А мне летать охота!

Людей всегда тянуло в небо. Есть в этом какая-то романтика, загадочность, адреналин. Фестиваль сверхлегкой авиации (СЛА) и Чемпионат России по СЛА, проходящие с воскресенья на аэродроме Семязино, не...

Людей всегда тянуло в небо. Есть в этом какая-то романтика, загадочность, адреналин. Фестиваль сверхлегкой авиации (СЛА) и Чемпионат России по СЛА, проходящие с воскресенья на аэродроме Семязино, не смогли оставить журналистов "Призыва" равнодушными. Об открытии Чемпионата и Фестиваля мы уже писали в номере от 24 июля. А сегодня – репортаж из поднебесья, где успели побывать журналисты газеты.

Ну почему же мы не птицы!
Хоть раз каждый из нас в своей жизни задумывался, почему людей тянет в небо? Откуда эта тяга к тому, что человек делать не способен? Он умеет бегать, плавать, ползать, но летать… летать он не может.
Не может в силу своих физических возможностей, в отличие от желания подняться в небо и полететь! Желание заставляет создавать немыслимые конструкции, дающие возможность восполнить физические недостатки, несовершенство тела, которое не позволяет нам преодолеть земное притяжение.

Летать – как много в этом слове?
Сверхлегкая, легкая, а порой и вполне тяжелая частная авиация в последние годы развивается весьма бурно. Посетите любой аэродром – там, где несколько лет назад были тишина и запустенье, сейчас вовсю кипит жизнь. Прыгают парашютисты, обучаются курсанты на легких самолетах и вертолетах, летают дельта- и парапланеристы.
Для того, чтоб совершить, например, прыжок с парашютом, нет нужды в течение трех месяцев обучаться премудростям его укладки. Утром приехал на аэродром, заплатил, и в обед ты уже под куполом, а под ногами – 600 метров пространства. Хочешь полетать на самолете за штурвалом, тоже нет проблем, заплати и ощути себя настоящим пилотом.
Так что дорога в небо в наше время стала и проще и сложнее. С одной стороны, полная демократия, с другой – за удовольствие надо платить. И за что платить – тоже выбор большой. Можно приобрести недорогой параплан, и уже после нескольких часов занятий подняться в небо, а можно купить вертолет за сотни тысяч у.е:.

Небесный байкер
Сколько себя помню, я всегда хотела летать. Но реально познакомиться с небом удалось лишь пару лет назад – когда в Кольчугинском районе мне выпала возможность выполнить парашютный прыжок.
Проходящий в Семязино авиационный фестиваль не мог оставить меня равнодушной, но, честно говоря, я поехала на аэродром не только с целью полюбоваться средствами воздушного передвижения. Воспользовавшись своим служебным положением, мне удалось "сесть на хвост" одному из участников Чемпионата СЛА.
Каждый волен выбирать средство воздушного передвижения по вкусу, так же как это делают люди, решая на чем передвигаться по земле: кому-то нравится велосипед с возможностью проехать там, где не ступала нога человека, кому-то мотоцикл с ревом мотора и напором потока в лицо, а кто-то предпочитает сидеть в уютном салоне автомобиля:.
На аэродроме я выбрала мотодельтаплан. Его ещё называют воздушным мотоциклом. Те же два места, сравнительно невысокая скорость и неприхотливость. Кстати, на нем и летают-то в мотоциклетных шлемах.

Я летала не во сне, а наяву
Мотодельтапланерист Александр из Переславль-Залесского мое желание испытать ни с чем не сравнимые ощущения полета понял. Инженер-механик летательных аппаратов и генеральный директор авиатуристической компании "Вольный ветер" сам давно влюблен в небо. У него и фамилия-то птичья – Воробьев. Секрет мастерства управления таким аппаратом – как можно больше летать. Чем больше часов проведено в воздухе, тем квалифицированней пилот.
После плановых соревнований, с которыми, по моему мнению, ас Воробьев справился на все сто (во всяком случае, я болела именно за него), настала очередь моих полетов. Не во сне, а наяву.
Поднялись мы в небо поздно – уже около 9 часов вечера. Собрались быстро (на меня надели шлем, и одолжили куртку – чтобы ветром не продуло), взлетели. Конечно же, мне самой очень хотелось поуправлять крылом мотодельтаплана, но у пилота были планы ещё немного пожить.
Погода всем была ничего, кроме ветра, который "съедал" скорость во время всего полёта. К тому же, я не закрыла забрало на шлеме (чтобы было удобнее фотографировать землю с высоты птичьего полета). Но бороться с ветром нам особенно не приходилось, во всяком случае болтанки я не ощутила.
Полет занял несколько минут. Очень хотелось кричать от восторга, но почему-то было неудобно. В небе мы преодолели несколько километров – внизу проплыли дачи, река Содышка. Душа радовалась: и поля тебе, и дороги – все как на ладони. Вот только огорчало, что в конце всё равно придётся приземляться.
Оказавшись на земле, мы с Александром Воробьевым пожали друг другу руки. Так закончился этот полет, смесь профессионального долга и авантюризма!

Небо очищает людей
Однажды поднявшись в небо и ощутив собственным телом силу набегающего потока, пьянящее чувство полёта, навсегда влюбляешься в это волшебство. Начинаешь с глубоким уважением относиться к тем людям, кто даёт другим возможность оторваться от земли и улететь от будничных проблем, от алчности, зависти и несправедливости.
Ведь паря над землёй, все неурядицы и проблемы кажутся мелочью. Небо очищает людей, давая возможность взглянуть на все по-другому.

Татьяна ЛАПАТИНА.
Фото автора.
г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике