Баба Женя, зажигающая свет в Бабиковке

История деревни, где 15 лет прописана одна-единственная жительница, насчитывает несколько столетий. Имелась своя земская школа, а деревенской достопримечательностью была большая ветряная мельница, моловшая муку сразу на несколько селений...

История деревни, где 15 лет прописана одна-единственная жительница, насчитывает несколько столетий. Имелась своя земская школа, а деревенской достопримечательностью была большая ветряная мельница, моловшая муку сразу на несколько селений Всегодической удельной волости.

В деревне Бабиковке, в одиннадцати верстах от Коврова, население которой когда-то состояло из полусотни человек, сегодня постоянный житель (если не считать приезжающих на лето дачников) всего один. Точнее – одна, 80-летняя Евгения Васильевна Петрова.
Тетя Женя, как ее называют приятельницы из соседних деревень, в Бабиковке за всех: за старосту, за участкового, за завхоза. В ее ведении уличное освещение – два фонаря на разных концах деревни. Вечером надо свет включить, утром – выключить. Окрестные хулиганы, пьяницы и прочие маргиналы – любители навестить пустующие зимой дома – Бабиковку обходят стороной: Евгения Васильевна бдительно следит за порядком не только на своем подворье, но и во всей деревне, и никого не боится. А верный Джек ей в том подмога: чужого увидит – сразу заходится грозным лаем, только что с привязи не срывается:
Поперек заснеженной сельской улицы устроено целое заграждение с приспособленным старым дорожным знаком – машина не пройдет. Правда, почему-то знак "уступи дорогу", а лучше бы подошел "кирпич" – мол, тебе, чужой человек, сюда ход закрыт! Впрочем, заезжим шоферам, которые порой заворачивают в деревню (рядом проходит шоссе Шуя – Иваново), бесстрашная обитательница Бабиковки всегда и водички нальет попить, и совет какой даст.
Родом Женя Лебедева из деревни Шеплово – той же Всегодической волости. Отец, Василий Егорович, помимо крестьянского труда занимался портняжничеством. Для Всегодической округи это была своя, "фирменная" специализация. У волостного центра села Большие Всегодичи имелось даже второе неофициальное название – Стеголицы, от слова "стегать". Секреты портновского ремесла передавались по наследству чуть ли не со времен Екатерины II. "Спинджаки" и "сибирки" местной работы расходились почти по всей России. В XX веке портновский промысел уже был в упадке. Но Василий Лебедев успел походить на зимние заработки в составе артели земляков.
Сама Евгения работать начала с 12 лет в местном колхозе. "Дергала" лен, ворошила сено.
– Все работы выполнялись вручную, – вспоминает Евгения Васильевна. – Конная молотилка тогда нам казалась едва ли не чудом техники: В войну и вовсе тяжело приходилось. Время было голодное. Выручали свои коровы. Мама научила меня доить еще в детстве. Даже не помню, когда первый раз подоила корову. Кажется – всегда умела!
Памятью о тех годах остались медали, из которых самая ценная – "За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны".
А 60 лет назад в судьбе Жени Лебедевой произошла крутая перемена. Она вышла замуж за крестьянского паренька Алексея Петрова и переехала к нему, в деревню Бабиковку. Петровы были коренной бабиковской фамилией. Свекор Павлин Иванович Петров – когда-то лихой солдат царской службы, получивший несколько медалей от государя-императора, – всю жизнь хранил старую фотографию, на которой был запечатлен с однополчанами, включая "их благородий" господ офицеров. За такое "старорежимное" фото в годы сталинских репрессий запросто можно было угодить в лагеря, но снимок в семье Петровых сберегли до наших дней.
Брак Алексея Петрова с Евгенией Лебедевой оказался счастливым. Родилась дочка Галина. Супруг работал полеводом в колхозной бригаде. А еще очень любил технику и хорошо разбирался в ней. Он первым в деревне купил мотоцикл "Ковровец" ("первенец" завода имени В.Дегтярева) и на зависть соседям лихо катал и жену, и родню. Кстати, племянник Алексея Павлиновича Вова Петров благодаря дяде навсегда "заболел" мотоциклом, стал известным мотокроссменом, а впоследствии получил признание и уважение как незаменимый тренер мотобольной команды "Ковровец" – лидера отечественного мотобола.
Однако семейное счастье оказалось недолгим. Когда Петровы ждали рождения второго ребенка, муж неожиданно тяжело заболел. Медики были бессильны. 28-летний, еще вчера полный сил и здоровья мужчина угасал буквально на глазах. По почти мистическому стечению обстоятельств он умер в тот самый день и час, когда появилась на свет его младшая дочка Антонина: Позже Евгения Васильевна еще пыталась заново создать семью, но не сложилось. Правда, дочек у нее стало три: к первым двум еще прибавилась Елена. Их всех она вырастила, выучила и, как говорится, "вывела в люди". Да и сама выбилась в начальники.
Инициативную, ответственную, грамотную (Евгения окончила семилетку – значит, по деревенским меркам конца 1950-х, уже "ученая"), ее назначили управляющей Шмелевским отделением совхоза "Гигант" – в то время одного из крупнейших хозяйств Ковровского района. В ведении Евгении Васильевны Петровой находилось 1200 гектаров пашни и сенокоса, 8 ферм и более 100 человек – сразу несколько бригад животноводов, полеводов и механизаторов. Летом, в страду, рабочий день был от рассвета до заката.
– Бывало, утром, еще затемно, пригонят мне совхозную лошадь к дому, – вспоминает Евгения Васильевна. – Электричество-то долго у нас в деревне не появлялось, керосиновая лампа была вместо "лампочки Ильича". Пока печка топится, запрягу лошадку в тарантас, и – вперед! А зимой на санках свои владения объезжала. Сама и за кучера, и за председателя.
Медалей и грамот с той поры у Е.Петровой осталось множество: "Победителю соцсоревнования", "Лучшей по профессии", "Ударнику коммунистического труда". И как эта удивительная женщина умудрялась везде успевать? Находила время и детей растить, и на собственном подворье управляться. Держала двух коров, поросят, птицу (с последней коровой пришлось расстаться лишь четыре года назад – возраст и хвори причиною). А еще Евгения Васильевна всегда умела найти подход к людям, поговорить по душам, пользовалась огромным авторитетом в округе. До сих пор в администрации Малыгинского сельского муниципального образования о ветеране отзываются с большим уважением и хорошо помнят ее заслуги. А местные дачники называют Евгению Васильевну ангелом-хранителем деревни, желая ей сил и долголетия.
Баба Женя – старейшина многочисленного семейства. У нее 4 внучки и внук, а также 4 правнучки. Старшей из правнучек Марии уже девятнадцать. Глядишь, скоро прабабушка из Бабиковки поставит рекорд района – станет едва ли не единственной в округе прапрабабушкой. Часто по выходным в деревенском зеленом домике под номером 7 у своей мамы, бабушки и прабабушки собирается вся родня. Уже тесновато получается, но места все равно хватает всем!
– Перебирайся к нам в город! – много раз предлагали Евгении Васильевне дочки и внучки.
– Куда же я поеду? – машет рукой в ответ последняя жительница Бабиковки. – Здесь все свое, родное. Шестьдесят лет тут прожила и отсюда – никуда!
Всю свою долгую трудовую жизнь Евгения Васильевна стремилась жить по совести. В душе всегда оставалась верующей, православной. Будучи членом партии (а иначе начальству, хоть и совхозному, тогда не полагалось), не боясь сурового наказания, тайком крестила в сельской церкви в Больших Всегодичах своих дочек, а потом и внуков, хотя сама в храм почти не заглядывала. Раньше нельзя было, а теперь – далеко, за несколько километров добираться уже не по силам. Хотя икона в доме висит, как положено, в "красном углу".
Ветеран труда, проработавшая более полувека в полеводстве, Е.Петрова не может спокойно смотреть на зарастающие бурьяном невостребованные поля, когда-то столь ухоженные, в том числе и ее не знающими праздности руками. Да и нравы нынешние ей не по сердцу.
– Раньше двор никогда не закрывали, ключ от дома на столбик клали. На ночь двери тоже не запирались. Жили, может, и не очень зажиточно, но честно и дружно! Пора бы молодежи взяться, наконец, за разум, повернуться лицом к земле-кормилице. Работать надо побольше, а гулять – поменьше! Глядишь, и возродятся деревни.

Николай ФРОЛОВ
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике