Философия бетонных коробок убивает

Владимирские пригороды - Сновицы, Немцово, Богослово, Сельцо... У горожан еще есть возможность (пока) пройти через громады многоэтажек и увидеть эталон средней России с ее полями, перелесками "гребешком", малыми...

Владимирские пригороды – Сновицы, Немцово, Богослово, Сельцо…
У горожан еще есть возможность (пока) пройти через громады многоэтажек и увидеть эталон средней России с ее полями, перелесками "гребешком", малыми реками. У этих мест, которые поглотят в будущем новостройки областного центра, есть своя экология, впрочем, как есть она
и у самого города.

Но Владимир растет, крепчают его железобетонные мышцы, связываясь арматурными костями и проволочными сухожилиями с бывшими дворами и пустырями. Старое дерево, куртина травы, запущенный кустарник становятся в современном городе анахронизмом – досадной и мешающей мелочью. Природа – это хорошо, но, по мнению многих, она в городе должна лишь украшать наш суетный мир, должна "подчиняться", но никак не "требовать".

Армия косцов
Однако законы природы неумолимы, и для того, чтобы старой липе прожить еще долгую жизнь, нужны определенные условия, как нужны они и бурьяну из донника, и совершенно заросшему пруду. Горожане, думаю, согласятся, что грустно жить среди геометрических и псевдобарочных линий многоэтажек, а машин с каждым годом становится все больше и они тоже требуют не только "бензиновой крови", но и земли под свою "тушку".
А можно ли достичь какого-то равновесия в этих отношениях? Чтобы было все: и отставшая от своей лесной армии сосна, и многоэтажка, и даже новый джип? Здесь уже срабатывают другие механизмы культуры человеческого общества. Совсем зрелые, но не мудрые люди могут поджечь смолу на этой чудом сохранившейся сосне, а поживший и зачастую седой дядя ночью подпилит ее, обеспечив гарантированную стоянку своему сокровищу под окнами квартиры. Но это частные случаи. Мы сейчас о другом – о том, насколько продумана политика сохранения объектов природы в городе.
Почему, к примеру, у нас запрещено расти траве? Откуда эта армия косцов, что, закрыв лицо пластиковым забралом, методично, в течение всего лета, ведут наступление по всем фронтам газонов и городских парков? Охрана труда требует забрала из оргстекла, и правильно – из-под кос летит мусор, от которого спешащим на работу владимирцам порой приходится уворачиваться. Зачем эта кипучая деятельность, ведущаяся с мая, когда трава только появляется, по октябрь? Сколько квадратных метров зеленого покрова (заметим, бесценной площади в городских условиях) срезается, измельчается, разбрасывается, образуя затем желтые пролежни в результате скопления зеленой массы? Косец, стремясь аккуратно обработать куст, травмирует кору приземной части, и, как итог, вместо коры – "мочало наподобие льна" и отличная дорога древоразрушителям прямо в сердце растения.
Какой европейской культуре ведется подражание? Где вы – пижма, герань луговая, мятлик, клевер, лисохвост и другие? Вам не дают отцвести и разбросать семена, вы обезличены, затоптаны, "кастрированы". Хотя, вроде бы, всем понятно, что одно дело – сеяный газон, а другое – газон, подогнанный под сеяный. Мы не хотим сказать, что косить не нужно, но ведь есть сроки: оптимальные – третья декада июля, когда семена созрели (у наших предков – на Петров день, 12 июля).
Город вложил деньги в реконструкцию парка "Липки". Хорошее дело, нужное. Но сколько средневозрастных деревьев там срезали в течение последних лет? И это были не санитарные рубки – многие тяжелобольные деревья оставлены. По какому принципу ведется формирование крон деревьев во дворах и на улицах? Ведь современная бензопила – серьезное оружие, и плохо, когда им орудует хоть и работящий, но несведущий человек. Сейчас мы только растрачиваем тот зеленый ресурс, который оставил нам в наследство трест "Горзеленхоз". Ведь город занимал одно из первых мест по озеленению и зеленым насаждениям, только за 1971 год было высажено 236 тысяч деревьев и кустарников!
Пищевая цепочка – это очень строгая взаимо-связь. Нет цветущих растений – нет и бабочек, пчел, мух журчалок, ктырей. В последнее время редко встретишь на улицах крушиницу, крапивницу, дневного павлиньего глаза (последнего увидишь разве что на цветниках)… Редкостью во Владимире стали прежде обычные стрекозы кроваво-красные, шмели, жужелицы садовые, уховертки обыкновенные. Из-за сведения великовозрастных деревьев сложно прожить и загнездиться в городе традиционному певцу парков – зяблику, зеленушке и большой синице. Заболевшие деревья, как правило, не лечатся. Трутовые грибы – обычное явление на наших рябинах, липах и других деревьях. А ведь это "кормовые" растения: именно их плодами кормятся кочующие зимние крылатые гости города – свиристели и снегири. Проблема больных деревьев в нашем городе решается радикально, но пила в этом случае – такое же средство, как и топор от головной боли у людей.

Спасаем природу… по телевизору
По телевидению нам иногда показывают кадры, как люди спасают животных, попавших в беду. Чаще всего это зарубежные съемки. Вот отмывают птиц, покрытых грязной черной пленкой после нефтяной аварии. Вот пытаются оттащить на глубину выбросившихся на берег китов. Мы умиляемся. Сопереживаем. А ведь помогать природе можно не за тысячи километров от дома, а во Владимире.
Пример. Городское водохранилище "Содышка". Там недавно велась реконструкция плотины. Дело, безусловно, благое, стратегическое. Через шлюзы спустили часть воды водохранилища, зеркало открытой воды уменьшилось, сместилась и береговая линия, многие заливы сильно обмелели. Кто подумал о водных медленно передвигающихся беспозвоночных, в первую очередь, моллюсках? Никто! Многочисленные брюхоногие и двустворчатые не успели отползти на глубину – конец известен. В результате массовой гибели обитателей водоема выиграли только серые вороны, стаями пировавшие на бывших заливах. Вот далеко не полный перечень видов, найденных на берегах: прудовик обыкновенный, прудовик ушастый, катушка роговая, перловка обыкновенная, беззубка лебединая…
Счет особей идет на тысячи. Да, конечно, нужно было организовать сбор моллюсков и их перемещение на глубину – это бы значительно сократило потери. Наверное, где-нибудь в "альтруистических" странах так и сделали бы. Тем более что двустворчатые – уникальные биофильтры наших пресных вод. А у нас? Признаемся честно, если бы нашелся активист, который призвал бы владимирцев спасать улиток и ракушек, большинство горожан, вероятно, покрутили бы пальцем у виска. Равнодушие – это причина многих бед.
По чьей воле частично засыпан пруд между общежитием политехнического университета и столовой того же вуза? Ведь там многие годы выводят птенцов кряквы и камышницы, отмечена лысуха. Строительство на сильно обводненных суглинках безответственно, так зачем же засыпают пруд и обедняют городской ландшафт? Овраг на улице Белоконской – бывшие "соловьиные места" и опытные сады Новоалександровского совхоза-техникума. Опять странное строительство, засыпан ручей, несший в основном сточные и ливневые воды, и вот результат – зловонная в летнюю пору заводь, подтопленный ивняк, есть и вероятность оползней.

Нужна Красная книга Владимира
Природные объекты, вкрапленные в городской ландшафт, должны стать для людей местами отдыха, а для ряда видов животного мира – местами уединения. Создание искусственных биоценозов – дело долгое, хлопотное и дорогое. Почему же совершенно не ценятся настоящие, сложившиеся веками? Мы не питаем иллюзий относительно того, что соловьи будут петь у нас на балконах, а над крышами по весне потянут вальдшнепы. Многие виды вынуждены будут исчезнуть и уступить свои места обитания людям. Но ведь есть многие виды животных, способных переносить сильную антропогенную нагрузку: чтобы в этом убедиться, достаточно открыть Красную книгу Москвы.
Владимир – древняя столица Руси, по видовому разнообразию животных не уступает столице современной, тем более что нынешние, расширенные границы города простираются теперь на многие километры по лесным массивам. Вот только своей городской Красной книги у нас нет. А ведь выживаемость животных и растений зависит именно от понимания необходимости их охранять, от нас. И наоборот, от степени сохранности природы зависит наше физическое и психическое здоровье. И если мы не спохватимся уже сейчас – наши дети будут жить совсем в другом мире, – где много бетона и стекла, но нет места снегирю или бабочке…

Денис Дуденков, Виктор Сербин, сотрудники отдела "Родная природа"
Владимиро-Суздальского музея-заповедника.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике