Доктор

ГОРОД И ГОРОЖАНЕ В августе будет 55 лет, как Нина Свириденко пришла в медицину. Нина Георгиевна много лет была главным урологом области, работала в областной больнице. Потом по...

ГОРОД И ГОРОЖАНЕ

Доктор

В августе будет 55 лет, как Нина Свириденко пришла в медицину. Нина Георгиевна много лет была главным урологом области, работала в областной больнице. Потом по семейным обстоятельствам и в силу возраста покинула этот пост и перешла в поликлинику.

Сейчас ей 79 лет, но она не хо-
чет бросать работу: последние 6 лет трудится консультантом-урологом стационарных больных сразу в восьми отделениях больницы "Автоприбор-Точмаш". Нину Георгиевну вызывают, когда у больного есть подозрение на урологические заболевания. Согласно норме, Нина Свириденко должна осматривать 3 человека в день. Но она обычно работает сверх нормы. Бывает, в день выпадает по 13-14 вызовов – и врач ходит на все.
– Я буду работать, пока позволяет здоровье, потому что очень люблю свою работу, – рассказывает Нина Георгиевна. – Я всегда говорю, что же будет, если я уйду с работы, куда денутся мои знания? Три года назад, в 76 лет, я прошла переаттестацию в облздравотделе. Следующая переаттестация будет через 2 года. На нее я уже не пойду, но работать все-таки буду, если будут силы.
На уролога Нина Георгиевна выучилась не сразу. Ее первая специализация – хирургия. Врачом Нина Свириденко мечтала быть с детства. Ее поколение так воспитывали – самое главное в жизни – приносить пользу людям. Школьнице Нине казалось, что самая хорошая профессия – врач-хирург.
После школы Нина поступила в Ивановский мединститут. 6 лет учебы – последний курс у студентов была субординатура – и Нина Георгиевна занималась исключительно хирургией. По распределению молодой специалист попала в ЦРБ Собинки. Сразу, как приехала, ей дали жилье, небольшую комнатку недалеко от больницы.
– Когда в первый день пришла на работу, меня встретил мой наставник (тогда наставничество было хорошо развито, не то, что сейчас), заслуженный врач Василий Сергеевич Норманский. Он познакомил меня с отделением.
Боевое крещение Нина Георгиевна прекрасно помнит. Она даже назвала фамилию своей первой пациентки. Молодого хирурга подняли с постели глубокой ночью и велели срочно прийти в больницу – работница текстильной фабрики попала рукой в станок. Нужно было делать ампутацию. Норманский просил Нину ассистировать.
В Собинке Нина Георгиевна проработала два года, а затем уехала в Саратов, где работала амбулаторным хирургом и онкологом. А еще раз в неделю бесплатно дежурила в стационаре, в хирургическом отделении, просто чтобы не терять навыков.

На уролога Нина Георгиевна
выучилась позже, когда, вернувшись из Саратова во Владимир, устроилась в хирургическое отделение ОКБ, которое тогда находилось в центре города.В областной больнице не было ни одного уролога. Всех больных направляли в БСП. И тогда главный врач Трухнов предложил Нине Георгиевне получить новую специализацию. Молодого врача долго агитировали, говорили, что она будет первая, у нее будет свое дело. Но девушка колебалась. Принять предложение "старших товарищей" она решила после одного впечатлившего ее эпизода.
– В хирургии у нас лежала женщина, которая каждую ночь жаловалась на почечные колики. Мы без конца кололи ей обезболивающие. В конце концов, нам это надоело, и мы пригласили для консультации уролога из Москвы. Приехал профессор Рябинский, осмотрел пациентку, сделал необходимые анализы и выдал заключение – урологического заболевания нет, больная притворяется. Женщина оказалась просто наркоманкой и водила нас за нос.
Нина Георгиевна вспоминает, что после учебы на уролога у нее было достаточно теоретических знаний, а вот оперировать она побаивалась, не хватало практики.
– Как уролог, я получила 14 коек на базе хирургического отделения ОКБ. Если больному нужна была операция, то я завотделением все рисовала, рассказывала, что и как нужно делать, а он оперировал. У него были "золотые" руки. Я ассистировала.
Позже в ОКБ открыли свое урологическое отделение, где работали 3 врача. Помещение было неудобным: располагалось в подвале больницы. Своих операционных не было. В отделениях хирургии и гинекологии им выделили по одному операционному дню в неделю.
– Операционные были на первом этаже, а мы – в подвальном, куда вела крутая лестница. Когда после операции больного несли в палату, было нелегко. Пациенты говорили: "Нина Георгиевна ходит на высоких каблуках, как бы она не оступилась на лестнице, не уронила носилки".
В новом здании ОКБ, в Загородном, куда переехала больница, на урологическое отделение выделили 70 коек. Установили рентгеновский аппарат. Нина Георгиевна стала ординатором, затем завотделением и главным урологом области.
– Мы делали очень много операций: камни, опухоли, аденома предстательной железы, пластика. До 1300 операций в год. Когда я была главным урологом области, был такой случай. В Александрове положили на операцию женщину. Ужасный разрыв мочевого пузыря внутри брюшины, и эти куски мочевого пузыря ушли в живот. Оперирующий врач никак не мог разобраться, что делать. Вызвали меня. Пока я ехала до Александрова – 50 минут, пациентка лежала под наркозом… Я и сейчас скучаю по операциям, но, как говорит моя дочь, мой поезд ушел.

Сегодня Нина Свириденко ра-
ботает на полставки, со всеми надбавками у нее выходит 2700 рублей в месяц. Она говорит с восторгом о профессии, но при этом горестно вздыхает:
– Безумно люблю свою урологию, у меня высшая категория, я отличник здравоохранения, заслуженный врач России, у меня медаль за трудовую доблесть.
При советской власти я получала персональную пенсию, была ветераном труда, а денег все равно нет. Мы трудимся почти на голом энтузиазме, нас так воспитали.
А вот нынешнее поколение врачей – совсем другое. Материальное вознаграждение стоит у них чуть ли не на первом месте, поэтому-то многие молодые доктора из государственных клиник уходят в частные. И это очень обидно, что установки сейчас изменились.

Анастасия ВРАНЦЕВА.
Фото автора.
г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике