки
Другое дело, если возникает угроза для безопасности нескольких человек – например, когда на лед выходят машины. Не так давно спасатели добились изменений в областной "Закон об административных правонарушениях", так что теперь нерадивых ждет штраф: до 500 рублей – для физических лиц, до 5 тысяч – для административных и до 50 тысяч рублей – для юридических лиц.
Инспекторы ГИМС еженедельно по нескольку раз проверяют "холодные точки" области. Больше всего нарушителей, как правило, на Клязьме, на Оке возле Мурома, на озере Урвановское в Меленковском районе. Правда, максимум, что могут сделать спасатели, – попросить рыбака убрать машину со льда. Штрафовать – компетенция милиции или уполномоченных местной администрацией.
– Я считаю, что разовые штрафы – не самая убедительная мера, – говорит Сергей Ледин. – Результат может наступить только при постоянном воздействии со всех сторон: чиновников, милиции, журналистов. Люди должны усвоить две вещи: нельзя выезжать на машинах на лед в неположенном месте – это раз. Нарушивший это правило будет осужден – если не властью, то своими же соседями и товарищами, – это два.
Возле заводи у старого моста в Пенкино (рыбаки называют ее "букля"), куда мы приезжаем с субботней проверкой, стоит больше машин, чем у иного ночного клуба. Только здесь – совсем другая вечеринка. На льду с удочками сидят около сотни человек. Некоторые поставили палатки: от пятнадцатиградусного мороза они не спасают, зато защищают от ветра. На этот раз все машины поставлены на берегу, поэтому спасатели ограничиваются предупреждением по мегафону, а затем раздают рыбакам листовки: как нужно действовать, если ты провалился под воду. Честно говоря, большинство это знает и так. Самые опытные рыбаки всегда носят с собой веревку и два длинных гвоздя – чтобы было, чем зацепиться за лед в случае несчастья.
– Сегодня я оставил машину у деревьев, потому что там было свободное место, – объясняет рыбак Дмитрий Ермошкин. – Когда народу на букле много, иногда приходится выезжать и на лед. Я считаю – ничего страшного. Толщина льда здесь больше двадцати сантиметров – проверял буром. У берега, думаю, промерзает до самого дна, так что машина не провалится точно.
– Если лед у берега расколется – а такое очень вероятно, если стоит не один автомобиль, а десяток, – трещина может пойти дальше по водоему, и тогда людям будет очень трудно и опасно выбираться, – предупреждают спасатели.
Собравшиеся в Пенкино рыбаки жалуются на плохой клев, но упорно ждут удачи. Кстати, зимний улов – если он есть – идет вовсе не на уху. Рыбешку поменьше выбрасывают на лед, покрупнее – относят домой и скармливают домашним питомцам. На реку к лункам иногда выбираются окрестные коты, но мерзлые ершики и окуньки не интересуют даже их. Хитрые животные предпочитают не рыбу, а мясо – например, колбасу из рыбацких припасов.

Жаркий лед
На самом деле автомобили рыбаков – меньшее из зимних "ледовых" зол. Очень редко кто-то из них выезжает в центр реки или пруда, чтобы удить рыбу, не вылезая из теплой кабины. Чаще всего те, кто рассчитывает провести на льду несколько часов, не хотят привлекать ненужного внимания властей: профилактические рейды приносят свои плоды.
Гораздо хуже "массовые катания" – например, если где-то авто-владельцы решат, что проехать из пункта А в пункт Б напрямую по льду реки быстрее, чем через мост. Вообще-то такое разрешено только в тех местах, где оборудованы официальные переправы. Это дело ответственное: нужно ежедневно измерять толщину льда (только для легковушки она должна быть не меньше 23 сантиметров в мороз и не меньше 32 сантиметров – в оттепель), следить за дистанцией между машинами на переправе, укреплять ледовую дорогу досками или лапником. У нас в стране такие переправы есть разве что в Сибири и на Дальнем Востоке. Во Владимирской области нет ни одной!
Нарушения при этом бывают каждый год. Последний случай – на Оке: когда встала паромная переправа, автомобилисты рванули с муромского берега на навашинский прямо по льду. Сейчас власти срочно решают, что делать.
– В этом самом месте нелегальные переправы возникают регулярно, – говорит Сергей Ледин. – В прошлом году спасатели своими руками ставили насыпь, чтобы помешать выезду машин на лед. Правда, надолго водителей она не сдержала. Еще одна мера – выставить пост ГАИ. Но тогда автомобилисты начинают штурмовать Оку на километр-другой дальше.
Но самый вопиющий случай произошел в Гусь-Хрустальном районе: местные власти не придумали ничего лучшего, чем устроить на льду детские соревнования по картингу. То, что никто не пострадал, – чудо, говорят спасатели. Двум столичным владельцам снегоходов, на прошлой неделе решившим проехаться по замерзшей Москве-реке, повезло гораздо меньше: в итоге три человека оказались в воде. Во Владимирской области снегоходы тоже появляются. Спасатели обещают внимательно за ними приглядывать.

Александр СОБОЛЕВ
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике