Грязная работа или чистый подвиг?

Молодые женщины убирают за немощными стариками в деревенской глуши за зарплату в 3,5 тысячи рублей. Почему они это делают?

Молодые женщины убирают за немощными стариками в деревенской глуши за зарплату в 3,5 тысячи рублей. Почему они это делают?
Во Владимирской области немало деревень, где до сих пор нет газа, водопровода, телефонов, асфальтированных дорог. Жизнь в этих селениях словно остановилась много лет назад. Там доживают свой век старики – среди заброшенных изб, в болезнях и одиночестве. Единственные, кто помогает им нести этот крест, – сотрудницы службы социальной помощи на дому.

В Ковровском районе молодые женщины самоотверженно ухаживают за больными деревенскими стариками. Местной службе надомного социального обслуживания удалось создать в глуши коллектив, где средний возраст сотрудниц – 32 года. Причем <сестер милосердия> жизненные обстоятельства как будто не печалят. Девушки без сожаления тратят лучшие годы своей жизни на немощных, престарелых и одиноких.

Тест на профессиональную пригодность
Критерии отбора в службу объясняет заведующая комплексным центром социального обслуживания населения по Ковровскому району Юлия Саблина (кстати, ей самой 32 года):
– Есть этические качества, без которых человек просто не сможет работать в нашем центре. В стандартах работы по обслуживанию на дому даже прописаны отношения работника к <подопечным>. Это честность, ответственность, доверие. Ведь наша цель – обеспечить старикам комфортное проживание дома, насколько это возможно в глухих деревнях. Поэтому работать у нас могут только женщины особых личностных качеств – искренне готовые помочь, умеющие сопереживать. Все, кому это не дано, быстро уходят.
Подбор кадров и работу в деревнях организуют руководители структурных подразделений центра. Во всех сельских поселениях есть отделения службы помощи на дому. Руководитель одного из таких отделений Нина Сотникова определяет свою задачу как <тест на совместимость>:
– Я подбираю каждой старушке <идеальную пару>. Социальный работник и его <клиент> должны найти общий язык, привыкнуть друг к другу. Если это происходит, они уже как родные люди.
– Кроме психологии, важна еще выносливость и терпеливость работницы. Ведь этот труд – физически очень тяжелый, хотя профессия чисто женская, – добавляет Елена Малинина. Елена в свои 27 лет тоже руководитель одного из <надомных> отделений района.

Бедные помогают бедным
Видимо, социальное обслуживание на дому как раз та сфера, где люди работают не ради занятости, а по призванию. Иначе чем можно объяснить, что молодые здоровые девушки выполняют тяжелую грязную работу за мизерную даже для деревни зарплату – 3,5 тысячи рублей?
– Старики очень доверчивы и ранимы, – рассказывает Нина Сотникова. – Они словно остались в прошлом веке, живут другими ценностями. Не понимают, откуда сейчас такой разрыв между богатыми и бедными, дальше своего порога теряются. Наши социальные работницы – тоже из ближайших деревень. Несмотря на молодой возраст, они понимают ценности старшего поколения, разделяют беды стариков, уважают их возраст. Как ни странно, этим девушкам действительно не важна зарплата. Они готовы заботиться о ближнем, трудиться. Не зря говорят: бедные всегда помогают бедным!
По дипломам у <надомных> сотрудниц разные профессии – медсестры, юристы, повара, психологи, экономисты, педагоги. Многие их односельчанки уехали жить и работать в город. А <сестры милосердия> почему-то согласны трижды в неделю ходить за больными стариками – убирать в чужом доме, лечить, утешать, терпеть возрастные капризы. Носить старикам воду, дрова, продукты, лекарства, пенсию, газеты и обязательно – хорошее настроение.

Любовь и милость к людям
Самой трудной территорией Ковровского района в социальной службе называют деревню Крестниково. Туда не ходят автобусы – дорог как таковых нет, провести газ и водопровод тоже <ландшафт> не позволяет.
В Крестниково около трехсот изб, но многие необитаемы. Валентина Яшурина живет на окраине деревни, вокруг одни нежилые дома, зато колодец рядом. В Крестниково она родилась и состарилась. Работала на ковровском заводе имени Дегтярева, воспитала троих детей. Одна из ее дочерей живет в Коврове, за каких-то 50 км, но уже шесть лет не появляется и не пишет. Социальный работник Людмила Щелкова и медсестра Любовь Нагорнова – все, с кем общается пожилая многодетная мать.
Любовь и Людмила – в именах женщин будто уже заложены качества, важные для их профессии. Третий год медсестра и соцработник вместе на велосипедах ездят к <подопечным> в Крестниково из соседней деревни Сарыево Вязниковского района. Зимой добираются пешком по сугробам за 10 км. Любе 29 лет, Люде – 35. У второй клиентки надомных работниц, 79-летней Марии Стениной, дом далеко от водокачки.
– Золотые девчонки! – говорит бабушка. – Воду флягами мне тащат на тележке, зимой – на санках. Дороги чистят сами. У нас тут как на Колыме! Наглухо заметет, никто про нас не вспомнит. Магазин и тот открывается раз в неделю, в <хлебный день>. Хорошо еще почта работает. Куда мы тут столько живем?
– Это разве возраст! – улыбается Любовь. – У нас самой старшей подопечной 92 года.
И тихо объясняет: эта бабушка похоронила дочь, а ведь нет больше горя, чем пережить собственных детей. Вот и утешают ее, как могут.
Дома Любовь и Людмилу ждут свои семьи, дети. Но до вечера надо навозить воды, отнести продуктов и померить давление еще десятерым старушкам.

86 лет одиночества
Третья <подопечная> Люды и Любы, 86-летняя Вера Иванова, тоже пережила своих сыновей-близнецов. Четверо ее внуков живут в Москве, в Крестниково не ездят. Хотя двоих из них бабушка вынянчила на руках.
Вера Ксенофонтовна рассказывает о внуках с гордостью: старший стал художником. И вдруг снимает со стены карандашный рисунок и плачет. На картинке заснеженная изба и старушка, идущая по тропинке к воротам.
– Вот, меня внучок рисовал! – старушка прижимает к себе клочок бумаги и обливается слезами. – Я уж и снимала со стены картинку, вспоминать не могла, и снова вешала. Теперь одна:
Социальные работники успокаивают бабушку. Провожая гостей, Вера Ксенофонтовна угощает их яблоками с огорода:
– Без <молодильного> подарка не отпущу. А мне куда столько?

<Прощай, молодость> – на все случаи жизни
К сожалению, надомное обслуживание для многих деревенских стариков – не подарок. За услуги медсестры и соцработника им приходится платить. По закону, эта плата должна составлять 25% от разницы между размером пенсии старика и величиной прожиточного минимума пенсионера нашего региона (3766 рублей). Поэтому платит каждый по-своему, в зависимости от размера своей пенсии.
Если пенсия ниже минимума, обслуживание бесплатное. Кому-то приходится перечислять пять рублей в месяц, кому-то полторы тысячи. Но старики не считают этих денег. Без помощи медсестры и соцработника они своей жизни не представляют.
В жару, мороз, дождь и слякоть Люба и Люда обихаживают крестниковских старушек, буквально не щадя себя. Чтобы как-то облегчить им труд, центр социального обслуживания обязан выдавать сотрудницам спецодежду и инвентарь. Решением областных чиновников утвержден минимальный набор <на все случаи жизни>. Каждой девушке на три года положены куртка, полиэтиленовый дождевик, резиновые сапоги, тапки и бурки <прощай, молодость>.
<Сестры милосердия> не жалуются. Но в наш разговор об этом вмешивается одна из их подопечных.
– Как три года отходить по деревне в тряпичных тапках? Они же через месяц никуда не годятся. А эти войлочные бурки – осенью в них сыро, зимой холодно! Я же вижу, как девчонки мерзнут. Дождевики, что им дали, сразу расползлись. А зимой здесь нельзя без валенок. Рукавицы еще им нужны – как таскать дрова голыми руками? А вообще, пусть там <наверху> сделают им, в конце концов, нормальную форму – удобную, носкую и красивую. Они же – жен-щи-ны! – заступается за своих помощниц 80-летняя старушка:

Елена ПЕВЦОВА
Фото автора

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике