Наследники

В деревню Скалово Селивановского района мы приехали по письмам Александра Николаевича Фадеева. Было в них какое-то подкупающее бескорыстие. Нас пригласили в семью, где восемь сыновей. Мама их тоже Фадеева. Альбина Михайловна.

Военная косточка

– Однофамильцы они, наш автор и его героиня, – подумали мы. Нередко полдеревни носит одну фамилию. Но жилье Альбины Михайловны и Александра Николаевича оказалось одним и тем же кирпичным домом у леса. Они – муж и жена.

Из писем Александра Николаевича было видно – крестьяне пытаются снять тяжелое ярмо сельского труда с детей. Фадеевы – не исключение. После того, как один сын прошел Чечню и второй сын пошел служить в военную охрану. А самого младшего, 12-летнего Егорку, отправили учиться в кадетский корпус в Радужный.

Альбина Михайловна о военной судьбе сына Андрея рассказывает неохотно: не хочется ворошить пережитое. Ничего хорошего в службе в горячей точке они не увидели. Первые же фото, которые пришли с войны, лишили родителей сна и покоя. На снимках, где был Андрей с сослуживцами, лежал отпечаток нетрезвости.

Со спиртным в семье Фадеевых всегда было строго. Александр Николаевич последнюю рюмку отставил в молодости, вняв просьбам жены. Еще он тогда курил дорогие сигареты. Супруга, когда детишек стало несколько, попеняла ему однажды, что расточительство им не по карману.

– Все, больше не закурю, – сказал Александр. Слово свое он сдержал.

Лошади

Альбина Михайловна гордится сильным характером супруга. Вспоминает, что таким его и молодым знала. Когда Саша поступил учиться на ветеринара в сельхозтехникум во Владимире, то поехал в кепке с большим козырьком. Однокурсники дергали за козырек, натягивали кепку на уши деревенского тихони.

– Больше такого не будет, – решил Саша и пошел записываться в спортивные секции. Стал вскоре разрядником сразу по нескольким видам единоборств, мог постоять не только за себя, но и за других ребят курса.

Характером в отца вышел Коля. И силу тренировками накачал, и жалость к слабым питает, и братьев меньших любит и балует.

Однажды перестала существовать в деревне Скалово животноводческая ферма. Ушло стадо на центральную усадьбу. Остались без помещения две лошади, о которых в те дни забыли руководители.

Спас Волгу и Звездочку Колька. Привел к себе. Кормил, поил, ухаживал, прогуливал. Нашли потом в деревне с отцом они свободный теплый сарай, поставили туда Волгу. А Звездочка осталась на подворье Фадеевых.

– Вот сейчас Коля приедет из школы, – рассказывает Альбина Михайловна, – и сразу отправится к лошадям. Часа через два от них оторвется, не раньше. Накормить надо их, напоить, в стойлах почистить, на свежий воздух вывести. А еще ему надо сбрую чинить, поскольку никто ничего не покупает.

Сюда даже бульдозер не ездит

Брошенные лошади – деталь скуднеющей деревни. Заколоченные избы тут и там. К ним нет даже тропки. Живут в этих домах только дачники и только летом. На здании с вывеской "Магазин" висит замок. Местный товарооборот скатился до частной автолавки по нескольку раз в неделю. Машина останавливается там, где кончается расчищенная трасса. К самой деревне бульдозер давно дорогу не чистит.

Прямо у леса, на окраине, стоит памятник погибшим в годы Великой Отечественной. Обычно же памятник ставят в центре.

– А у нас тут и был центр, – пояснила Альбина Михайловна. – Тут и клуб стоял, и председателева изба. За нашим коттеджем предполагалось еще дома поставить. Только теперь этого уже никому не надо. Ферму нарушили, работы нет. Молодежь в города подалась.

– Но в деревню вашу идет прекрасная дорога.

– Так ведь мы тут еще живем. Есть и пять учеников, которых надо доставить в школу и обратно. К тому же, по дороге лес вывозят. Никогда так много его в наших местах не пилили. Приезжают за ним все чужие люди, больше с южным акцентом.

– А дачники тоже чужие?

– Нет, они нам ближе. Люди они, как правило, именитые – столичные ученые. Когда в Москве с Андреем беда случилась, они мне очень помогли. Благодаря им мы быстро нашли комендатуру, которая задержала Андрея с другом.

Дачники спасли

– А что с ними произошло?

– Они уже домой ехали. Не знали, что информацию о них уже бандиты получили. Мол, едут солдаты с Чечни с деньгами. Кто-то номер поезда и вагона сообщил. Ребята оказались "в гостях" у москвичей. Но ребята ехали без "боевых", деньги им задержали. Кончилось тем, что хозяин обвинил солдат, что они проникли в чужую квартиру. Вот их и задержали.

Авторитетные дачники навели справки. Оказалось, этот хозяин нигде не работает, промышляет на солдатиках давно. Это позволило высвободить ребят из беды. Потом уже после второй "ходки" на Кавказ было еще приключение.

– Они там все отравлены войной. Чувствуют себя всемогущими. У них в руках оружие, оно – власть. Андрей все время твердил: "Я должен туда вернуться. Я там нужен", – и однажды уехал. Мы его ждали еще год.

Как-то вернулся он из второй Чечни, отдыхал. Но поссорились две компании, когда купались на Колпи. Началась драка. Наш изрядно избитым вернулся, но и тем досталось.

Потом к нам приехали люди. Стали деньги требовать. Обещали о побоях не заявлять. Мы и отдали весь заработок Андрея за ту чеченскую войну. Теперь он во Владимире охранником работает, мыкается с женой по чужим квартирам.

Наследник

– Кто же будет продолжать крестьянский род ваш?

– А зачем его продолжать? Работа тяжелая, а платят гроши. Вы по письму Александра Николаевича приехали, а где он? Ночью вызвали на ферму: отелы пошли. Вернется поздно, а ночью опять могут за ним приехать. А платят сколько? Когда деньги приносит, просит, чтобы не при детях брала. Стыдно ему перед сыновьями.

Мы показали ей письма в редакцию "Призыва", которые писал муж. Все в них верно. И про тучные стада в Скалове: два стада выпускала деревня да два – ферма. Теперь на всю округу три буренки, одна – у нее. В Иванино, Сенькове, Денисове – ни одной коровки.

Прежде семья Фадеевых считалась социально незащищенной. Много в ней было маленьких детей. Им и масло, и колбасу выделяли. Товары дефицитные вне очереди. О том времени Александр Николаевич сказал пышно – "звенело материнство медью".

Сегодня настроение в семье сменилось. Самое мучительное -собирать деньги на платное образование: высшее для одного сына, среднее – для другого, а также за кадета Егорку. А тут с января грозят бесплатный проезд до школы отменить и бесплатные обеды для двоих учеников Фадеевых. Да Николай собирается на ветеринара учиться. Чувствуют Фадеевы, что им не потянуть.

Обида берет Александра Николаевича: 40 лет верой и правдой служил он стране, а не собрал на черный день никакого припаса. Как же концы с концами свести?

А вот и кульминация писем в редакцию: "В дом Фадеевых пришла беда: один из сыновей решил стать ветеринаром, продолжив тем дело отца, деда, прадеда и прапрадеда. Родители категорически против. Что им делать?"

Ответа у нас нет и быть не может. Его знает только один человек – сам Коля.

– Твердо решил? – спросили мы паренька.

– Твердо.

– А грязь, а безденежье, а то, что невест тут не осталось?

– Ну и что? – отрезал Коля.

Своими письмами Александр Николаевич хотел с помощью редакции отговорить сына от неблагодарной профессии.

А мы можем только поздравить отца, если сын его собрался стать ветеринаром в пятом поколении. Не зря вы жили и работали, Альбина Михайловна и Александр Николаевич.

Светлана АЛЕКСАНДРОВА.

Селивановский район.

Нашли опечатку? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter. Система Orphus

Размещено в рубрике