Время собирать камни

На Ковровской земле живут сотни интересных, увлеченных людей. Коллекционируют значки и кактусы, старинные открытки и оружие, даже мотоциклы. А вот Андрей Владимирович Лобанов из Мелехова более 20 лет собирает камни, точнее – самоцветы.

Андрей Владимирович приехал в Мелехово из Североуральска, где более 30 лет отработал в шахте горным техником. Начинал рядовым забойщиком, а ушел на заслуженный отдых начальником участка шахты, добывающей боксит. Сейчас – оператор газовой котельной на железной дороге.

Именно в Североуральске Лобанов впервые увидел у знакомого красивый камень и решил собрать коллекцию самоцветов. А возможность была – имел доступ на все шахты, спускался на глубину в километр (интересно, что с каждой сотней метров температура воздуха повышается на градус). Именно там находил самые красивые известняки, на которых словно "застыла" вся история земной коры.

Но основную часть коллекции Андрей Владимирович нашел в тайге, на берегах ручьев и рек, когда ходил с супругой по ягоды. Соберут несколько ведер брусники, а потом ищут самоцветы. Особенно легко их находить после дождя. Но и угадать нужно, как распилить камушек, чтобы спил получился необычным.

Коллекция Лобанова насчитывает более 400 экспонатов. Минералы расположены по разделам: известняки, кварцы, кальциты, камни, найденные в Ковровском районе, агаты, горный хрусталь, лазуриты, кварцы (от розового до кроваво-красного), чароит (добывается только на станции Чара), "шайтанский" агат (с речки Шайтанка)… Все и не перечислить. Спилы камней напоминают летающие тарелки, березовые рощи, природу… "Картины Репина", – улыбается коллекционер.

Словно золотой россыпью покрыты пириты и халькопириты (из них делают серную кислоту). Привлекают внимание уральский нефрит, розовый родонит, "металлический" пирит.

Многие камни он не только распиливал и полировал, но и пробовал выточить рюмочки, пепельницы, подсвечники, кольца и многое другое, на что уходили месяцы кропотливой работы. Похвалился бывший шахтер коллекцией из 20 каменных яиц необыкновенной красоты. Выполнил их из розового мрамора, глины, песчаника, боксита, серпентинита.

Есть и очень редкий минерал – пьезокварц. Чистейший, словно слеза, без малейших примесей, изготавливают из него иллюминаторы для космических аппаратов. Выдерживает высокие температуры, не нагревается, не меняет состав и поэтому не искажает изображение.

Дополняют коллекцию энциклопедии по минералам и редкие сувенирные книги о самоцветах.

Андрей Владимирович заинтересовал своим увлечением не только семью (даже внучка приносит красивые камешки), но и мелеховских школьников. В комнатку, где размещена коллекция, приходили по 20-25 человек. Самое подходящее место для уникального собрания – музей, да построить бы экспозицию так, чтобы камни освещались. 43 камня несколько лет назад Лобанов подарил Мелеховской школе, но что-то о них ничего не слышно…

– Андрей Владимирович, верите ли вы в целебные свойства камней?

– Конечно. Мой камень – топаз, по химическому составу и удельному весу схож с горным хрусталем, поэтому в кармане всегда ношу кусочек хрусталя.

Самые уникальные экземпляры – кальциты в виде огромных "ежей". Они интересны формой кристаллов: есть "ласточкин хвост", треугольнички, многогранники.

Последние находки – из мелеховского карьера. Интересны застывшие в камне миллионы лет назад ракушка и след от морской губки. Знакомые, зная об увлечении Лобанова, подарили ему цветной известняк.

А однажды он, словно бажовский Данила-мастер, "вырастил" свой "каменный цветок": сделал композицию из камней и нароста с березы, прикрепил засохшую стрекозу.

Когда мы прощались, 67-летний Андрей Владимирович удивил нас дважды. Во-первых, вышел проводить нас на крыльцо, покрытое снегом, босиком (оказывается, он – "морж" со стажем). А во-вторых, подарил выращенный в горшке… цветущий ландыш! Не первый год дарит он такие же жене и дочери к 8 Марта. Но это уже другая история…

Елена МАЛКОВА.

г. Ковров.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике