Мы продолжаем рассказ о конной кругосветке нашего земляка Петра Плонина. В прошлых номерах мы писали, как Плонин с друзьями-путешественниками на лошадях прошли всю Сибирь до острова Сахалин. Потом через Западную Европу, Атлантику они попали в США… Заключительный этап одиссеи – по Японии на велосипедах.

По 18 штатам с 50 долларами в кармане

Прилетев в Нью-Йорк, Петр Плонин и Николай Давидовский полгода жили в кибитке. Она стояла в Манхэттене, на берегу Гудзона, на стоянке для машин.
– Не было денег для покупки лошадей, прежних пришлось продать в Европе. Порой и есть нечего было. Нас принял передвижной цирк-шапито, – рассказывает Плонин.- Хозяин пообещал, что будет нас бесплатно кормить. Я ночью охранял цирк, а Коля работал Санта-Клаусом. В конце концов заняли денег, купили двух бельгийских тяжеловозов, Джейн и Энди. Тогда же подарили и трехмесячного Чипа, помесь австралийской овчарки и дикой собаки динго. 16 декабря 1994 года мы наконец выехали из Нью-Йорка.
Вот такой компанией и пропутешествовали они через 18 штатов. Было всякое. Американец из "Кадиллака" вылез с сигарой, вокруг повозки обошел, ухмыльнулся: "Работайте много. Денег заработайте. Телевизор, калорифер, холодильник купите, потом только езжайте". Потом обгоняет и кричит вслед: "Чтобы Америку проехать, 150000 долларов надо. С меньшим не пройти – сам пробовал". У них было около 50. Хватило…

Партнер Чака Норриса подковал лошадку

В Нью-Йорке их кот выручил. Гудзоном его прозвали. Шли они по Нью-Йорку, вдыхая запахи гамбургеров, с последними центами в кармане. Навстречу им кот – рыжий, ничейный. А за углом – бесплатная раздача кошачьего корма. Подружились они с этим котом и раза три завернули к раздаче. Попробовали консервы – съедобно, мясом пахнет. Гудзон с аппетитом уплетал, и для ездоков похлебка получилась наваристая.
Подкова отлетела у лошадей посреди шоссе. Кузни поблизости нет, лошадь хромает, машины тормозят, да помочь ничем не могут. Из одной такой, шикарной, вылез индеец. Высокий, статный, волосы в косичку заплетены, в годах. К тому времени Петр с Николаем английский уже неплохо понимали, стали объяснять. Оказалось, индеец сам кузнецом работал, пока Чак Норрис свою лошадь подковать не позвал, когда сериал про Уокера начинали снимать. Потом был приглашен Норрисом сыграть индейца, друга знаменитого рейнджера. До сих пор играет. Дом купил, из седла пересел в "Шевроле". Подковывал он лошадей Петра и Николая, и никак не мог поверить, что и по России они проехали на конной тяге.

Сенкевич упустил сюжет

В Сан-Франциско Сенкевича встретили. Очень огорчился знаменитый путешественник, что раньше не познакомился с ребятами, для передачи упустил отличный сюжет. Пожелал удачи и сфотографировался на память.
На каждой границе штата их встречали кортежем и веселой толпой -событие! Дарили пиво, не зная, что трезвенники едут, наклейки на кибитку норовили приклеить.
Русскими они себя окончательно почувствовали именно в Америке. Россию только там понимать стали.
Джейн, Энди и Чипа пришлось оставить в Калифорнии. Позади почти 8 тысяч километров через жару Миссисипи и Техаса, через заснеженные горы, безводье пустынь Аризоны и Калифорнии, населенных скорпионами и змеями… Чипу приходилось обмораживать и обжигать лапы, недоедать, а он все бежал и бежал за кибиткой. Верный друг, с которым пришлось расстаться… Лошадей оставили в Сан-Франциско. Кибитку отправили из Сиэтла океаном во Владивосток, там она до сих пор и находится.

Новый год на Фудзияме

Желание во что бы то ни стало довести экспедицию до конца привело наших земляков на конечном этапе кругосветки в Японию. Правда, лошадей заменили велосипеды. Впервые русские люди встречали Новый год на Фудзияме на высоте 2,5 тысячи метров.
– Это была награда за наши труды, – рассказывает Петр Плонин. – Гора, кстати, закрыта для туристов. Когда приехали в Японию, выпал снег – раз в 10 лет. В Японии мы были 3 месяца, страну пересекли с запада на восток и с севера на юг.

"Герои – наши жены"

На второй этап экспедиции (Европа, США, Япония) вместо намеченных полутора ушло более 3 лет. Общий путь – 20 500 километров, по времени – почти 5 лет. Плюс переход через два океана.
Все это время путешественники поддерживали связь с семьями. Писали, звонили. Но встретив наконец-то вернувшихся мужей, жены залились слезами. Это были слезы и радости, и горя. Их ждали, как ждут солдат с фронта. Написав пять лет назад в путевом блокноте "Мы будем ждать, сколько бы ни было", они сдержали слово. Когда кто-нибудь поспешит назвать Плонина и Давидовского героями, они тут же поправляют: "Герои – наши жены".

Наталья ШАПОШНИКОВА.
Фото из архива Петра ПЛОНИНА.

ДОСЛОВНО
Из дневников Петра Плонина и Николая Давидовского о встрече Нового, 1998 года на Фудзи-Сан, как ее уважительно называют японцы.

"25 декабря выехали из Токио в сторону Фудзи-Сан.

27 декабря в 12.50 начали подъем с нулевой отметки. Ах, как тяжелы эти первые километры. Отдыхали через каждые 15-20 минут. В 16 часов остановились на ночлег. Коля говорит, что высота около 400 метров.

28 декабря во время ужина, а мы ели турнепс с ростками пшеницы, к нам подошли дети лет пяти-шести с мамой. Дети немного понимали по-английски. И пытались поговорить с нами. Маме дали прочитать газету о нашем путешествии на японском языке. Через какое-то время они принесли пакет с угощениями: два яблока, два мандарина, восемь конфет и конверт с деньгами – три тысячи йен. Дай Бог здоровья этим добрым людям!

29 декабря долго и тяжко поднимались на перевал по дороге 138 в сторону белоснежной вершины Фудзи-Сан, скрытой густой облачностью. Часов в одиннадцать вечера начался дождь.

Утром 30 декабря около 9.00 отправились на штурм Фудзи-Сан. Дождь шел все время, пока поднимались. Ехать в гору было очень тяжело, мы шли, толкая велосипеды. С подъемом на высоту дождь сменился мокрым снегом, который постепенно покрыл всю местность.
Нам повезло. Нашли неподалеку навес с двумя узкими диванами, расположились на ночлег. Развели костер. Выше нас никакой растительности на склоне не было. Ниже росли чахлые сосны, еще ниже орешник, осина. На костре натопили снега и пили чай, только без заварки.

31 декабря встал в 7 часов. Мы восходили по южному склону Фудзи-Сан в кроссовках, обмотанных тканью от зонтиков, а потому дошли лишь до высоты, близкой к трем тысячам метров. Выше, по обледенелому крутому склону невозможно стало подниматься без "кошек" и ледоруба. Порывы ветра достигали такой силы, что сбивали с ног. Встречали Новый, 1998 год у костра, нарядив поставленную в снег ветку сосны. В 10 часов по токийскому времени отметили наступление Нового года на Камчатке, в Москве. Что-то из риса разогревали на костре и потом с утроенным аппетитом ели. Иллюминацией послужили сувенирные зажигалки, купленные в Токио. Они мигали разноцветными огоньками, украшая нашу новогоднюю японскую "елку"…

Первого января встал в 7 часов. Видел восход солнца. У японцев существует поверие, что чем раньше увидишь солнце в этот день, тем больше счастья будет в новом году… В половине второго дня начали спуск на велосипедах. И если поднимались с утра до ночи, то скатились всего за один час.

2 января на 88 километре от города в чьем-то саду цвела сакура. Сразу вспомнилась мне деревня Стенки возле города Кольчугина, родительский дом, утопающий в мае в вишневых сугробах. Но теперь-то было второе января – это даже по японским понятиям далеко не время для цветения сакуры. Произошло очередное чудо, по другому не назовешь…"

КСТАТИ
Картины и ролики

Во время стояния в Манхэттене Николаю Давидовскому приходит мысль пересекать Америку на роликовых коньках. В Нью-Йорке Николай начал учиться кататься на роликах, которые ему подарили вместе с переговорным устройством. Николай ехал и по снегу, и по камням, до самого Сан-Франциско. Пока Петр в кибитке очередной стих дописывал, Николай опережал его на коньках, дух переводил, доставал из-за спины картон и… рисовал. Когда с деньгами совсем туго стало, они решились в Сан-Франциско выставиться. Раскупали картины, еще просили.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике