Фронтовая судьба танкиста

Обращение "Призыва" к читателям поделиться с газетой воспоминаниями о войне побудило откликнуться осевшими в памяти событиями тех грозных лет.

Фронтовая судьба танкиста

Обращение "Призыва" к читателям поделиться с газетой воспоминаниями о войне (N 20 от 3 февраля) побудило откликнуться осевшими в памяти событиями тех грозных лет.

Когда началась война, было мне 6 лет. Детская память цепкая. 1941 год, лето. Страшно становилось с наступлением летних ночей. Южнее деревни, над шоссе Москва-Уфа, в небе начинали надрывно гудеть немецкие самолеты-бомбардировщики.

Страшный вой моторов. Свет в избах гасился, все выходили на улицу. Как только гул вражеских самолетов стихал, восточный ночной горизонт вспыхивал краснотой от взрывов снарядов зениток, бивших по врагу, защищая Горький от бомбежек, его промышленные объекты. Полеты вражеских самолетов продолжались до глубокой осени, пока не отогнали фашистов от Москвы.

А еще все боялись деревенские почтальоншу. Каждое ее приближение к избе вызывало оцепенение: неужто похоронка? Потом все же условились, и почтальонша перед окнами заранее стала махать рукой: мол, только газета или письмо.

А похоронки в деревню шли, и наша изба не была исключением. В конце сентября 1941 года похоронка пришла на мужа моей родной сестры, Аранского Василия Николаевича (1916 г.р.), колхозного шофера, на войне – танкиста. Извещалось, что геройски погиб он в боях под городом Елец Липецкой области. Сестра с двумя малыми дочками в 23 года стала вдовой.

Горе потихоньку убавилось. А тут еще почтальонша снова к избе спешит, руками размахивает. Из потертой сумки достает "треуголку" – письмо от Василия! Руки сестры дрожат, в слезах читает – жив, в госпитале. Был контужен, пехотинцы спасли, вытащив бессознательного из горящего танка…

– Какая ты счастливая, Вера, – говорили моей сестре деревенские. Сестра, действительно, преобразилась, стала еще энергичнее работать в колхозе. И все было бы хорошо, если бы не ожесточенные бои под Вязьмой в 42-м. Вторая похоронка на мужа в наш дом пришла. Те же ее строчки "геройски погиб смертью храбрых…"

Опять женские безутешные слезы… И казалось, точка поставлена, но судьба распорядилась по-своему. Где-то через месяц от Василия из госпиталя приходит письмо. Опять чудом остался жив. После излечения раненого танкиста оставили при полевом госпитале шофером санитарной машины.

Регулярно приходили от него письма. Шел 43-й год. В августе почтальонша приносит конверт с незнакомым канцелярским почерком. Писал командир полевого госпиталя, сообщив жене о смерти мужа, отдавшего кровь при спасении раненого командира высокого ранга. Выражались слова глубочайшей признательности за героический подвиг, что похоронен муж со всеми воинскими почестями, как герой…

В четвертом томе "Книги Памяти" Владимирской области (1995 года издания), посвященном городу Вязники и Вязниковскому району, читаем: "Аранский Василий Николаевич, род. 1916, д.Налескино. Призван в армию в 1941. Рядовой. Погиб в бою, июль 1943. Похоронен на хуторе Еланчик Донецкой области".

Чуть выше, по алфавиту – Аранский Александр Николаевич, род. 1918…

Это родной брат Василия. В армию он был призван также в 1941-м с 4-го курса Ивановского медицинского института. Без вести пропал в 1941 году. У них были еще два брата: Николай (1910 г.р.), военный летчик, после войны – полковник, командир Серпуховского авиаполка, и Иван (1913 г.р.), учитель истории, участник Великой Отечественной.

Три сестры: Вера Николаевна (1912 г.р.) – врач, Таисия Николаевна (1915 г.р.) – учительница и Мария Николаевна (1924 г.р.), агроном, поднимавший целину в Омской области.

В живых уже нет никого. И еще. Все они – дети священника отца Николая (в миру – Николая Ивановича Аранского), в 1930 году Станковским сельсоветом раскулаченного по III-й группе и лишенного избирательных прав.

Н.ПОМЕРАНЦЕВ.

округ Вязники.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике