Раньше служил государству. Теперь Христу

Со священником Сергием Чернышевым, клириком Ново-Алексеевского мужского монастыря, я познакомился в День призывника в актовом зале Центральных офицерских курсов. Священник Сергий напутствовал призывников области на службу в Вооруженных Силах.

Отец Сергий когда-то был Сергеем Чернышевым. Родился во Владимире, закончил 8 классов Юрьевецкой средней школы, и сразу после этого поступил в Московское суворовское училище.

Дальше было высшее военное Рязанское воздушно-десантное училище. Лейтенантская служба проходила в Литве, в воздушно-десантных частях. Но всего лишь через год службы Сергей поступил в духовную семинарию.

В 90-х годах проблем с увольнением из армии никаких не возникало, и он ушел безболезненно. Но почему вдруг такой резкий поворот судьбы?

– Переориентация произошла, скорее всего, из-за того, что я всегда интересовался российской историей, культурой, которые неразрывно связаны с православием и его историческими корнями, – рассказал отец Сергий.

В роду Чернышевых никогда не было священнослужителей. Два его деда и вовсе были кадровыми офицерами армии, прошли с боями всю Великую Отечественную и закончили ее на Дальнем Востоке, в боях с Японией. А отец Сергея – бывший кадровый сотрудник милиции.

Отец Сергий считает, впрочем, что он с армией не порвал. Просто служит несколько иначе:

– В Епархии существуют несколько различных отделов, в том числе – и военный. Я – настоятель воинского храма – часовни при областном сборном пункте военкомата. Занимаюсь духовным окормлением военнослужащих и призывников.

Недавно отец Сергий вернулся из командировки в Чечню, где был вместе с Владимирским отрядом ОМОНа. Это была уже его четвертая командировка. Священник рассказывает:

– Бойцы отряда меня считают своим штатным воином. У нас сложились не только служебные, но и дружественные отношения. Возвращаясь домой, мы тоже часто встречаемся.

За время моих командировок в Чечню потерь в отряде не было. Хотя раньше бывали и убитые, и раненые. Но сие от меня не зависимо, все в руках Божьих.

О том, как ведут себя в экстремальной обстановке его друзья и он сам, отец Сергий, рассказывает довольно просто:

– Сам я не курящий. И никогда не курил. На войне тоже не тянет к курению. А вот спиртное в допустимой мере можно себе позволить, даже иногда бывает необходимо. Грехом это не считаю.

Бывают условия, когда человек раскрывается или в плохую, или в хорошую сторону. Плохая сторона часто бывает закрыта. Когда воин находится в боевых условиях и в это время наступил Великий пост, для военнослужащих есть послабления. Особенно – когда они находятся в районе боевых действий. Все, что дают солдату на довольствие, он должен потреблять в пищу. Это не грех. Грех не в том, что в уста, а грех в том, что из уст.

О том, что ушел из армии, отец Сергий не жалеет. Раньше служил во имя государства, теперь – во имя Христа:

– Наша Российская армия – это мышцы на теле государства, а вера – дух, который должен животвориться от физической силы. Так всегда и было в российской истории, были военные священники в армии, которые проявили себя в русско-турецкую, русско-японскую и первую мировую войны.

В этом направлении сейчас идет возрождение, я уже являюсь военным священником не юридически, а практически.

В Чечне, например, чувствуешь себя ближе к Богу. Быстрей происходит переоценка ценностей. В мирной жизни кажется, что жить будешь вечно, на войне погибнуть можешь в любую минуту. Поэтому быстрей приходишь к Богу. Кто-то хочет покаяться, кто-то просто поговорить, чтобы поддержали или окрестили. Поддержка воинов на церковном языке и называется духовным окормлением. Воины платят мне своим дружеским отношением.

Подготовил Владимир СОПУНОВ.

г.Владимир.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике