Из жизни марионеток

Порой чувство вины заставляет делать ошибки, которые потом очень сложно исправить. Вика по-прежнему позволяет приемной дочери вить из себя веревки, боясь травмировать психику ребенка.

Порой чувство вины заставляет делать ошибки, которые потом очень сложно исправить. Вика по-прежнему позволяет приемной дочери вить из себя веревки, боясь травмировать психику ребенка.

Нельзя сказать, чтобы Вика была очень дружна с сестрой в детстве – все-таки разница в 11 лет. Она ходила в детский сад, а Настя уже вовсю гуляла с мальчиками.
Замуж старшая сестра вышла поздно – в тридцать два. Новоявленного родственника звали Саша и он легко вошел в их семью: и в Викино сердце.

Как же она пыталась скрыть это чувство, как ревновала Сашу к сестре! Он это заметил и стал играть с ней, как кошка с мышкой.
Когда Настя забеременела и легла в больницу на сохранение, Саша решил не терять времени зря, благо под рукой было существо, готовое на все. Страстно желаемое случилось, но радости Вике не принесло. Наоборот, она поняла, что Саша по-настоящему не любит ни ее, ни сестру. Было стыдно, она хотела порвать эту связь, но, пока Настя была в больнице, не находила сил.
Все вроде бы встало на свои места, когда родилась Лерочка. Отношения с Сашей словно испарились. Но Вика чувствовала себя виноватой, поэтому старалась помочь сестре чем могла: гуляла с племяшкой, оставалась с ней вечерами, чтобы Настя с Сашей ходили в театр. А потом случилась трагедия: сестра погибла, попав под машину. В день похорон Вика мысленно дала слово Насте, что никогда не оставит Лерочку, заменит ей мать. И слово сдержала.

Вика сразу поняла, что на помощь Саши рассчитывать не стоит – он был не из тех, кто готов жертвовать чем-то даже ради собственного ребенка. Так оно и оказалось: довольно скоро у Саши появилась женщина и он ушел к ней, забыв о дочке.
Но то, что Лера не должна чувствовать себя в чем-то обделенной, стало для Вики аксиомой. Лера ходила в лучший детский сад, затем в лучшую школу:. Вика была сотрудником банка – работа была нервной, отнимала много сил, но материально они не бедствовали. О себе она просто забыла. Сама не зная почему, Вика все время словно заглаживала вину перед Лерой:.
Когда одна из "сердобольных" бабушек во дворе сообщила девочке, что Вика ей не родная мать, та прибежала домой с испуганными, вопрошающими глазами. Вика решила не лгать. Лера сидела у нее на коленях, обняв ручонкой за шею, и причитала:
– Мамочка, только не бросай меня, не попадай под машину, как та, другая мама, ладно?

В тот миг Вика была готова достать ей с неба звезду. И она действительно старалась изо всех сил – у Леры первой появлялось все лучшее, дорогое. Уже в третьем классе ее ладошка сжимала мобильник, а на зимние каникулы они отправлялись не куда-нибудь, а в Лапландию, где олени Санта-Клауса катали их по заснеженной равнине.
Иногда Вика задумывалась о быстротекущей жизни, о том, что хочется видеть рядом сильного мужчину, хочется любви.: Но даже в этих мечтах Лера оставалась для нее самой главной.
Сейчас Вика понимает, что сама виновата в том, что племянница выросла эгоистичной и заносчивой. Лера словно заколдовала ее, взяла в плен и не хотела отпускать. Стоило ей чего-либо попросить – Вика тут же выполняла желание. И никогда не пыталась поставить Леру на место, разубедить в собственной исключительности.
Она уже училась в шестом классе, втихаря пользовалась косметикой, часами стояла перед зеркалом, любуясь собственным отражением. Помогать матери она и не думала, а Вике не хотелось обострять их отношения подобными просьбами.
Проблем у Леры со школой не было, училась она хорошо. Но девочки обходили их дом стороной, хотя Вика предпочла бы видеть племянницу, окруженную подругами. Лера и ко взрослым относилась с пренебрежением, замечая, что у химички нет вкуса, а математичка ходит с ужасной стрижкой:.
Вика понимала, что с девочкой происходит что-то нехорошее, но ничего не могла изменить: стоило Лере на какое-нибудь даже робкое замечание надуть губки, как волна жалости захлестывала Вику с головой и она отступала.

Жизнь текла без видимых перемен. Но постепенно Лера перестала заполнять до конца Викино сердце – в нем появился небольшой свободный уголок. А, как известно, свято место пусто не бывает.
В банк, где работала Вика, пришел новый начальник. Он сразу обратил на себя внимание женщин всего отдела. Анатолий был со всеми одинаково вежлив, корректен, но соблюдал дистанцию, не допускал фамильярности. Однако женское чутье подсказывало Вике, что между ними эта дистанция начинает сокращаться. Она знала, что он женат, у него растет дочка, но: ниточка уже протянулась и с каждым днем становилась все крепче.
Вика с Анатолием стали встречаться, соблюдая строжайшую конспирацию. Она не хотела, чтобы у него были неприятности. Так или иначе, думала Вика, время само все расставит по местам. Даже если не будет большего, она уже была счастлива и хотела, чтобы это состояние длилось как можно дольше.

Каждый день Толя находил для нее время, и если они не могли побыть вместе, просто провожал до дома. В тот вечер они тоже вошли в подъезд, вызвали лифт.
– Ты представить себе не можешь, как я благодарен судьбе, что ты есть, Викуша! – от нежного прикосновения его губ у Вики закружилась голова. Дверцы лифта открылись и они услышали голосок Лерочки:
– Здравствуйте, дядя Толя! Мама, вы к нам в гости?
– Да. А ты знаешь дядю Толю?
– Это же папа Аленки, ну помнишь, я тебе рассказывала, мы с ней сидим за одной партой:

Идти с ними пить чай Лера отказалась. Анатолию пришлось подняться в Викину квартиру. Какая уж тут конспирация! То, что Лера расскажет обо всем своей однокласснице, Вика даже не сомневалась:.
Когда Лера вернулась, она решила, не откладывая в долгий ящик, поговорить с ней.
– Ты понимаешь, девочка моя, лучше будет, если ты никому не расскажешь о том, что к нам приходил дядя Толя.
– Почему?
– Мы сослуживцы, но у него семья, и мама Алены может подумать что-нибудь не то. А на самом деле я просто пригласила его выпить чаю и обсудить рабочие дела:.
– И поэтому вы целовались у лифта? Если хочешь, чтобы об этом не узнала Алена, купи мне новые ролики!

С того момента Викина жизнь превратилась в ад. Она понимала, как ошибалась, столь безрассудно отдавая всю себя Лерочке. Вика стала в руках своей племянницы марионеткой, которую та безжалостно дергает за ниточки, а чуть что – пускает в ход слезы, заявляя, что ее хотят бросить. Шантажирует, требуя новые брюки, плеер, музыкальный центр.:
Лера все время настороже – часто звонит Вике на работу, и если та задерживается, закатывает истерики. Вика обожает свою племянницу и никак не может решиться объяснить Лере, что девочка может потерять ее любовь, если будет продолжать свою нечестную игру.

Яна ВЛАДИМИРСКАЯ.

Фото из архива редакции.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике