Фармацевтический бизнес – дело прибыльное. Особое место в нем – фальсифицированные лекарства. Сегодня научились подделывать препараты настолько точно, что не всякий специалист отличит оригинал от фальшивки. Каждый десятый фальсификат – опасен для здоровья.

При воспалении ушей – таблетки от кашля

На сей раз с лекарственной "липой" взялся бороться Росздравнадзор. Его глава Рамил Хабриев сообщил о тотальной проверке аптек и оптовых поставщиков лекарств. Завершится она к 1 ноября. Мы решили узнать у специалистов, как это отразится на владимирском рынке лекарств и какова реакция самих проверяемых на такое решение.
Управление Росздравнадзора по Владимирской области от комментариев отказалось – руководитель в отпуске. Но общую ситуацию с местными фальсификатами нам узнать удалось. По официальным данным, доля поддельных лекарственных препаратов на нашем рынке – от 8 до 12%. По России – 10%.
– Каких-то вопиющих случаев у нас в области не было, – говорит заведующая контрольно-аналитической лабораторией Неля Бугрова. – Но жалобы поступают. Например, к нам обратилась женщина по поводу фальсифицированного ампициллина. Она удивилась, как легко пьет это лекарство ее ребенок.
Дело в том, что настоящий ампициллин – с горьковатым привкусом, а тот, что она купила в аптеке, был сладким. Выяснилось, что в приобретенном препарате ампициллина вообще не было. Там содержался натрий-бензоат. Получилось так, что у ребенка болели уши, ему нужно было противовоспалительное, а лечили его лекарством от кашля, поскольку "натрий-бензоат" имеет именно такие показания.
К счастью, в большинстве случаев фальсифицированные лекарства не приносят вреда здоровью. Но не приносят и пользы. В итоге болезнь прогрессирует, а должного противодействия ей не оказывается.

Осторожно: кавинтон и но-шпа

Подделываются, в основном, те лекарства, которые пользуются наибольшим спросом. В нашем регионе ненастоящими часто оказываются такие препараты, как кавинтон и но-шпа. Недавно был изъят из продажи поддельный бисептол. В нем содержание действующего вещества было значительно ниже нормы.
– В нашей лаборатории представлена база данных из 17 тысяч наименований лекарственных препаратов, – говорит Неля Дмитриевна. – Мы все сверяем с документацией. Если активного вещества должно быть 0,5 г, а содержится только 0,1 г, то сразу понятно, что это не оригинал. Такое лекарство нужно снимать с реализации. Но письма Росздравнадзора с просьбой о проверке поступают к нам уже спустя 6-8 месяцев после того, как товар закупили аптеки. Поэтому чаще всего мы опаздываем и начинаем проверять товар тогда, когда вся партия уже продана.
К счастью, фальсификатов у нас не так много. При каких-либо подозрениях фирма-производитель не всегда подтверждает, что препарат фальсифицированный. Он может быть и настоящим, просто, к примеру, при выпуске могли произойти сбои, и упаковка вышла с незначительными несоответствиями. Такое лекарство аптеки продолжают реализовывать.

Сертификат не говорит о качестве

Иногда препараты, под которые часто "косят" нелегальщики, имеют специальные защитные знаки. Их вводят сами крупные фирмы-производители.
Но и здесь свои нюансы. Во-первых, для того, чтобы обнаружить знак, необходимо просмотреть его в ультрафиолете. А кто из потребителей обладает такой возможностью? Во-вторых, для защиты нужны немалые деньги. Эту роскошь могут позволить себе далеко не все производители. Ко всему прочему, это еще и увеличивает стоимость препарата. Поэтому защитные знаки встречаются на упаковках крайне редко.
Из потребителей разве что "хроники", которые наизусть знают вкус принимаемого лекарства и его консистенцию, могут определить подделку. Сегодняшние средства позволяют производить настолько совершенные фальсификаты, что порой только производитель может отличить их от оригинала. Как считают фармацевты, судя по точности копий "левые" лекарства производятся не в подвалах, а в крупных лабораториях, с применением дорогостоящего оборудования.
А аптеки имеют право реализовывать те препараты, на которые есть сертификаты. Тем, кто с ювелирной точностью подделывает дорогие лекарства известных фирм, "нарисовать" сертификат не составляет никакого труда.
– Как раз все фальсификаты имеют документы, отвечающие необходимым требованиям. Поэтому наличие сертификата не говорит о качестве препарата, – считает Неля Дмитриевна. – С другой стороны, и аптеки за это уже ответственность не несут, поскольку сертификат – единственный документ, который требуется им для реализации. К сожалению, многие аптеки закупают товар по принципу "где дешевле". А дешево хорошо не бывает. Аптеки при закупке товара должны ориентироваться на серьезных поставщиков.

Начинать с производителей

Сами аптеки не сильно обрадовались проверке. Понятно, что наибольшие трудности испытают мелкие фирмы, у которых действительно есть что скрывать. Что касается крупных предприятий, то их реакция такова.
– Пусть проверяют! Если такие проверки помогут выявить непрофессионально работающие аптечные киоски и пункты, это всем пойдет на пользу и, в первую очередь, потребителю, – признается генеральный директор ЗАО "Фармация" Фрунзенского района Владимира Владимир Прозор. – Но будет печально, если все эти меры сведутся к простой работе с документацией. У нас специалисты не могут отличить настоящие евродоллары от поддельных, что уж говорить о сертификатах.
Правильнее было бы проверять не аптеки, а усилить контроль на этапах производства лекарственных препаратов и их поступления в аптеки. Сегодня почти никак не отслеживается качество сырья, используемого для производства лекарств. Вот где нужно контролировать! А иначе получается, что Росздравнадзор признается: мы не можем справиться с производителями фальсификатов и пытаемся выявлять факты подделки лекарств в розничной сети. Но контрафакт эффективнее обнаруживать и устранять именно на стадии производства и поставки.
Подобного мнения придерживаются многие владимирские специалисты. И у них также есть большие сомнения, что идея г-на Хабриева улучшит ситуацию на рынке лекарств. Во-первых, вряд ли эти проверки станут регулярными (к слову, во Владимирском управлении Росздравнадзора работает всего 3 человека). Во-вторых, даже при условии лишения недобросовестного предприятия лицензии (по закону это "высшая мера наказания"), кто даст гарантию, что через пару месяцев нарушитель не получит новую лицензию, сменив свое название?
– Нужно не просто лишать лицензии, а создавать условия, чтобы производить фальсифицированные лекарства было экономически невыгодно, накладывать на нарушителей крупные денежные штрафы. Тогда им будет неповадно выпускать подделку, и ситуация изменится к лучшему, – считает Владимир Прозор.

Полина СТАДЗИНСКАЯ.
Фото Рудольфа НОВИКОВА.
г.Владимир.

ЦИФРА НОМЕРА
8-12% лекарств, продающихся в аптеках Владимирской области, – фальсифицированные.

ПОЛЬЗУЙСЯ!
Чтобы обезопасить себя от фальсифицированных лекарств, специалисты рекомендуют:
– покупать препараты в одной и той же аптеке, которой вы доверяете,
– желательно, чтобы это была именно аптека, а не аптечный киоск или отдел в магазине,
– в случае сомнений по поводу подлинности лекарства обращайтесь в контрольно-аналитическую лабораторию по тел.: 33-86-22.

Народный опрос "Призыва"
Вы боитесь "налететь" на поддельные лекарства?

Тамара Павловна, пенсионерка:
– Ой, очень боюсь. Сколько раз "феназепам" попадался поддельный, так как вообще никакого воздействия не оказывал. Поэтому стараюсь покупать лекарства только в государственных аптеках.

Оля, молодая мама:
– Да как-то никогда не задумывалась над этим. Покупаю там, где ближе. Для меня главный критерий – чтобы в аптеку можно было с коляской заехать.

Владимир, сотрудник УИН:
– Да нет, не боюсь. Во-первых, я всегда покупаю все самое дорогое, а цена – это показатель качества. Во-вторых, лекарства стараюсь приобретать в крупных аптеках.

Николай, механизатор:
– Боюсь. Я сам астматик, нахожусь на инвалидности. Поэтому лекарства приходится приобретать часто. Чтобы случайно не купить фальсификат, хожу только в аптеки, которые расположены в крупных больницах.

Опрашивала Полина СТАДЗИНСКАЯ.
Фото Рудольфа НОВИКОВА.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике