Расскажите о великом прошлом страны людям, близкие которых были погублены ради этого величия по воле собственного государства. Репрессированы в нашем "народном" государстве были миллионы. Здесь – судьба всего лишь одной владимирской семьи…

Как будто вчера

Анне Михайловне Махаевой 74 года. События 1937 года она и сегодня не может вспоминать без слез, хотя в то время ей было всего 5 лет.
С тех пор много воды утекло, и для многих те события превратились в дела давно минувших дней. Но не для Анны Михайловны. Вспоминая историю своей жизни, она возвращается на 70 лет назад, заново переживая страшные годы.
От репрессий пострадали несколько членов ее большой семьи. Самый близкий из них – отец, Михаил Тужилкин. В 1934 году семью Тужилкиных выслали из Москвы в Хабаровск. Там отец Анны Михайловны занимал должность окружного прокурора, но недолго:
– Я была совсем маленькой, но арест папы помню очень хорошо. Ночью к нам в дом ворвалось много народу. Его арестовали и быстро увезли. Больше мы его не видели.
Эта страшная картина много раз описывалась в книгах и фильмах. Так же все было и в жизни.
С тетей Нюрой, папиной сестрой, обошлись еще жестче. Ее с мужем арестовали, судили (если это можно назвать судом) и расстреляли за один день.
С мужем и сыновьями другой тетки поступили так же. Пережить это она не смогла и скоро сошла с ума. Что еще к этому можно добавить?
Михаила Тужилкина арестовали по обвинению в контрреволюционной троцкистской деятельности. Такая формулировка штамповалась в личные дела миллионов людей, а впоследствии загоняла их в гроб.
После ареста отца всю семью Тужилкиных выслали под Калугу, где их и застала война.
– Поначалу я была очень "забитой" девчонкой, – дрожащим голосом рассказывает Анна Махаева. – Сестра моей мамы, тетя Шура, без конца шипела мне в спину: "Ты знаешь, кто ты? Ты дочь врага народа!"
Спустя несколько лет другая тетка сказала: "Девочка моя, запомни – твой отец был кристально чистой души человек". Самое страшное, что таких чистейших душ были миллионы загублены:

Не жили, а мучились:

Только взрослой Анна Михайловна стала досконально изучать историю и анализировать страшные события из жизни своей семьи.
Когда в стране начали реабилитировать людей, она стала писать в Хабаровск.
– Спасибо, что люди там оказались отзывчивые. Рассказали об отце то, что было им известно. Оказалось, что он был сослан на Колыму, где не пробыл и года.
В справке говорилось, что Михаил Тужилкин умер в 1938 году от голода и истощения организма, там же было перечислено несколько болезней. Но я в это не верю – его, естественно, расстреляли. К справке была приложена ксерокопия папиной фотографии, предсмертной: Папе было всего 36 лет.
Анна Михайловна говорит, что счастливую жизнь она увидела, только когда вышла замуж. До этого не жила, а только мучилась.
Михаил Тужилкин был реабилитирован в 1962 году. В справке о реабилитации написано, что дело было закрыто за отсутствием состава преступления – такая формулировка встречается в тысячах таких же справок.
– Как можно относиться к реабилитации, когда по тебе проехало это дикое колесо истории? Бесспорно, реабилитация – важнейшее дело. Она распрямила людям спину, сгорбленную штампом врага народа. Но время вспять не прокрутишь и загубленные жизни не вернешь.

Государство про нас забывает

Раньше Анна Михайловна имела статус пострадавшей от политических репрессий. После принятия соответствующего закона как малолетняя дочь репрессированного сама получила статус репрессированной.
– В свое время этот статус давал право на льготы, и их было немало – бесплатно лечили зубы, получали льготные лекарства, бесплатно ездили на пригородных электричках и прочее. Сейчас же государство почти все у нас отобрало, – сетует Анна Михайловна. – Осталась только одна льгота – квартплата за 50%, и то не на всех членов семьи, как это было раньше. И добавка к пенсии в 300 с лишним рублей. Забывать стали, наверное, власти о том, что было такое время – время репрессий.
Внукам своим Анна Михайловна много раз рассказывала про деда и про то время. Только, говорит она, не больно-то они этими рассказами интересуются.
Во Владимире сегодня живет более 1000 человек, имеющих статус реабилитированных и пострадавших от политических репрессий. Их интересы защищает историко-просветительское, благотворительное и правозащитное общество "Мемориал", куда входит несколько десятков человек.
– Мы, как можем, пытаемся восстанавливать права репрессированных, – объясняет председатель Владимирского отделения общества "Мемориал" Тамара Соколова. – Собираем сведения о репрессированных, формируем базу данных. Планируем выпуск Книги памяти. Жаль только, что все меньше людей у нас остаются способными на эту деятельность. Вся жизнь общества "Мемориал" держится на работе от силы десяти активистов.
В День памяти жертв политических репрессий 30 октября в соборе Рождественского монастыря пройдет панихида. Около мемориального знака безвинно убиенным, находящегося на территории монастыря, в 11.00 соберутся люди, для которых события 30-х годов никогда не превратятся в дела давно минувших дней:.

Евгения ЦВЕТКОВА.
Фото из архива редакции.
г.Владимир.

ЦИФРА НОМЕРА
1000 людей, пострадавших от репрессий, живет сейчас во Владимире.

народный опрос "призыва"
Что вы знаете о репрессиях 30-50-х годов?

Валентин Викторович, токарь:
– У меня был дальний родственник, которого репрессировали. Пока он сидел в тюрьме, его жена вышла замуж за другого. Он узнал об измене жены и быстро умер. Вот такая история.

Женя, ученик 9 класса:
– Насколько я помню, немцы уничтожали евреев. И вообще фашистская Германия хотела искоренить все нации. По-моему, все, больше никто никого не репрессировал.

Надежда, продавец:
– Людей, наверное, преследовали?

Елена, безработная:
– Я слышала о "деле врачей" и о том, что многие отбывали сроки в концлагерях. Правильно?

Опрашивал Виктор АЛЕХИН. Фото Рудольфа НОВИКОВА. г.Владимир.

Герои нашего "Народного опроса" могут приобрести
на память выпуски газеты со своими фото и мнениями, заказав нужное количество экземпляров по телефону (0922) 32-08-34.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике