Путешествие на лошадях через Сибирь по странам Западной Европы, пересечение Америки на роликовых коньках, по Японии на велосипедах, путешествие на великах по странам Азии и Австралии. И это еще не все, на что способен кольчугинец Петр Плонин. Вместе со своим постоянным спутником в путешествиях Николаем Давидовским он исколесил полмира. Больше десяти лет он хранит в памяти первое кругосветное путешествие.

В кибитке на Сахалин

В 1990 году Петр Плонин и его друг Николай Шабуров задумали повторить путь Антона Павловича Чехова. В апреле 1890 года Чехов сел на поезд, доехал до Ярославля, по Волге и Каме добрался до Перми, там пересел на лошадей и проехал на них до острова Сахалин. Вся дорога заняла у него два месяца.
Чтобы узнать, что за сто лет изменилось в России, надо было … тоже сесть на лошадей. Петр Плонин решил пройти на лошадях по чеховским местам, пересечь океан, Америку, опять океан, Западную Европу и вернуться домой. Так родилась идея конной кругосветки.
Когда Плонин и Шабуров поделились своими замыслами, в возможность такой экспедиции попросту не поверили. Даже отговаривали от затеи. Известный журналист Василий Песков назвал такое путешествие авантюрой. Говорил, что в сибирской тайге лошадей у искателей приключений отберут и съедят, а самих путешественников убьют. Время, мол, такое. "Возьмите лошадей и покатайтесь по своей губернии, поговорите со старушками. А чтобы по Америке на лошадях – так это невозможно."
– Скорее всего, нашей идее так и не удалось бы осуществиться, – рассказывает Петр Федорович, – если бы мы не познакомились с тогдашним губернатором Ивановской области Адольфом Лаптевым. На его предложение помочь нам откликнулись больше 30 предприятий.
Двух владимирских тяжеловозов, Почту и Лангусту, предоставил Гаврилово-Посадский конный завод. Кибитку изготовили на заводе автокранов. Губернатор снабдил путешественников письмами к главам администраций тех регионов России, через которые должен был пролегать путь. И вот 3 июня 1992 года, отъехав от стен Преображенского кафедрального собора и получив благословение Архиепископа Ивановского и Кинешемского Амвросия, экспедиция на Сахалин взяла старт.
– Власти городов, через которые пролегал наш путь, конечно, ждали нас, – говорит Петр, – вот только гораздо раньше, чем мы на самом деле приехали.
До Южно-Сахалинска путешественники добрались ровно через год.

Владимирские тяжеловозы не подвели

– Первые две недели в Сибири были сплошным кошмаром, – рассказывает Петр Федорович. – Лошади убегали не один раз. И только на Дальнем Востоке они наконец привыкли.
Еще до старта экспедиции коневоды Гаврилово-Посада в один голос уговаривали путешественников отказаться от владимирских тяжеловозов. На них, мол, вы не дойдете и до Нижнего Новгорода. Возьмите лучше простых крестьянских лошадок, они намного благополучнее перенесут переход. Но именитые тяжеловозы опрокинули бытовавшие представления о своей непригодности к дальним дорогам.

Бог в помощь

Свое первое кругосветное путешествие (также как и второе) они совершили без рубля собственных средств.
– Бог нам помогал. В экспедиции пришла абсолютная вера. Понимаете, у нас самая главная задача была – накормить лошадей. И настолько на небе была спланирована наша экспедиция, что помощь всегда приходила вовремя. Оказались мы в такой ситуации: Сибирь, зима, овес кончается, ближайшая деревня за 100 км, кругом снег, не проехать. Останавливается КамАЗ и водитель говорит: "Ребята, я вижу, вы с лошадьми, у меня есть мешок овса". Этого овса нам хватило, чтобы доехать до ближайшей деревни.
И так было не однажды. Было очень тяжело, но ни дня лошади не оставались голодными. Имея даже кучу денег, такого нельзя было спроектировать.
Одновременно с Плониным и Шабуровым один известный французский путешественник решил проехать на лошадях от Перми до Иркутска по маршруту героя романа Жюль Верна "Мишель Строгов". Доехать он смог только до Кунгура. С собой у него было все, вплоть до шоколадных блинчиков. Отъехали от Перми – на третий день у него украли лошадей. Милиция на вертолетах нашла их, вернула, но дальше уже он не пошел.
– Мы с ним встретились в Екатеринбурге, поговорили. Самонадеянно решив, что за лето доберется до Иркутска, он понял, что втягивается в зиму, и испугался. Русской зимой французы ой как напуганы! Пошутил: "Наполеон был дурак, Гитлер был дурак, я их умнее. Я вовремя понял, что Россия непобедима, и отказался путешествовать по России на лошадях".

"Что бы мы делали в Сибири без таких людей!"

За год они преодолели 12 000 километров, в том числе 8600 своим ходом. Такого длительного перехода на тяжеловозах никто еще за всю историю человечества не делал. Тем более, что семь месяцев кряду пришлось идти суровой сибирской зимой, когда морозы нередко доходили до 40 градусов. Переход был занесен в Книгу рекордов Гиннесса.
– Как вспомню, с каким трудом приходилось поднимать себя каждое утро и запрягать коней в окаменевшую упряжь, так и сейчас еще в дрожь бросает, – вспоминает Петр Федорович. – Ведь за все 219 ходовых дней (остальное время ушло на простои) у нас было всего 9 ночевок в стационарных условиях. Все другие – в поле, в лесу. Мы прятались от людей, ведь время какое было – грабили, убивали. И записи делал в кибитке: "Я у костра. Хочется спать. От хронического недосыпания в глаза словно песку насыпали. Но как заснешь, в голову лезут разные мысли. Вот ведь умудрились выехать без косы. И траву для дымокуров, а без них в тайге не отдохнешь и часа, приходилось резать ножом. Хорошо в деревне Мокроносово местный конюх Николай Михайлович подарил нам свою косу. Что бы мы делали без таких людей!
Около 9 часов вечера встали на ночлег у околицы одной из деревень. На счастье, встретили главу сельской администрации. Едва представился, тут же попросил наши паспорта. И пока изучал их, нам невольно подумалось: как изменилась Россия! Бывало, сначала накормят путника, напоят, а уж затем поинтересуются, кто такой и куда путь держит".

На Запад!

Но сложнее всего оказалась проблема взаимоотношений между путешественниками, их психологическая совместимость. Несмотря на то, что Петр Плонин и Николай Шабуров сызмальства слыли закадычными друзьями, длительная совместная жизнь в кочевых условиях выявила немало острых противоречий. Во втором этапе Шабуров не принял участия. А вот Николай Давидовский, с завистью следивший за первым этапом экспедиции земляков, сразу же согласился стать компаньоном Петра в новом походе, теперь уже на Запад.
Лошадей и кибитку Плонин и Шабуров оставляют на Сахалине в конном клубе и возвращаются в Иваново. Хотя логичнее было бы сразу через океан переправляться в США. Но у путешественников не было ни денег, ни загранпаспортов. Решено было уезжать оформлять загранпаспорта, искать новых спонсоров для второго этапа кругосветки – через Европу в Америку…

Наталья ШАПОШНИКОВА.
Фото из архива Петра Плонина.
Продолжение рассказа о путешествии – в следующем номере еженедельника.

СПРАВКА
Конная экспедиция состояла из трех этапов.
1 этап: Иваново – Владивосток – Сахалин с пересечением Сибири.
Начало 3 июня 1992 года.
Окончание 17 июня 1993 года.
Участники.
Лошади: Лангуста – кобыла 15 лет породы Владимирский тяжеловоз, запряженный в кибитку. Почта – кобыла 12 лет породы Владимирский тяжеловоз, запряженный в кибитку.
Собаки: Дружок, Гром, Байкал.
Люди: Петр Плонин – 41 год, горный инженер-геолог; Николай Шабуров – 41 год, инженер-геолог.
Маршрут.
Города: Иваново – Нижний Новгород – Вятка – Пермь – Екатеринбург – Курган – Омск – Новосибирск – Красноярск – Иркутск – Улан-Удэ – Белогорск – Благовещенск – Биробиджан – Хабаровск – Владивосток – Корсаков – Южно-Сахалинск.
Страны: Россия – Казахстан.
Время в пути: 1 год и две недели. Из них ходовых 219 дней.
Расстояние: 12 000 км. Из них: 8 600 км своим ходом, 2 300 км – по железной дороге, из-за бездорожья, 1 100 км – теплоходом.
Достижение занесено в книгу рекордов Гиннесса.
2-й этап: Европа и Северная Америка (США).
3-й этап: пересечение Японии на велосипедах.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике